Народы, которые могут исчезнуть

Майя, амореи, филистимляне… Эти великие народы остались лишь в преданиях. Некоторые современные народы может постигнуть та же участь в этом веке.
Народы, которые могут исчезнуть

Болотные арабы

Болотные арабы — один из немногих этносов, построивших свою идентичность не на культурно-языковой, а на ландшафтной основе. Найдём на старой физической карте междуречье Тигра и Евфрата: место слияния двух великих рек (в сотне километров от Персидского залива) закрашено серо-зелёным.

Обширная заболоченная дельта без твёрдых дорог и крупных городов — исконное место обитания мааданов, как называет себя этот народ.

Язык — такой же, как у прочих иракцев, диалект арабского, но род занятий весьма отличается от традиционных промыслов соседей: выращивание риса, ячменя, проса; ну и, по мнению недоброжелателей, — контрабанда и укрывательство беглых рабов и преступников (попробуй найди кого-нибудь в лабиринте островков с топкими берегами и проток с «плывущим» фарватером). А ещё — рыболовство: к 1990 году 60% пресноводного улова Месопотамии приходилось именно на болотных арабов.

Свободолюбивые мааданы слабо вписывались в вертикаль авторитарной власти. После неудачного шиитского восстания 1991 года многие мятежники по старой памяти нашли прибежище в Дельте. Саддам Хусейн жестоко покарал и тех, и других: жителей региона депортировали в глубь страны, а родовые угодья осушили, тем самым вызвав локальную экологическую катастрофу.

Так что на современной карте в устье Тигра и Евфрата болот почти нет.

А без традиционного уклада нет и болотных арабов… Как отмечает в докладе Агентство США по международному развитию (USAID), сегодня из полумиллиона маадан в традиционном ареале расселения осталось лишь несколько тысяч, да и те лишены элементарных благ цивилизации.

Мальдивцы

Самоназвание этой нации, дивехи, восходит к санскритскому «двипа» — «остров». Таковых в Мальдивском архипелаге свыше тысячи, в том числе около двухсот — с постоянным населением. Рай для богатых курортников, каждый год приносящих в бюджет экваториального государства более 1,5 миллиарда долларов (при населении около 300 тысяч).

Жить и радоваться? Едва ли: самая высокая точка архипелага — 240 сантиметров.

Притом, что, согласно отчёту группы Arctic Monitoring and Assessment Programme, объединяющей сотню климатологов из восьми стран, к концу XXI века уровень океана возрастёт на 1,6 м по сравнению с 1990 годом!

Ещё более категоричны учёные из Аризонского университета: «В ближайшие столетия море поднимется на 4-6 м», — утверждает американский геолог Джереми Вейсс. Правда, эксперты ООН предлагают не столь катастрофичный вариант: подтопление «всего» на 59 сантиметров к 2100 году.

Каким бы ни оказался сценарий, очевидно: для Мальдив (и других островных государств) он станет катастрофичным. Разумеется, дивехи принимают меры: защищают кораллы от эрозии, откладывают часть туристических доходов в специальный фонд для покупки угодий на суше, если апокалипсис всё-таки нагрянет. Однако очевидно, что переселение в чуждый ареал навсегда покончит с культурно-этнической самобытностью мальдивцев.

Алутиик, или кадьякские эскимосы

Согласно исследованию Аляскинского центра коренных языков, из 3000 ныне живущих алутииков — лишь 400 владеют родным языком, а на его кадьякском диалекте говорят всего около 50 стариков. Школьное преподавание алутиика началось только в 2010 году в городе Кадьяк, хотя его первую грамматику ещё в 1807-м составили русские монахи Герман и Гидеон, проповедовавшие на южной Аляске.

Сильнейший удар по небольшому прибрежному этносу, жившему добычей лосося, палтуса и китов, в 1964 году нанесло землетрясение на острове Афогнак, который после этого почти обезлюдел.

Аборигены, из лучших побуждений эвакуированные властями на континент, оказались оторваны от традиционных промыслов и растворились в современной городской среде. Неудивительно, что международный языковой каталог «Этнология» (Ethnologue: Languages of the World), пополняемый с 1951 года, оценивает количество носителей алутиика ещё ниже — в 200 человек.

Сойоты

Народность, компактно живущая в одном из районов Бурятии, крайне малочисленна: 3608 человек по данным на 2010 год. Несмотря на то, что первые упоминания о сойотских племенах относится ко временам царя Алексея Михайловича, первый раз в качестве отдельной народности этот этнос был учтён лишь во Всероссийской переписи 2002 года; первая письменность (на основе кириллицы) составлена в 2001 году; первый словарь (русско-сойото-бурятский) — в 2003-м.

Ещё в 1996 году этот язык кочевых скотоводов считался практически вымершим. К счастью, он был вовремя кодифицирован, и уже в середине нулевых лет началось преподавание в начальных классах Окинского района Бурятии, переименованного по просьбе старейшин в Сойотский аймак.

Эстонцы, латыши, литовцы

За последнюю четверть века страны Прибалтики превратились в зону демографического бедствия. Как подсчитал Центр по проблемам европейской интеграции, после 1989 года в Литве население сократилось с 3,7 млн до 2,95 млн человек. В Латвии — с 2,7 млн до 1,99 млн, в том числе даже в столичной Риге — с 1 млн до 696 тыс. Для Эстонии ситуация не столь угрожающа, но всё равно печальна, учитывая общую малочисленность: депопуляция с 1,6 млн — до 1,3 млн жителей.

Основная причина — колоссальная миграция на Запад после вступления в Евросоюз.

Возникает порочный круг: молодые (и находящиеся в наилучшем репродуктивном возрасте) граждане покидают страну; сокращение экономически активного населения влечёт схлопывание внутреннего рынка и разорение национального бизнеса, что, в свою очередь, ещё сильнее подогревает «чемоданные настроения»… В то же время, как отмечается в исследовании, убывшие замещаются многочисленными приезжими из России, Белоруссии и особенно Украины (почему — вероятно, объяснять не надо). Учитывая общую малочисленность «лимитрофных» народов, даже несколько сотен тысяч славянских остарбайтеров способны радикально поменять этноязыковой баланс, превращая эстонцев и латышей в ассимилируемое меньшинство.

Не будет большим преувеличением сказать: если что и поставило эти народы на грань исчезновения, так это обретение независимости после распада СССР. Во времена которого население трёх республик (не только русское, но и автохтонное), напротив, стабильно увеличивалось.

Немцы

Казалось бы — 16-я по численности населения страна мира, экономический локомотив Евросоюза, 7-е место в рейтинге сильнейших армий… К сожалению, с демографической точки зрения в Германии всё не так убедительно.

Согласно исследованию Организации экономического сотрудничества и развития, ФРГ располагается на втором месте после США по количеству иммигрантов, приезжающих на длительный срок.

По данным Федерального бюро по миграции и беженцам, в одном только 2014 году в страну прибыл 1 млн 108 тыс. иностранцев, а общее количество лиц с зарубежным гражданством составляет 8,1 млн человек. И это не считая 20 млн рейхсдойче, являющихся потомками мигрантов, приехавших в Фатерланд за вторую половину XX века.

C 1972 года в ФРГ наблюдается отрицательный естественный прирост.

Историк Сергей Волков сообщает, что только в Первую мировую войну из каждой тысячи немцев в возрасте 15-49 лет убито 125 человек.

Во Вторую мировую — потери ещё более ужасающие: около 7,5 млн погибших на фронте и 1,5 млн — среди мирных жителей. Неудивительно, что после таких демографических катастроф рождаемость коренного населения Рейнланда значительно ниже, нежели у приезжих, и вполне возможно, уже к середине века нация Канта и Шиллера на собственной земле окажется в меньшинстве.

По утверждению великого лингвиста Вильгельма фон Гумбольдта, «…язык всеми тончайшими фибрами своих корней связан с народным духом». То есть, говоря современными терминами, как видно на примере большинства народов из нашего списка, язык — это основа национальной идентичности, и за его утратой следует и исчезновение этноса.

Источник: Русская Семерка

Комментарии
Комментарии