Профессор Никита Ломагин — про главные заблуждения о блокаде Ленинграда

«Историки не должны спорить с небылицами».
Профессор Никита Ломагин — про главные заблуждения о блокаде Ленинграда

Как и откуда в разные эпохи возникают мифы вокруг осады Ленинграда, почему ее можно считать проявлением геноцида и с какими экономическими и политическими последствиями блокады общество сталкивается до сих пор.

«Бумага» поговорила с историком Никитой Ломагиным, профессором ЕУСПб и одним из главных исследователей блокады, о заблуждениях и стереотипах, опросе «Дождя» и подлинной истории.

— Блокада как важнейший эпизод истории города окружена большим количеством мифов и домыслов. Все в общем представляют, что происходило в эти 900 дней, но часто за истину принимаются недоказанные факты. С чем вам приходилось сталкиваться за время исследования блокады?

— На днях меня попросили прокомментировать гипотезу о том, что якобы во время войны немцы пытались распространять здесь различные заболевания, в частности, чуму. Конечно, это абсолютная ахинея. Во-первых, в документах этого нет ни в наших, ни в немецких. Даже во время войны не было подобных слухов. Во-вторых, для немцев наличие эпидемии недалеко от линии фронта было совершенно нецелесообразно.

Какие-то слухи действительно периодически появляются. Эпидемия — это один из последних, происхождение которого даже мне непонятно.

Более серьезный уровень стереотипов — это то, что два года назад предложил телеканал «Дождь» (опрос о том, стоило ли сдать город, чтобы избежать потерь, который привел к скандалу и временной блокировке канала — прим. «Бумаги»). Этот опрос продемонстрировал абсолютную безграмотность журналистов, заявлявших, что был некий третий путь, что можно было что-то сделать в условиях блокады. Я понимаю их интенцию и понимаю, откуда взялось такое представление.

Например, в свое время соавтор Даниила Гранина Алесь Адамович действительно говорил о том, что не нужно было защищать коробки, нужно было их отдать и спасти миллион человек. Но исторически такого шанса не было. В прошлом году для своей книги мне пришлось создать специально главу на основе немецких документов, чтобы развеять этот миф, который стал появляться и вбрасываться в определенном политическом контексте.

Комментарии
Комментарии