«Московский дневник» Вальтера Беньямина

«Они делают каждый день изматывающим»: 16 мыслей немецкого философа о России, 1926 год.
«Московский дневник» Вальтера Беньямина

В год 70-летия Фултонской речи, навсегда связавшей образ России с «железным занавесом», мы представляем спецпроект о тех, кому удавалось за него проникнуть и рассказать об увиденном. Россия XX века в книгах посетивших ее иностранцев: все, что они считали нужным сообщить об этой стране,— в 16 мыслях.

Вальтер Беньямин, «Московский дневник»

Немецкий философ и теоретик культуры Вальтер Беньямин поехал в Москву зимой 1926 года по двум причинам: во-первых, в середине 20-х он, как многие европейские интеллектуалы, все больше склонялся к марксизму, надеялся наладить общение с русскими единомышленниками, планировал статью о Гете для Большой советской энциклопедии, даже думал вступить в партию. Во-вторых, в Москве жила его любовь — латышская коммунистка Ася Лацис. В СССР Беньямин провел два месяца, там его ждали только бесконечный неуют, недоумения и разочарования — любовные, рабочие, политические. Вместо страны победившего коммунизма он обнаружил трагическое переплетение паранойи и абсурда. Свой, наверное, самый интимный и болезненный текст он не планировал к печати — впервые Московский дневник был опубликован в 1980 году, русский перевод вышел в середине 90-х.

1

Оппозиция, какой ее желали бы видеть на Западе — устранившаяся от дел и страдающая под игом интеллигенция — не существует, или, вернее сказать, больше не существует. Она — пусть с разного рода оговорками — заключила мир с большевиками и была уничтожена. В России нет — как раз вне партии — иной оппозиции, кроме самой лояльной.

2

Основная единица времени — сейчас. Это значит тотчас. В зависимости от обстоятельств это слово можно услышать в ответ десять, двадцать, тридцать раз и часами, днями или неделями ждать обещанного. Как и вообще нелегко услышать в ответ нет. Выявление отрицательного ответа — дело времени. Потому катастрофические потери времени, нарушение планов постоянно на повестке дня, как ремонт. Они делают каждый час предельно напряженным, каждый день изматывающим, каждую жизнь — мгновением.

3

Административные правила меняются день ото дня, да и трамвайные остановки блуждают, магазины превращаются в рестораны, а несколько недель спустя — в конторы. Это поразительное экспериментальное состояние — оно называется здесь ремонт — касается не только Москвы, это русская черта. В этой доминирующей страсти заключается столько же наивного стремления к хорошему, как и безграничного любопытства и отчаянной удали. Вряд ли что еще сильнее определяет Россию сегодня. Страна день и ночь находится в состоянии мобилизации, впереди всех, разумеется, партия.

Комментарии
Комментарии