Тайны масона Баженова

О гении из народа, создавшем самое красивое здание Москвы.
Тайны масона Баженова

МОСЛЕНТА продолжает рассказ о зодчих, благодаря которым наш город обрел свой неповторимый облик. Сегодня речь пойдет о гениальном художнике, коренном москвиче Василии Ивановиче Баженове — создателе самого красивого дома столицы, одного из символов нашего города, знаменитого Дома Пашкова.

История архитектуры часто несправедлива к людям, ее творящим. Порой великолепные здания доходят до нас, имена же их создателей теряются в веках. А иногда в людской памяти остаются имена зодчих, а плоды их деяний уходят в Лету. А еще бывает так, что здания ассоциируются у нас не с именами их создателей, а с совершенно другими людьми, порой совсем не соответствующими их масштабу. Такова судьба одного из архитектурных шедевров нашего города, известного как Дом Пашкова — возможно, самого красивого и гармоничного здания Москвы. Оно увековечило имя торговца водкой, чудака-миллионера Петра Пашкова, хотя по справедливости должно было прославить другого человека — гениального архитектора Василия Ивановича Баженова.

О роли водки в градостроительстве

Род Пашковых известен со времен Ивана Грозного, при первых Романовых его представители выбились в воеводы. Егор Иванович был денщиком при молодом Петре Первом, к Полтавской баталии стал капитаном гвардии, потом был прокурором Военной коллегии, а к старости получил назначение на должность астраханского губернатора. Прославился тем, что участвовал во многих расследованиях, связанных с казнокрадством, и упек в Сибирь немало вороватых бояр и чиновников. Заодно разжился конфискованным имуществом, что в те времена было делом законным.

Сын его Петр Егорович с детства был записан в гвардию, но дальше капитан-поручика Семеновского полка по службе не продвинулся. Зато он поднаторел в том, что тогда именовалось откупами: в стране была монополия на водку (что давало до 40 процентов бюджета), а он выкупал у казны за фиксированную плату право производства и продажи зелья. При правильном ведении торгового и кабацкого бизнеса выгода получалась огромной. Пашков стал миллионером. Но вот беда: уважения в высшем обществе подобные занятия не приносили, скорее, наоборот. Самолюбие Пашкова было уязвлено, и он решил ответить в духе, вполне логичном для людей его типа: построить роскошный дворец, который затмит всех «аристократов духа».

Комментарии
Комментарии