Трофейный «кодак» шофера Мотина

Сержант Тимофей Мотин обзавелся в 1944 году «кодаком» и привез с войны домой целый ворох фронтовых фотографий.
Трофейный «кодак» шофера Мотина

А еще гвардии сержант Тимофей Мотин не выпускал из рук трофейный «кодак» — его фронтовые снимки публикуются впервые

Фотоаппарат у советского солдата на войне — редкость. Снимали на фронте специально присланные фоторепортеры, снимали офицеры. А солдатам было не до пленок с проявителем. И только к концу войны в их вещмешках появились трофейные фотокамеры. Так и сержант Тимофей Мотин обзавелся в 1944 году «кодаком». И привез с войны домой, в деревню Агошевку под городом Валуйки, целый ворох фронтовых фотографий.

Сейчас мы понимаем, какое это сокровище!

Он хорошо знал войну, начав ее в 1941 году на границе с Восточной Пруссией, в районе Шяуляя. Был рядовым шофером из 9-го погранотряда Прибалтийского округа. Ездил по лесным дорогам, доставлял на заставы почту, продовольствие, боеприпасы.

— Командовал отрядом полковник Деревянко, — вспоминал Тимофей Андреевич, — опытный командир, прошедший и Халхин-Гол, и финскую. Он лично и возглавил пограничников, когда на них двинулись немцы. Нас особо не бомбили, самолеты пролетали дальше на восток. Не знаю почему, но немцы решили взять нас, что называется, голыми руками. Пошли в психическую атаку. Шли, как в кино, закатав рукава, и не стреляли. Полковник Деревянко тоже велел не стрелять. Подпустили шагов на тридцать, а потом ударили из всего, что у нас было. Ох, и накосили!... Вот тогда пошел бой не на жизнь, а на смерть. Меня старшина к счетверенной пулеметной установке поставил. «Стреляй!» — говорит, а я ее первый раз в жизни вижу, я же шофер, а не пулеметчик. Хорошо, тут боец подоспел...

А потом к нам танки подошли, тяжелые КВ, и поперли немцев на их территорию. Прошли километров десять, в самую эту Восточную Пруссию, да там и остались, горючее кончилось. Все ждали, вот-вот подвезут, да так и не дождались.

Потом был отход к Пскову, Ленинградский фронт под Старой Руссой, «дорога жизни» по льду Ладожского озера. В первую же поездку тяжело груженный артиллерийскими снарядами «ЗИС-5» ухнул в занесенную снегом пробоину.

— Шли ночью, и так ни черта не видно, так еще и метель. Чувствую вдруг, что машину назад какая-то сила потянула.

Комментарии
Комментарии