«Математика — наука таинственная, недоступная простым смертным»

Как Софья Ковалевская получила мировое признание, но оказалась ненужной в России.
«Математика — наука таинственная, недоступная простым смертным»

Ровно 125 лет назад в возрасте 41 года не стало первой в Европе женщины-профессора Софьи Ковалевской. Удивительную историю профессора математики, которая пережила не одну трагедию и стала первой женщиной среди членов-корреспондентов Петербургской Академии наук, рассказывает Ольга Кузьменко.

Ковалевская родилась в 1850 году в семье генерал-лейтенанта Василия Корвин-Круковского и его жены Елизаветы Шуберт. В ее отце текла польская и цыганская кровь, а по матери-немке у Ковалевской было сразу два ученых предка: дед — генерал от инфантерии Федор Шуберт, — был выдающимся математиком, а прадед Фридрих Шуберт — известным астрономом.

Корвин-Круковский служил в артиллерии и часто переезжал по службе вместе с семьей. Первые годы жизни Софьи прошли в Москве и Калуге, где она делила детскую со старшей сестрой Анной и младшим братом Федором. Анна была старше Софьи на семь лет и ходила на уроки к гувернантке-француженке. Ей уже можно было свободно появляться в гостиной со взрослыми. Софья большую часть времени проводила в детской. Мать редко заглядывала в комнату, а все попытки младшей дочери к ней приластиться обычно заканчивались какой-нибудь неловкостью, и Софья начала ее дичиться. К отцу она относилась с большой нежностью, но сам он был скуп на ласки и проявлял свои чувства только тогда, когда кто-нибудь из детей заболевал.

В детскую часто заходила прислуга попить чай и посплетничать с няней. Софья была ее любимицей, и няня очень огорчалась, когда горничная звала Анну показаться гостям, а младшую дочь оставляли в комнате. Невольная свидетельница няниных разговоров, Софья часто слышала историю, как накануне рождения второго ребенка Корвин-Круковский сильно проигрался в карты и не был в состоянии радоваться ее появлению. Кроме того, родители очень ждали мальчика и были разочарованы, что у них снова дочь. Брат Софьи Федор появился на свет только через пять лет.

«Благодаря подобным рассказам во мне рано развилось убеждение, что я нелюбимая, и это отразилось на всем моем характере. У меня все более и более стала развиваться дикость и сосредоточенность», — писала Ковалевская.

Вдобавок у маленькой Софьи начались приступы тоски и другие признаки нервозности.

Комментарии
Комментарии