Идеалы красоты галантного века

Прекрасная и безобразная эстетика Галантного века: аристократическая игра со временем и культ тела.
Идеалы красоты галантного века

Галантный век — утонченный и изящный, эпоха грациозных дам, чувственных мужчин и скрытых удовольствий. Опасные связи как способ и цель жизни. Мария Молчанова вспоминает эталоны красоты XVII—XVIII веков, когда стремление к изысканному чувственному наслаждению считалось непременным атрибутом существования.

Галантный век, родившийся в эпоху господства абсолютистского государства, совершенно видоизменил принятые эталоны красоты и эстетические идеалы эпохи Ренессанса. Если в период Возрождения выше всего ценилась в мужчине и женщине цветущая сила, являвшаяся важнейшим условием творческой мощи, то век абсолютизма, напротив, считал все крепкое и могучее достойным презрения. Сила казалась ему эстетически безобразной.

В глазах представителя господствующего класса труд, и в особенности труд физический — позор, который настолько унижает человека, что тот теряет всякое человеческое обличие. Истинное благородство и подлинный аристократизм заключаются теперь, прежде всего, в безделье, которое становится постепенно первой и главной обязанностью привилегированных слоев общества. Потому, говоря о телесной красоте, галантный век возвышал те физические особенности, которые подчеркивали неспособность к труду. Красива узкая кисть, неспособная к сильным движениям, но зато умеющая нежно ласкать. Красива маленькая ножка, движения которой похожи на танец, едва способная ходить и совершенно неспособная ступать решительно и твердо. Прекрасным считалось то тело, которое не пышет силой, оно не натренировано, а нежно и хрупко или, по выражению той эпохи, грациозно. Во всех движениях и жестах преобладала игра, которой старались придать благородство.

В идеологии красоты Галантного века обнаруживается стремление к изысканному чувственному наслаждению. Каждая часть человеческого тела становится самодостаточным орудием получения удовольствия. Образец красоты уже не был соединен с наготой (как это было в эпоху Ренессанса), а находился в теснейшей связи с одетым телом. Нет больше нагих тел, есть только тела раздетые. Если раньше одежда была до известной степени декорацией, украшавшей нагое тело, то отныне оно становится существенным элементом.

Комментарии
Комментарии