Иван Дорн: «Мне нравится, когда меня сравнивают с дипломатом»

Иван Дорн рассказал о пикнике своей мечты, любимом местяке, а также о пользе утреннего душа и зарядки.
Иван Дорн: «Мне нравится, когда меня сравнивают с дипломатом»

Кто из всех людей – не важно, живых или мертвых, – вас особенно вдохновил и вдохновляет? На кого вы равняетесь?

Ну, в первую очередь – Фаррелл Уильямс. Во вторую – Дюма-отец.

В третью – друзья, мать. А на кого равняюсь я? Да ни на кого: примеров для подражания у меня нет.

Сравнение с кем было бы для вас наиболее лестным?

В принципе, когда с Фарреллом сравнивают – приятно, когда с Принцем сравнивают – приятно, когда с Jamiroquai сравнивают – приятно. А если говорить обо мне как о человеке, то мне нравится, когда сравнивают с дипломатом. Выходит, я тактичен в общении.

Расскажите о среде, в которой вы выросли, и о людях, которые вас окружают сейчас.

Я вырос в городе Славутиче площадью километра два. Это такой город-спутник, где большая часть людей работала на Чернобыльской АЭС. Они каждое утро уезжали, а вечером возвращались домой. Вот, собственно, это и была моя среда, моя атмосфера. У меня там куча друзей до сих пор.

Если бы у вас была возможность собрать музыкальную команду мечты, кто бы в нее вошел?

Я бы точно запихнул туда пару продюсеров типа Questlovе, Эрика Баду, Q-Tip, тех же Jamiroquai с Фарреллом. Взял музыкальных критиков, с которыми интересно поспорить. Потом каких-нибудь сорвиголов, наверное, своих друзей, которые предлагали бы самые тупые идеи, и камерамена (авторская лексика здесь и ниже сохранена. – Прим. SNC), который бы все это снимал.

Кого пригласите на идеальный званый ужин и где его устроите?

Я бы сделал в лесу пикничочек. Нарубили бы дров во всех смыслах (улыбается), развели бы костер и сделали бы зарубу в березе потом, пили бы березовый сок, это было бы где-то весной, ну, наверное, так... Нравится мне такая штука.

Последняя книга, которая вас потрясла.

«Случайная вакансия» Роулинг. Понравилось то, что главный герой умирает сразу же, в начале, и весь сюжет закручивается вокруг его смерти: вакансии, которая освобождается, разных слухов. Получилась книга как бы о главном герое, но без него самого – это очень круто. До «Вакансии» я прочел рассказ «Неточка Незванова», только не помню, чей он... Я так редко обсуждаю книги, что даже забываю, о чем они, или вот как зовут Вронского. А я ведь читал «Анну Каренину»! Стыдно.

Комментарии
Комментарии