9 евреев, переживших Холокост и ставших знаменитыми

27 января во многих странах отмечают Международный день памяти жертв Холокоста.
9 евреев, переживших Холокост и ставших знаменитыми

27 января во многих странах отмечают Международный день памяти жертв Холокоста — ровно 71 год назад советские войска освободили Освенцим. «Йод» решил вспомнить известных евреев, которым удалось пережить Катастрофу и добиться всемирного признания.

РОМАН ПОЛАНСКИ, КИНОРЕЖИССЕР

Пожалуй, наиболее известный из ныне живущих евреев, прошедших ужасы Холокоста. В 1941 году восьмилетний Раймон Роман Тьерри Либлинг (такое имя он получил при рождении) оказался в краковском гетто вместе с родителями, которые четырьмя годами ранее, спасаясь от нарастающей волны антисемитизма во Франции, вернулись в родную Польшу. Его беременную мать Беллу вскоре вывезли в Освенцим, где она погибла в газовой камере. Отцу удалось спасти сына и спастись самому. До конца войны маленького еврейского мальчика укрывали польские семьи.

В 2002 году Полански экранизировал автобиографическую повесть другого выжившего в Катастрофе еврея — Владислава Шпильмана. «Пианист» получил «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля и «Оскар» за лучшую режиссуру. Получить статуэтку «Оскара» Поланский не смог из-за продолжающегося уголовного преследования в США по обвинению в изнасиловании малолетней.

ВЛАДИСЛАВ ШПИЛЬМАН, ПИАНИСТ, КОМПОЗИТОР

Довоенная и военная жизнь Шпильмана и история его спасения хорошо известны по фильму Поланского. Он провел все войну в Варшаве — сначала в гетто, откуда после начала восстания ему удалось сбежать, затем в «арийской части» города, где он пережил и Варшавское восстание, и полное уничтожение города.

Между тем судьба автобиографической повести Шпильмана, по которой Полански снял фильм, была непростой. Написанная в 1946 году «Гибель города» подверглась цензуре и была издана в Польше минимальным тиражом. Слишком уж она не соответствовала господствовавшей к тому моменту идеологии — там были и польские спекулянты, и украинские надзиратели, зверствовавшие в варшавском гетто, и спасший еврейского музыканта «хороший враг» — австрийский капитан Вермахта Вильм Хозенфельд. Полная версия книги была издана в Германии 55 лет спустя как «Пианист». В ней Хозенфельд превратился в немца.

Комментарии
Комментарии