Красные колокола

В идущем за катафалком человеке, с поникшей головой, трудно было узнать Владимира Ильича. «Кто-то из старых большевиков умер», — предположили солдатики-патрульные.
Красные колокола

..Школьный сторож зазвенел колокольчиком, и Инесса Федоровна объявила, что урок закончен. Белобрысые крестьянские ребятишки потянулись к двери, она подошла к окну и тут же увидела мужа. Он стоял возле легкого летнего экипажа и, щурясь от яркого солнца, приветственно махал белым картузом. «Ах как хорошо!» — подумала она. Вечером вместе собирались в Пушкино в родовое гнездо, и Александр Евгеньевич специально заехал за женой, чтобы успела переодеться и немного отдохнуть. В последнее время Инессе все больше нравились дружеские вечера в особняке Арманда-отца. Это были уже не прежние посиделки с пением под фортепиано, а скорее собрания единомышленников с пылкими речами о праздной буржуазии и угнетенном народе, с чтением запрещенной литературы и свободолюбивых стихов.

К вечеру планы мужа неожиданно поменялись. Дела требовали его присутствия в Москве, хотя Инесса Федоровна подозревала, что причина в другом: ему не слишком нравились все эти решительно настроенные молодые люди. Но не суть. За ней должен был заехать Владимир, младший брат Александра. Он же вечером отвезет ее домой...

Наверное, многие ей завидуют. Она ведь не простая учительница, получающая за уроки копейки и живущая в съемном углу, нет. Эту школу на свои деньги построил ее любящий муж, один из самых богатых промышленников Москвы, и преподает она, конечно же, не ради жалования, а по причине горячего стремления приносить пользу обществу.

Впрочем, были в жизни Инессы и тяжелые времена, давно, еще во Франции. Ей не было и четырех, когда совсем молодым умер отец, известный в Париже оперный певец Теодор Стефан. Ее мать, англичанка Натали Вильд, дочь промышленника, живущего в России, осталась одна с тремя малолетними девочками на руках. На помощь семьи она особо не рассчитывала, поскольку там на нее были обижены. С детства Натали мечтала о сцене и вопреки воле родителей уехала в Париж учиться, а потом — так же без их согласия — вышла замуж за Теодора. Недолгое время она даже выступала вместе с мужем, но к моменту его кончины была обычной домохозяйкой. Уроки музыки, которые Натали начала давать, избавить от жестокой нужды не могли. На выручку пришла тетка, согласившаяся забрать ее старшую дочь, шестилетнюю Инессу, в Москву.

Комментарии
Комментарии