«Квартет И» — о политике, юморе и женщинах

Участники «Квартета И» Ростислав Хаит и Леонид Барац - о политике, юморе и женщинах.
«Квартет И» — о политике, юморе и женщинах

Владимир Полупанов, «АиФ»: Ребята, это же ваша фраза: «Интеллигентный человек всегда найдёт повод по поводу чего переживать»? По поводу чего вы сейчас переживаете, интеллигентные люди?

Ростислав Хаит: Наверное, как и все жители России, по поводу тяжёлой ситуации в нашей стране и поводу личных перспектив в ней. А ещё для нас с годами всё большую актуальность приобретают такие примитивные и, я бы сказал, жлобские понятия, как в мужском тосте: «Чтобы … стоял и деньги были».

Леонид Барац: Хочу заметить, что, когда ты переживаешь просто за страну, это одно, а вот когда ты начинаешь переживать за себя в этой стране, значит, мы подошли к какому-то очень тревожному рубежу.

— Именно это вы и хотели сказать своей новой комедией «День выборов-2»?

Л. Б.: Мы не ставили глобальных задач типа: эй, люди, оглянитесь, что творите, над кем смеётесь, над собой смеётесь?

Р. Х.: У нас была цель сделать новое смешное кино и, конечно, заработать денег. Наш фильм посмотрел Константин Львович Эрнст и никакого глумления над органами власти не обнаружил. А он в этом плане человек очень чуткий. И у Минкульта никаких вопросов не возникло.

Л. Б.: Есть точное высказывание Фазиля Искандера: «Сатира - это ущемлённая любовь к родине». Вот мы этим и прикрываемся.

— Судя по фильму, вы так хорошо освоили политтехнологии, что можете легко поработать на выборах.

Р. Х.: Наверное, смогли бы. Хотя цинизма, которого в работе пиар-технолога много, нам бы точно не хватило. Я слышал историю о том, что, когда начались протестные митинги на проспекте Сахарова и Болотной площади, в Кремле озадачились вопросом: «Что с этим делать?» А когда провели социологические исследования, то пришли к выводу, что не стоит сильно переживать по поводу протестов. Так как в них участвует всего 4-5% населения. А остальные - это послушное большинство, которое можно просто отвлечь путём поиска врагов в лице геев, украинцев или американцев. Мы бы с Лёшей (Леонида Бараца друзья между собой называют Алексеем. - Ред.) до такого не додумались. В одном из наших спектаклей я говорю: «Пожалуйста, не звоните и не предлагайте нам ничего такого. Потому что есть большая вероятность, что мы согласимся. И что дальше - вы нас уважать перестанете, мы сами себя уважать перестанем. А потом вам вечером сходить будет некуда».

Комментарии
Комментарии