Традиции шизофрении в русской архитектуре

О логике принятия архитектурных решений в стране.
Традиции шизофрении в русской архитектуре

На примере двух проектов государственной важности – Парламентского центра в Мневниках и резиденции Верховного суда – Григорий Ревзин рассуждает о логике принятия архитектурных решений в стране.

Как сообщил РБК, некто отказался от плана строительства нового здания парламента в Мневниках. Спикерами по отказу выступили члены Совета Федерации, зампред Совета Евгений Бушмин и председатель комитета по регламенту Вадим Тюльпанов, но это вопрос не их уровня, так что человек, отказавшийся от замысла, спрятался. Причина в том, что, как заявила председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, «ни один из проектов не вызвал одобрения». Дважды проводился конкурс на парламент, и дважды — неудача.

Как сообщила газета «Коммерсант», некто отказался и от плана строительства нового комплекса судов в Петербурге. Отменены итоги конкурса на судебный квартал, который в 2013 году выиграл Максим Атаянц, вместо него проект собираются передать архитектору Евгению Герасимову. Который участвовал в конкурсе, но не набрал ни одного голоса. Поскольку господину Герасимову придется создавать новое задание на проектирование (в судебный квартал вернулись 600 квартир для судей, что ставит под вопрос существование там театра Бориса Эйфмана), потом сам проект, потом заново проходить согласования и экспертизы, то строительство судов стало делом далеким. Может, ишак сдохнет, может, падишах сменится, но так или иначе нынешнему поколению российских судей видеть этот квартал не грозит.

Пикантность ситуации в том, что обе знаковые стройки ведет одна организация — Управление делами Президента. И отвечает за них один человек, глава управления Александр Колпаков, сменивший на этом посту в 2014 году Владимира Кожина. Владимир Кожин много строил, Александру Колпакову удалось пока снести 14-й корпус Кремля и разом обвалить главные здания и судебной, и законодательной ветви власти.

Причиной обвала оказались архитекторы. В судах архитектора выбрали, но, как оказалось, без допуска ФСО. Проектировать суд может только организация с допуском, в качестве таковой было выбрано ОАО «Сатурн» (они специалисты по связи), а этому ОАО Максим Атаянц не подошел.

Комментарии
Комментарии