5 книг о природе власти в России

Что читать об истоках монархии, фигуре российского правителя и культуре властных отношений в России, рекомендует историк Екатерина Болтунова.
5 книг о природе власти в России

Изучение категорий власти в контексте истории и культуры России — это направление, которое развивается давно и продуктивно. Здесь много ярких исследовательских имен, замечательных наблюдений и методологических находок.

Предлагаемый список книг дает лишь некоторые оригинальные примеры развития темы. Очевидно, что в обозримом будущем в этой сфере можно ожидать появления новых интересных работ. История свидетельствует, что вопросы, связанные с пониманием природы российской власти, ее способности трансформироваться, отвечая на вызовы времени, никогда не потеряют актуальности.

Ричард С. Уортман Сценарии власти. Мифы и церемонии русской монархии. Т.1–2. М.: ОГИ, 1995

Автору этой книги в свое время закрыли въезд в СССР, и он не смог продолжить работу в советских архивах. Итогом стало исследование, проведенное главным образом по опубликованным и, казалось бы, хорошо известным в научной среде материалам: коронационным сборникам, описаниям придворных церемоний, переписке, гравюрам. Книга вызвала огромный интерес как в англо-американской, так и в российской историографии — множество переизданий, десятки рецензий. Признание этого труда сделало Ричарда Уортмана одним из лидеров американского исторического сообщества и породило целую генерацию так называемых «уортманистов» — исследователей, разделяющих его взгляд на природу российской власти и методы ее изучения. По мнению историка, церемониал русского императорского двора не был лишь выражением театрализации, свойственной власти. Ритуалы — от коронаций до похорон, от церковных служб до парадов, от эрмитажных, камерных вечеров Екатерины II до встреч с народом Александра III — были важной формой легитимации власти; свидетельство законности прав на престол обеспечивало стабильность правления. Исследуя символическую репрезентацию императорской власти в России от Петра I до Николая II, Уортман показывает, как менялся образ монарха в ту или иную эпоху. Особенно интересны главы, посвященные Александру III и Николаю II, которые, по мнению историка, радикально изменили основу «сценария власти», что и стало одной из причин изменения общественного отношения к династии в начале XX века.

The Rude and Barbarous Kingdom Revisited: Essays in Russian History and Culture in Honor of Robert O. Crummey (edited by Chester Dunning, Russell Martin and Daniel Rowland). Bloomington: Slavica Publishers, 2008

Сборник статей издан в честь Роберта Крамми — американского исследователя, специалиста по истории боярской элиты и старообрядчества. Его название («Посещая вновь это грубое и варварское королевство…») — перифраз заголовка одной из ранних работ Крамми и строчка из мемуаров английского путешественника в России XVI века.

Вместе с тем такая формулировка отражает и позицию этой группы исследователей: переосмысление истории и культуры России XVI–XX веков, переоценка целого спектра явлений, к числу которых относится и категория власти.

Здесь власть предстает персонифицированно — в фигурах Ивана Грозного (Чарльз Хальперин, Эдвард Кинан) и Петра Великого (Пол Бушкович) — и коллективно (Ольга Кошелева, Борис Морозов), в войнах (Даниэл Во) и в придворных ритуалах (Даниэл Роуленд, Расселл Мартин). Учитывая, что авторы публикаций составляют вместе когорту исключительно ярких историков, работающих сейчас с российским материалом, в сборнике можно обнаружить самые неординарные вопросы о сути явлений и столь же неожиданные ответы на них.

Успенский Б.A. Царь и патриарх: харизма власти в России. M.: Языки славянской культуры, 1998

Настоящий классик, представитель известной Тартуско-московской семиотической школы писал о природе и проявлениях власти много. В его списке трудов есть такие работы, как «Царь и император: помазание на царство и семантика монарших титулов», «Царь и Бог», «Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен». В «Царе и патриархе» Успенский рассуждает об отношениях власти светской и власти духовной, о восходящих к Византии корнях русских представлений о сакральности власти и развитии этих позиций в допетровской Руси.

Lindsey Hughes The Romanovs: Ruling Russia, 1613-1917. London: Hambledon Continuum, 2008

Книга Линдсей Хьюз, на первый взгляд, тривиальна по форме: история династии от избрания на царство Михаила Федоровича до гибели Николая II. Кажется, не сулит ничего хорошего и почти китчевая обложка в кроваво-красных тонах, с репродукцией «Утра стрелецкой казни» В.И. Сурикова и одной из семейных фотографий Николая II на фоне тронного зала. Однако это как раз тот случай, когда обманывает и зрение, и опыт. Автор «Романовых» — известный британский историк Линдсей Хьюз, специалист по истории России XVIII века, которая закончила работу над книгой всего за несколько дней до смерти. Это написанная поразительным, простым и красивым языком история династии как история успеха, успеха царской/императорской фамилии, которая три столетия управляла огромной, невероятно разнообразной и постоянно прирастаемой территориями страной, успеха, который, как считает автор, почти отрицает современная исследовательская литература. Хьюз много повествует о личных качествах каждого из Романовых, взаимоотношениях внутри семьи, а также о женщинах династии — сюжет, интересовавший историка в других работах (на русский язык переведена ее книга «Царевна Софья. 1657–1704» (М.: Гранд, 2001)). Автор книги прямо возлагает ответственность за крушение империи на Николая II, которого она со всей возможной прямотой называет неподходящим для своей работы (bad for the job). Николаю посвящены две части книги, за которыми следует глава об истории памяти, где Хьюз анализирует «романовоманию» 1990-х — начала 2000-х годов в России. Безотносительно оценки таких трактовок Хьюз, которая аккумулирует все лучшее в историографии династии и наполняет свою книгу блестящими биографическими очерками, подкупает своей установкой на антропологичность. Ей действительно удается показать, что история власти — это история людей у власти.

Мещерский В.П. Мои воспоминания. М.: Захаров, 2003

Князь Владимир Петрович Мещерский — единственный мемуарист в череде представленных мною авторов. Он был личностью примечательной и чрезвычайно разноплановой. Каждой его ипостаси было достаточно для того, чтобы вызвать интерес современников и потомков. Детство Мещерского, который был внуком великого Н.М. Карамзина, пришлось на царствование Николая I. Он служил чиновником Министерства внутренних дел в эпоху Великих реформ Александра II, был дружен с Александром III, затем стал издателем и литератором, работодателем Ф.М. Достоевского. Мещерский писал романы из великосветской жизни, а его собственная репутация в свете была предметом сплетен и насмешек, что не помешало ему дослужиться до чина действительного статского советника. Однако место на страницах учебников истории ему обеспечило не это, а издание монархической газеты «Гражданин», публичное и агрессивное выражение радикальных консервативных взглядов и участие в движении черносотенцев. Мещерский оставил три тома воспоминаний, которые почти целиком охватывают вторую половину XIX века. Это живое описание нескольких эпох, созданное автором с ярко выраженным политическим темпераментом. В центре воспоминаний — размышления о стране, близкое наблюдение за жизнью династии, ею управляющей, рефлексия о власти, незыблемость которой казалась Мещерскому столь очевидной в юношеские годы и непрочность которой он так сильно ощущал с течением времени.

Источник: ПостНаука

Комментарии
Комментарии