Жизнь как анекдот: запрещенный юмор СССР

Эти анекдоты отражали реалии жизни, знакомые каждому советскому гражданину.
Жизнь как анекдот: запрещенный юмор СССР

Эти анекдоты, отчасти непристойные, отчасти обличительные, в Союзе не печатали в газетах и не издавали в сборниках. При этом лучшие из них расходились по стране с головокружительной скоростью – потому что отражали реалии жизни, знакомые каждому советскому гражданину.

1. Заседания

Анекдот: Брежневу звонит женщина: «Меня зовут Мария Петровна Иванова». – «Простите, не припомню». – «Мы с вами вместе спали». – «Как?! Когда?!» – «Во Дворце съездов». – «Не было такого!» – «Было, было. Вы спали в президиуме, а я – в зале».

Во времена застоя самые обсуждаемые темы, кроме дефицита – это бесконечные заседания и главный бровеносец страны Леонид Ильич Брежнев. Собственно, традиция максимально насыщать жизнь советских граждан совещаниями, политинформацией, планерками и съездами началась в первые же годы после революции.

Но если изначально государство требовало относиться к ним серьезно, а при Сталине храп в неподходящий момент считался антисоветской агитацией, то в семидесятых давление заметно ослабло.

Многочисленные съезды стали проходить как-то без огонька. Во многом в этом были виноваты ораторы. Длинные, удушающе нудные доклады с многочисленными цитатами великих лидеров коммунизма, дежурные аплодисменты, переходящие в овации. Больше всего добивало то, что спали не только на галерке – в президиуме тоже овладели искусством дремать с открытыми глазами, и безусловным гуру в этом был сам генеральный секретарь ЦК КПСС Брежнев. Многим советским гражданам казалось, что он спит, даже читая собственную речь.

Стать участником какого-нибудь съезда было еще почетно, а вот многочисленные заседания по любому более-менее значимому поводу откровенно утомляли. Избежать их было трудно даже рядовым сотрудникам, что уж говорить о начальстве. Особенно их не любили женщины. Вместо того чтобы заниматься домашними делами, приходилось слушать про Анджелу Дэвис или битву за урожай.

2. Дефицит

Анекдот: Кооперативные магазины, не имея реальных товаров, часто украшают свои полки пустыми консервными банками. Простая рабочая женщина пришла в такой магазин и захотела купить консервы, указывая на полные полки. «Моя дорогая, – сказал ей продавец, – это лишь украшение». – «Ну хорошо, – вздохнула женщина, – дайте мне две банки этого. В наше время нужно брать все, что есть».

Дефицит, очереди, пустые прилавки магазинов постоянно присутствовали в жизни и так же регулярно появлялись в анекдотах. Возможно, именно неспособность советской власти решить вопросы снабжения и привела в результате к развалу СССР. Такая ситуация была главным раздражающим фактором для населения.

Конечно, говорить о том, что товаров не было вообще – нельзя. Настоящее опустошение советской торговли началось уже в 1987 году, однако и шутки вроде «Длинная, зеленая, пахнет колбасой? Конечно, московская электричка!» - появились не просто так.

Кроме непосредственно государственной торговли купить продукты можно было прямо на предприятиях. На руки выдавали немного, но пайки распределялись регулярно. Если совсем ничего не было в универсамах, всегда можно было пойти на рынок.

Например, если в обычном магазине мясо появлялось редко, на завод привозили по два килограмма в руки, то на любом базаре купить его можно было без проблем. Просто дороже в три-четыре раза. В восьмидесятых, при Андропове, московский ОБХСС вскрыл целую организацию, которая занималась переправкой говядины и свинины из госсети на рынок.

Существовал в СССР и маленький уголок капитализма – потребительские кооперативы. Промышленные кооперативы и артели ликвидировали при Хрущеве, а вот в торговле они остались, хотя и прошли огосударствление. Точек коопторга было немного, цены там были даже выше, чем на базаре, но и они похвастаться каким-то особенным изобилием не могли.

3. Суд и парторганизация

Анекдот: Чем жена держит мужа? Немка – питанием, чешка – властью, испанка – страстью, кубинка – пляской, полька – лаской, китаянка – лестью, мексиканка – местью, гвинейка – пением, грузинка – терпением, негритянка – умением, гречанка – красотой, армянка – полнотой, француженка – телом, американка – делом, итальянка – шиком, еврейка – криком, японка – грацией, русская – судом и парторганизацией.

Надо сказать, что вмешательство коллектива в личную жизнь не всегда приносило исключительно неприятности. Особенно это касается женщин. В критических для семьи ситуациях они могли обратиться к нему за помощью. Если муж выпивал, гулял на стороне и не уделял время законной супруге и детям – жалоба на работу, письмо в профсоюз и партком.

И те обязаны были вмешаться, сделать внушение и даже наказать. Например, руководство завода вполне могло лишить стахановца, но дебошира и пьяницу, квартальной премии. Прямо как в песне Высоцкого «Разговор у телевизора». Если это не помогало, существовал еще один способ воспитания – товарищеский суд.

Именно про него идет речь в анекдоте. Изобретение не советское, чаще всего он встречался в армиях. В качестве своеобразного аналога можно вспомнить рыцарский/дворянский суд чести. Но в СССР их работу закрепили законодательно в специальном положении Верховного суда (1961 году) и распространили практику на все предприятия и организации.

В отличие от народного товарищеский суд занимался вопросами, которые напрямую не попадали под уголовное и административное право. По сути, выборные судьи занимались тем, что формально никак не запрещалось, но не соответствовало «высоким нравственным требованиям советского человека». Иногда результаты такого товарищеского заседания передавались в настоящий суд.

Рассматривать судьи могли совершенно разные дела: от опозданий на работу до воровства. Сколько всего работало таких органов – сказать сложно. В полумиллионном Кишиневе их было около семи сотен. Несмотря на то, что максимальным наказанием мог стать штраф в 50 рублей, а чаще всего присуждали общественный выговор или порицание, товарищеские суды считались весьма эффективным способом идеологической обработки. Они боролись со стилягами, любителями иностранных лейблов, фанатами рок-музыки, пьянством и насилием в семье.

4. Жена

Анекдот: Академик, директор института показывает иностранным гостям свой институт, лаборатории, рассказывает об исследованиях. Гости восхищены и потрясены глубиной и новизной работ, великолепно поставленными экспериментами. «Скажите, – спрашивает один из гостей директора, – а кто у вас главный помощник?» – «Моя жена!» – «О! Великолепно! А дети у вас есть?» – «Да, двое…» – «А кто их воспитывает? Кто ухаживает за ними?» – «Как кто? – отвечает академик. – Конечно, жена». – «О! Колоссально! А кто убирает квартиру, готовит обед? Сколько у вас человек прислуги?» – «Никакой прислуги у нас нет. Все делает жена…» – «Мы читали ваши книги, статьи, знаем о вашей работе в общественных организациях. Кто у вас секретарь, кто ведет переписку?» – «Жена». – «Вы видите, – говорит иностранный гость коллегам, – я был прав, утверждая, что в Советской России – многоженство!»

Эмансипация женщин в СССР властями воспринималась неоднозначно. Они были крайне непоследовательны. Например, разрешали женщинам работать почти везде, но процент их в руководстве партии был мизерным.

Но главная проблема даже не в том, что власти были непоследовательны. На бытовом уровне мужчины вели себя так, будто ничего не изменилось. Как-то по умолчанию считалось, что все домашние заботы, включая уборку, воспитание детей, поиск продуктов и обслуживание супругов – это исключительно женские обязанности.

А ведь им приходилось еще и работать: обязательные восемь часов, плюс общественная нагрузка, партсобрания, политинформация, субботники… Если к этому добавить, что продукты приходилось добывать, выстаивая в очередях, картина получается невеселая.

Именно тогда практика оставлять детей на воспитание бабушкам и дедушкам получила такое распространение. Выросло и количество сирот, если сразу после войны, в 1945 году, их было около 200 тысяч, то в 1990 году – 411 тысяч.

Государство старалось облегчить жизнь женщинам: строились детсады, в школе организовывали продленку, на лето для детей в тех же школах открывали пионерлагеря. Но в целом слабый пол справедливо жаловался на тяжелый быт. Вот только мужья предпочитали всего этого не замечать.

Советской элите и их женам было полегче. Многие из них действительно становились не только хозяйками, но и редакторами, и секретарями, и внештатными сотрудниками, но они могли хотя бы нанять домработниц. Официально советскими властями это не поощрялось, слишком уж отдавало это барскими замашками, но встречалось часто.

5. Советский быт

Анекдот: Корова и лошадь уходят из СССР и на границе встречают идущих навстречу клопа и петуха. Петух спрашивает лошадь: «Зачем ты уходишь из СССР, у вас ведь так хорошо?». – «Делать нечего, нас женщины заменили, работают как лошади». – «Ну а ты, корова?» – «Доят меня семь раз в день, а кормят один раз». – «Ну а ты, петух, чего сюда идешь?» – «Еще бы, у вас раз споешь – и лауреатом будешь». – «А ты, клоп?» – «Плохо в Европе, ходишь, ходишь по квартире, еле человека найдешь, у вас по пятнадцать человек в одной комнате живет, раздолье!»

Не анекдот, а просто концентрированное советское бытописание. Сейчас принято вспоминать времена застоя с каким-то благоговением. Но если бы каким-то чудом можно было попасть в то время, вряд ли мы бы услышали от живущих в нем много хороших слов в адрес системы.

Чтобы добиться материального достатка, в обычной семье работали оба, но женщинам вкалывать приходилось сразу и дома, и на заводе. Огромной популярностью пользовались вакансии, на которых можно было сильно не напрягаться, вроде лаборанток в многочисленных НИИ. Но попасть туда было непросто, большинство женщин могли только мечтать об этом – и продолжать осваивать мужские профессии дорожных рабочих, строителей и крановщиков.

Долгое время жить большинству граждан приходилось в бараках и огромных коммуналках. На десять комнат один туалет и кухня, до сотни людей на сотню квадратных метров. Но и за этот метр приходилось бороться.

Когда в шестидесятых власти стали раздавать тесные, маленькие и не очень удобные квартиры в хрущевках, у народа случился форменный экстаз. Увы, жилищную проблему решить так и не удалось – коммуналки пережили СССР. Так что клоп прекрасно знал куда ехать.

6. Мать-героиня

Анекдот: Армянское радио: Предлагаем для мужа матери-героини ввести звание заслуженного сеятеля республики.

Война еще не закончилась, но уже было очевидно, что СССР придется столкнуться с демографическим кризисом. И это с учетом того, что страна еще не оправилась от кризиса тридцатых годов.

Обычно государства стимулируют рождаемость материально, а вот советские власти поступили оригинально: в 1944 году появились специальные ордена для многодетных матерей. Так, женщины, родившие и/или воспитавшие от семи до девяти детей, получали орден «Материнская слава», а если детей оказывалось от десяти и выше – орден «Мать-героиня».

Первоначально в советском обществе награду не приняли. Еще были свежи воспоминания о войне, и многие фронтовики восприняли эти почетные звания как пародию на Звезду Героя и орден Славы. Появилось множество не очень добрых шуток. Например, мать-героиня получила медаль. «Где носить-то?» – «Чем заработала, на том и носи».

Окончательно почетный орден вошел в жизнь советских граждан уже в конце пятидесятых. С одной стороны, привилегий и льгот было немного, но с ним и квартиру было выбить легче, и путевку в санаторий давали охотней. Появились даже случаи, когда детей усыновляли фиктивно.

7. Курортный роман

Анекдот: Юг, курорт. На пляже дома отдыха лежит голый мужчина без трусов, закрыв лицо полотенцем. По краю обрыва над пляжем идут три молодые отдыхающие. Первая: «Это не с нашего этажа». Вторая: «И не из нашего корпуса». Третья: «Да он вообще не из нашего санатория!»

Санатории, пансионаты и дома отдыха советская власть начала создавать еще в 1921 году, но первое время они были доступны исключительно для элиты страны: партийных работников, командиров Красной армии, писателей и нэпманов. В тридцатых годах здравницы открыли свои двери для стахановцев, передовиков производства и даже обычных тружеников. И вот тогда-то простые советские граждане открыли для себя курортные романы.

Быт большинства жителей СССР в тридцатые был патриархален и уныл. Сексуальная революция как-то не задалась, хотя и оставила свои следы. Работать приходилось шесть дней в неделю, иногда по 10-12 часов. И вдруг на двадцать один день люди попадали на курорт. Море, солнце, парки, фрукты, усиленное питание и провокационные купальники. Даже вино там продавали, как квас или пиво в Москве – прямо из бочек. В общем, все располагало к романтическим знакомствам.

Естественно, это просто не могло не найти своего отражения в анекдотах. В тридцатых годах тема «курортной распущенности» мелькала так же часто, как тема очередей. А в семидесятых, когда санатории стали привычным делом, место действия анекдота как-то постепенно перенеслось в многоквартирный дом.

8. Партработник

Анекдот: На курорте отдыхали шахтер, академик и партработник. Познакомились с женщинами. Шахтер один день ухаживал, двадцать дней любил; академик двадцать дней ухаживал, один день любил; партработник один день любил, двадцать дней упрашивал, чтобы никому не рассказывала.

Курортные романы и все с этим связанное никуда не исчезли – к приятному довольно быстро привыкли. В середине пятидесятых Политбюро резко озаботилось падением нравов среди строителей коммунизма, и началась самая настоящая кампания по борьбе с аморальным поведением.

Формально она стартовала с разоблачения тогдашнего министра культуры Георгия Александрова. Оказалось, что он посещает некий «притон» в квартире писателя Кривошеина. Насколько обвинения эти были правдивы – сейчас сказать сложно.

Вполне возможно, все дело в борьбе внутри верхушки СССР: в то время Хрущев как раз топил Маленкова. Александров был его креатурой, и его могли просто подставить. Впрочем, о скандале быстро забыли. Практически сразу после него последовало несколько постановлений Совмина, направленных на усиление борьбы с проявлениями тунеядства и «аморалкой». Но дело даже не в них.

Изменилось отношение самой партии. Если до пятидесятых на маленькие слабости вроде адюльтера закрывали глаза, то теперь следовал обязательный разбор на партсобрании. За такое грехопадение можно было лишиться должности и партбилета. Развод мог серьезно подпортить карьеру. А уж прилюдно пропесочить морально нестойких товарищей, которые занимают ответственные должности, было и вовсе в обязательной программе.

9. Секс по-советски

Анекдот: Что такое секс? Секс по-французски – это когда француз закрылся в комнате с француженкой и делает с ней все, что захочет. Секс по-итальянски – это когда француз закрылся в комнате с француженкой, а итальянец подсматривает в замочную скважину, как француз с француженкой делает все, что захочет. Секс по-американски – это когда два американца пишут роман о том, как француз закрылся с француженкой в комнате и делает с ней все, что захочет, а итальянец подсматривает в замочную скважину. Секс по-русски – это когда на партбюро обсуждают молодого коммуниста, который читал роман американских писателей о том, как француз с француженкой закрылся в комнате и делал с ней все, что захочет, а итальянец подсматривал в замочную скважину.

Секса в Советском Союзе хватало, даже порнография попадалась, а вот сексуальное воспитание отсутствовало напрочь. Конечно, ничего сложного в самом процессе нет, все интуитивно понятно, но ведь чертовски любопытно, особенно в молодом возрасте.

Советские же власти крайне негативно относились к проявлению любопытства в этом направлении. Гражданин постоянно ощущал на себе идеологическое давление: выгнать из партии и из комсомола могли за длинные волосы, джинсы, прослушивание неправильной музыки и уж точно за аморальное поведение.

Поэтому ситуация, рассказанная в анекдоте, несмотря на утрирование и доведение до абсурда, вполне реальна. Члены худсоветов, профкомов, многочисленные парторги и управдомы стояли на страже морали и нравственности и рубили на корню все попытки провести на экраны или в литературу какие-то неприличные моменты.

Прорваться удавалось единицам. Когда Варлей появилась в фильме «Кавказская пленница» в одних колготках, это вызвало ажиотаж у мужской части населения. А сколько разговоров было о просвечивающих в купальном костюме сосках Анастасии Вертинской в фильме «Человек-амфибия»!

На фоне кинематографистов художники, которые почти свободно использовали обнаженную натуру, казались чуть ли не официальными порнографами. Однако если в искусстве допускались вольности, в обычной жизни пострадать можно было за сущую мелочь.

Если весьма схематичное изображение в стиле ню каралось вызовом родителей в школу, то за порнографию в любом виде могли и посадить. Хотя чаще всего вначале с «заблудшей овцой» проводилась разъяснительная беседа, потом товарищеский суд и только «систематическое нарушение принципов советской морали» оборачивалось серьезным наказанием.

10. Общежитие

Анекдот: Студентку вуза спрашивают, сколько ей нужно денег, чтобы превратить их студенческое общежитие в публичный дом. «Две копейки, – отвечает она. – Чтобы позвонить туда и сказать: переходим на легальное положение».

Суровый кодекс строителя коммунизма не мог помешать молодежи переносить общение в горизонтальную плоскость, секс до брака встречался повсеместно, вплоть до самых «дремучих» среднеазиатских республик. А уж если детям удавалось вырваться из-под бдительного ока родителей в общежитие, то запретный плод пробовали обязательно.

В принципе, почти каждый в СССР хотя бы раз в жизни жил в общежитии. Уникумы, которые не покидали родительской квартиры, безусловно, встречались, но даже счастливых обладателей столичного жилья могли отправить в колхоз на битву с урожаем или в командировку на завод. И там, как правило, большого выбора не было.

Масштабы «разложения» студентов и молодых рабочих в анекдоте преувеличены. В этой среде проституция никогда не была массовым явлением, зато это был настоящий уголок сексуальной свободы. Лучше всего ситуацию объясняет анекдот про студенческую любовь, когда есть с кем, есть чем, но нет – где. Общага прекрасно решала эту проблему: всегда можно было найти свободную комнату или попросить соседей прогуляться.

С моральным падением пытались бороться. На самом переднем фронте стояли стражи советской нравственности: коменданты и вахтеры. Доступ в общежития разрешался только по студенческому билету, дверь после одиннадцати закрывалась.

А ночью в битву вступала тяжелая артиллерия: преподаватели вместе комсомольским активом устраивали облаву на лиц противоположного пола, незаконно пробравшихся в комнаты.

Источник: Апрель

Комментарии
Комментарии