Как охранник Штирлица выжил под танком и выиграл Олимпиаду

Побег на фронт в 16 лет, герой-пулемётчик, выстоявший три дня против немецких танков, и великий чемпион калибра Карелина.
Как охранник Штирлица выжил под танком и выиграл Олимпиаду

Советских олимпийцев 1952-1956 годов было принято именовать поколением фронтовиков. Многие из них подорвали здоровье в армии, но настолько закалили дух на фронте, что играючи побеждали на спортивных аренах более здоровых оппонентов. 22 года назад, 28 января 1993 года, не стало одного из выдающихся советских борцов постсоветской эпохи — Анатолия Парфёнова. По словам легендарного Александра Иваницкого, Парфёнов обладал большей силой и природной мощью, чем непобедимый Александр Карелин.

Во время призыва осенью 1942 года будущему богатырю Парфёнову не исполнилось ещё и 17, однако в военкомате охотно поверили, что рвавшийся на фронт статный юноша достиг совершеннолетия. С 1943 года Парфёнов вместе со своей стрелковой ротой форсировал Днепр. Фашисты открыли яростный огонь, но Парфёнов чудом спасся в воде вместе с пулемётом, а затем три дня и ночи отбивал атаки врага до прибытия танкового подкрепления. Окоп Парфёнова переехал тяжёлый танк, он сам получил несколько тяжёлых ранений и был спасён медсестрой только после отчаянного крика.

Пять дырок и два осколка в голове

После войны за этот эпизод Парфёнов получит высшую награду страны — орден Ленина и после восстановления в госпитале уже вернётся на фронт, управляя машиной победы Т-34, примет участие в освобождении Польши и дойдёт до Берлина. Путь этот будет отмечен орденом Отечественной войны I степени, а сам герой получит ещё несколько ранений и обрастёт десятком легенд. Пересказывать их все, не будучи уверенным в достоверности не вижу смысла, лучше приведу здесь воспоминания самого героя.

«Я родился в рубашке, — рассказывал Парфёнов. — За годы войны получил пять дырок, два тяжёлых ранения и контузию. Все ранения были с серьёзными осложнениями. В голове были три дырки и остались два осколка, правая рука осталась кривой. Прочитав о Поддубном, я увлёкся борьбой после фронта и решил попробовать свои силы. Фронт меня закалил — я много таскал пулемёт, диски, делал походы на 40-50 километров, после чего окапывался и вступал в бой. Без воли в борьбе делать нечего».

Комментарии
Комментарии