Загадочная Мескита: мечеть, ставшая собором

Ее стены слышали и голоса вестготов, и мавританское наречие, и молебны католических священников.
Загадочная Мескита: мечеть, ставшая собором

«Тише-тише, у стен есть уши». Как часто слышим мы эту фразу, секретничая с близкими друзьями. А ведь действительно… У стен есть если не уши, то своя собственная история, только вот выразить словами они ее не могут. И сегодня мы постараемся сделать это сами. Рассказ о судьбе одного удивительного римско-католического собора в Кордове вам поведает Маргарита Взнуздаева.

Мескита или Кордовская соборная мечеть — так называют это место во всех путеводителях. Сейчас это не только главная городская достопримечательность, но и архитектурная гордость всей Андалусии. Здешним стенам наверняка есть что поведать: они слышали и голоса вестготов, и мавританское наречие, и молебны католических священников. Но обо всём по порядку.

Сначала, в 7 веке, была вестготская базилика Викентия Сарагосского, мученика, пострадавшего за христианскую веру в период гонений римского императора Диоклетиана. Вестготское могущество в то время не подвергалось сомнению: не было на Пиренейском полуострове ни одного достойного противника этому древнегерманскому племени.

Но и на старуху найдется проруха: уже в 711 году их воинственная армия была разгромлена арабами, и победители взяли все города Вестготского королевства, в том числе, столичный Толедо и Кордову.

Базилика была разрушена. В 785 году на ее месте появилась мечеть, которую эмир Абд-ар Рахман I построил в почитание своей жены.

У Кордовской мечети есть несколько особенностей, отличающих ее от других аналогичных построек: до сих пор ученые не знают, почему михраб Мескиты (место моления имама мечети) обращен не на восток — к Мекке, а на юг. Существуют разные версии. Согласно одной из них, направление было выбрано самим Абд-ар Рахманом, и ниша обращена в сторону реки, приведшей эмира в Кордову из родного Дамаска, столицы империи Омейядов. Другие исследователи утверждают, что это заиствование структуры древних римских и вестготских сооружений. Так или иначе, единого мнения на данный момент не существует.

Мескита неоднократно подвергалась расширению из-за постоянного роста мусульманского населения: так, в правление Аль-Мансура её достроили с восточной стороны, сместив, тем самым, михраб относительно центра мечети, вопреки канонам мусульманского зодчества.

При Альхакаме II в Кордовской мечети появилась Ла Пуэрта дель Чоколате (дословно, Шоколадная Дверь). Однако это название не имеет никакого отношения к какао-бобам, появившимся в Испании только в начале 16 века: дверь вела в сокровищницу мечети. «Шоколадной» ее начали называть относительно недавно, используя название лакомства в качестве синонима к словам «золото» и «богатство».

Однако и арабскому господству на Пиренейском полуострове пришел конец: во второй четверти 11 века могущественный Кордовский халифат распался на множество мелких эмиратов, а уже в 13 веке, в результате активно развернувшейся Реконкисты, исповедовавшие ислам арабы и берберы — мавры — потеряли большую часть своих земель.

И вновь облик Мескиты подвергся изменениям, на этот раз — в 1236 году, в период правления кастильского короля Фердинанда III. По указанию монарха мечеть преобразовали в христианский храм: минарет превратили в колокольню, вдоль стен построили капеллы… Но самые неожиданные архитектурные «потрясения» Кафедральный собор святой Марии (такое название носит Кордовская мечеть с момента христианизации) ожидали в 16 веке, когда по инициативе архиепископа Алонсо Маурике внутри в прошлом мусульманского храма началось возведение христианского собора. Впоследствии Карл V, первоначально настаивавший на подобном преобразовании соборной мечети, скажет, что зодчие «построили то, что можно построить где угодно, и разрушили то, что было единственным в мире»: настолько величественным и прекрасным оказался памятник мавританской архитектуры, впервые увиденный правителем вживую только по окончании всех работ по его «христианизации». Карл V уже не смог увидеть ни минарета, на месте которого была возведена башня Альминар, ни центра мечети, скрытого под фундаментом возведенного католического собора.

Так, кордовская мечеть стала сочетать в себе не только различные архитектурные стили, но и атрибуты разных религий: напротив михраба расположена христианская капелла; синие плитки в виде звезд, сохранившиеся на куполе еще со времен арабского господства, соседствуют с барочной резьбой 18 века, изображающей сцены из Ветхого и Нового Заветов.

Словами сожалеющего о перестройке мечети Карла V в 19 веке отчасти заговорит Гейне, посвятивший Меските и последнему ее арабскому преобразователю Аль-Мансуру стихотворение «Альманзор».

Храм воздвигли в честь Аллаха

Мавританские халифы;

Но поток времен туманный

Изменил на свете много.

На высоком минарете,

Где звучал призыв к молитве,

Раздаётся христианский

Глупый колокол, не голос.

Так напишет немецкий поэт, пораженный сочетанием несочетаемых, на его взгляд, культур в архитектуре и истории Мескиты.

Соборная мечеть Кордовы и по сей день остается удивительным памятником исламо-христианской культуры, аналога которому нет ни в одной стране мира. Ее стены пережили многое. И теперь лучше один раз увидеть это место вживую, чем в сотый раз услышать его невероятную историю.

Источник: Diletant.media

Комментарии
Комментарии