История московских красных фонарей

История московских борделей официально берет начало в 1844-м. Появляться «веселые домики» начали на Сретенке.
История московских красных фонарей

«Почему у вас никогда не пишут о проституции, ведь она страшное зло, наш переулок — это рабовладельческий рынок!».

А. П. Чехов

Это письмо пришло не в «АиФ», а в редакцию «Нового времени» (наша газета в далёком 1888-м ещё не выходила). И не от кого-нибудь, а от самого писателя Антона Чехова! Он тогда жил в самом центре столицы — на Сретенке. Правда, часто менял дома, потому как в окрестностях его сретенского жилья в те времена располагался знаменитый московский «квартал красных фонарей».

«Ни в одном городе, не исключая Парижа, вы не найдёте такого проявления народного разврата, как в этой местности Москвы», — отмечал писатель и журналист Пётр Боборыкин. Почему же именно в районе Сретенки в своё время сосредоточились столичные дома терпимости? Об этом «АиФ» рассказала экскурсовод Татьяна Аверченкова.

По месту работы

История московских борделей официально берёт начало в 1844-м. Тогда в связи с повсеместной борьбой с эпидемиями «нехороших болезней» в столице открылся специальный врачебно-полицейский комитет. В обязанности его входило регулярное медицинское освидетельствование «жриц любви», данные о здоровье которых аккуратно, раз в две недели, заносились в «жёлтые билеты». Размещался этот комитет в Сретенской полицейской части (сейчас рядом — концертный зал «Мир», 3-й Колобовский переулок, д. 16).

И сотрудники этой конторы кроме осмотра девушек должны были ещё регулярно и неутомимо инспектировать кабаки, бордели и всякие другие злачные места, где трудились продажные женщины. Вот тут-то и кроется разгадка сретенского «разгула»! Штат «путанного комитета» был таким маленьким (бывало, в нём трудилось всего два-три человека!), что для облегчения работы приняли решение выдавать разрешения на открытие домов терпимости поближе к Сретенской полицейской части. Ну и начали появляться «весёлые домики» на Сретенке, как грибы после а­мстердамского дождя.

Марухи и «коты»

Стремительно выросший «квартал досуга» поражал своей разнузданностью многих знаменитостей. В возмутившей своей безнравственностью Николая I поэме Александра Полежаева «Сашка» центральный эпизод — посещение студентами публичного дома именно в этих местах.

Комментарии
Комментарии