Габриэль Гарсиа Маркес

Если во что-то вовлечена женщина, я знаю, что все будет хорошо. Мне совершенно ясно, что женщины правят миром.
Габриэль Гарсиа Маркес

В легендарном писателе уживались два совершенно разных человека. Один был примерным семьянином, а второй – пылким латиноамериканским любовником, не пропускавшим ни одного шанса затащить в постель очередную красотку. Естественно, о женщинах Габо знал если не все, то очень многое.

Если во что-то вовлечена женщина, я знаю, что все будет хорошо. Мне совершенно ясно, что женщины правят миром.

Эту истину Габито, как называли будущего писателя дома, познал, будучи еще 12-летним подростком. Отец Маркеса, обеспокоенный тем, что сын – худой и нескладный мальчишка – предпочитает проводить время, предаваясь мечтаниям, однажды попросил его отнести записку одной из девушек в соседнем борделе. Так женщины одержали над Маркесом первую победу.

Она так его уважала, что никогда в его присутствии не ложилась в постель с другим.

В 1943 году Маркес познакомился с женщиной, которой мгновенно дал прозвище Колдунья. Молодая негритянка, которая позже станет прообразом одной из героинь романа «Сто лет одиночества», была замужем. И не за кем-нибудь, а за местным полицейским. Встречаться любовникам приходилось в часы, когда супруг был на службе.

Если женщине захочется переспать с мужчиной, она перепрыгнет любую ограду, разрушит любую крепость, да еще и найдет себе моральное оправдание, никакого Бога не постесняется.

Во время романа Маркеса с Колдуньей произошел курьезный случай. Брат писателя, Луис Энрике, позже вспоминал, как Габриэль, возвращаясь с очередного свидания, столкнулся на улице с тем самым мужем-полицейским.

Страж порядка попросил у Маркеса прикурить и сразу же недовольно поморщился: «Черт, Габито, ты, наверно, в «Ла Ope» (так назывался бордель в городе Сукре) был. От тебя за версту несет шлюхой, даже козел не перепрыгнет!»

Можно быть влюбленным сразу в нескольких и любить их всех с одинаковой сердечной болью, не предавая ни одну. В сердце закоулков больше, чем в доме свиданий.

О домах свиданий писатель знал, пожалуй, больше, чем следовало. Однажды, на Рождество 1945 года, Маркес провел целых две недели в одном из публичных домов города Махагуале. Причиной этому стала одна из работниц заведения.

«Это все из-за Марии Алехандрины Сервантес. Потрясающая женщина! Я познакомился с ней в первую ночь и потерял из-за нее голову во время самой долгой и разгульной попойки в моей жизни», - позднее вспоминал он.

Изысканная женщина – не та, у ног которой лежат много мужчин, но та, у которой есть один-единственный, который делает ее по-настоящему счастливой.

Это – цитата из поэмы Габриэля Гарсиа Маркеса «Вкус изысканной женщины». Писатель, с детства познавший, что такое продажная любовь и заводивший по нескольку интрижек одновременно, неожиданно расписался в том, что уважение у него вызывают женщины неприступные и верные.

«Настоящий мужчина – это тот, кто ценит такую женщину… Кто чувствует гордость, имея ее своей спутницей», - писал он.

Интересная женщина – женщина с твердым характером, которая может сказать «НЕТ».

«Правда в том, приятели мужчины, что женщины в плане мужественности нам еще фору дают. Какими глупыми мы стали – и есть – если ценим подарок только по изысканности его упаковки!» - писал Маркес в той же поэме.

Странно, но человек, о любовных подвигах которого ходили легенды, считал, что идеальная женщина – та, «которая трепещет, когда предается любви только с мужчиной, которого любит».

Нет ничего более похожего на ад, чем счастливый брак.

В жизни женщины чаще говорили Маркесу «да», чем отвечали отказом. И лишь одна из произнесших это слово стала исключением – ей была Мерседес Барча, в браке с которой писатель прожил почти 56 лет. Этот брак «адом» назвать сложно.

К слову, когда они впервые встретились, Мерседес было 9 или 11 лет, и Габриэль, посвящая будущей жене стихи, называл ее «божественная школьница».

Человеку нужно две жены. Одна – для любви, а другая – для пришивания пуговиц.

Мерседес умела сочетать в себе оба этих качества. Она следила даже за тем, чтобы в кабинете мужа всегда были сигареты и пачка писчей бумаги: «Не хватало еще, чтобы книга вышла плохой».

А когда у Маркеса, работавшего над романом «Сто лет одиночества», не хватило денег, чтобы отправить рукопись издателю, она без колебаний заложила в ломбард свой фен и кухонный миксер.

Мужчинам нужно больше, чем ты думаешь. Надо и жарить-парить не переставая, и убирать грязь не переставая, и страдать по мелочам не переставая, помимо всего того, о чем ты думаешь.

По всей видимости, жена писателя знала, что нужно ее мужчине – есть мнение, что после свадьбы Маркес ни разу не изменил Мерседес. Хотя другие биографы уверены, что ему удавалось каким-то магическим образом скрывать от супруги свои «подвиги» на стороне.

Ходили слухи, что у писателя был короткий роман даже с певицей Шакирой, хотя подтверждений этому, конечно же, нет. Хотя своего восхищения артисткой Маркес не скрывал: «Никто не сравнится с ней ни в пении, ни в танце, ни у кого нет такой невинной чувственности, которая кажется ее собственным изобретением».

Единственное, чего женщины не прощают, это предательство. В таких случаях они становятся безжалостными.

Был ли Маркес действительно верным супругом, судить сложно. Однако он часто говорил, что за полвека семейной жизни между ним и Мерседес не было ни одной размолвки: «Наверное, потому, что мы смотрим на вещи так же, как и до брака. Семейная жизнь – дьявольски трудное дело, которое каждый день начинаешь сначала. И так всю жизнь. Живешь в постоянном напряжении, и порой это так утомительно... Но тем не менее это стоит того!»

Источник: Апрель

Комментарии
Комментарии