Нелюбимая. За что царь Петр I сослал жену в монастырь

6 февраля 1689 года венчались 19-летняя Прасковья Илларионовна, дочь царского стольника Лопухина, и 16-летний Петр Алексеевич, которому суждено стать первым российским императором.
Нелюбимая. За что царь Петр I сослал жену в монастырь

6 февраля 1689 года в Преображенском дворце под Москвой венчались 19-летняя Прасковья Илларионовна, дочь царского стольника Лопухина, и 16-летний Петр Алексеевич, которому вскоре суждено было стать первым Императором Всероссийским Петром Великим.

О первой супруге Петра I обычно знают немного. В основном, с легкой руки Алексея Толстого, лишь то, что царь заточил нелюбимую жену в монастырь – «слезы лить». Но так ли это было на самом деле? SPB.AIF.RU вспоминает историю опальной царицы.

Несовершеннолетний царь

Петр действительно не испытывал пылких чувств к своей невесте Прасковье, имя которой при бракосочетании было сменено на более благозвучное и подходящее царице – Евдокия. Жену юному правителю подбирала мать, Наталья Кирилловна Нарышкина, вдова царя Алексея Михайловича. Петр не принимал в этом процессе никакого участия. И, несмотря на то, что невеста была очень недурна собой, выбор Натальи Кирилловны был обусловлен вовсе не желанием устроить личную жизнь сына, а вопросами политической важности.

Дело в том, что на тот момент в России было два правителя – Петр и его старший брат, сын первой жены Алексея Михайловича, Иван. Их же старшая сестра, царевна Софья Алексеевна, приняла на себя управление государством по причине малолетства братьев. Два древних рода, Нарышкины и Милославские, всеми силами боролись за власть.

Ранний брак был необходим Петру Алексеевичу, так как по русским понятиям женатый человек считался совершеннолетним.

Таким образом, Петр, женившись на Евдокии, получил право избавить себя от опеки Софьи.

Скучная красавица

Что касается непосредственно невесты, то Евдокия вышла из захудалого боярского рода, воспитывалась в строгости, по старинным обычаям Домостроя, а значит, очень отличалась во взглядах от своего супруга, которому нравились европейские нравы. После прежних любовниц юного царя, раскрепощенных красоток из Немецкой слободы, застенчивая деревенская девушка казалась пресной и скучной.

«И была принцесса лицом изрядная, токмо ума посреднего и нравом не сходная к своему супругу, отчего всё счастие своё потеряла и весь род свой сгубила...», - писал о ней современник Борис Куракин.

Комментарии
Комментарии