Лилия Резникова: «От обстрела отца спас портсигар в кармане на груди»

Психиатр с полувековым стажем рассказала внуку Андрею, генеральному продюсеру радио «Рекорд», истории военного времени.
Лилия Резникова: «От обстрела отца спас портсигар в кармане на груди»

Бабушка, ты родилась в Ленинграде?

Я родилась в городе Клинцы, тогда Гомельской губернии РСФСР. Мама работала фармацевтом, папа заведовал хозяйством в школе. Когда мне был год, наша семья переехала в Троицк Челябинской области, еще через десять лет мы перебрались в Ленинград. Отец устроился завхозом в гимназию на Восстания, 8, нашей семье выделили квартиру в здании этой школы. У отца здесь было много родственников, которые постоянно приходили к нам в гости. Я была этим недовольна, потому что перестала видеть маму, которая бесконечно стояла у плиты и готовила угощение.

Ты помнишь день, когда началась война?

Конечно, он врезался в мою память навсегда. Меня удивило, что накануне очень много самолетов летало над городом. И 22июня в полдень по радио сообщили, что нашу страну без объявления войны начала бомбить немецкая армия. То был солнечный воскресный день, мы с отцом вышли на Невский проспект, а там толпы людей ходили в каком-то, как мне казалось, торжественном настроении, ленинградцы были возбуждены. Вокруг все пели духоподъемные песни «От фашистской орды мы себя защитим, мы готовились к бою недаром, и на вражьей земле мы врага разгромим беспощадным, могучим ударом!». Речь, с которой Сталин обратился к народу, законченная словами «Вперед, за нашу победу!», мощно укрепила патриотизм. Наверное, поэтому мне казалось, что пройдет два-три месяца и мы выиграем войну. Но потом чувство тревоги постоянно возрастало. Я наблюдала из окна дома, как во двор нашей гимназии одна за другой подъезжали машины, чтобы забрать школьников в эвакуацию. Нередко раздавались крики, мольбы и причитания — так матери прощались со своими детьми, которых увозили от них неизвестно куда.

Ты же не осталась в блокадном городе?

Довольно скоро мы с мамой собрались в эвакуацию. Решили поехать в Троицк, к ее матери. Мы с толпой ворвались в вагон, боролись в панике, чтобы занять хоть какую-нибудь полку. Ехали очень долго: поезда шли перегруженные, нам постоянно перекрывали пути, потому что составы с солдатами направлялись на фронт.

Комментарии
Комментарии