Народы, у которых есть миссия

Кто-то считает себя богоизбранными, кто-то несет «блага цивилизации», а кто-то пытается вернуть величие легендарных предков.
Народы, у которых есть миссия

У каждого народа есть идея о собственной исключительной миссии, которая должна быть исполнена любой ценой. Кто-то считает себя богоизбранными, кто-то несет «блага цивилизации», а кто-то пытается вернуть себе величие легендарных предков, первых рыцарей Европы.

Русские: Третий Рим и «Святая Русь»

Корни русской идеи стоит искать в XV веке, когда Москва категорически разошлась с Константинополем в вопросах Флорентийской унии - попытке Ватикана объединить обе конфессии под своим началом. «Измена» греков привела к тому, что спустя три года, в 1441 году, по распоряжению Василия II греческий митрополит Исидор был смещен со своего поста, а на его место избран русский по происхождению святитель Иона.

В 1453 году, не выдержав нашествия османов, пал Константинополь, бывший центром православного мира. В русском обществе понимали, что Православная Церковь не может оставаться без единого духовного центра: этот факт и порождал брожение мыслей о возможной преемственности между Константинополем и Москвой. Тема о централизации православия вокруг Москвы оказалась актуальной и в свете пророчеств о конце света.

1492 год по православному календарю завершал 7000-летний период, ведущий свое начало от Сотворения мира. О серьезности отношения Церкви к этой дате говорил хотя бы тот факт, что на ней заканчивался цикл пасхалий.

В том же 1492 году мы впервые встречаемся с зафиксированной на бумаге мыслью о русской преемственности Византии. Митрополит Зосима в предисловии к «Изложению Пасхалии» на начало наступающего восьмого тысячелетия недвусмысленно высказывался, что Иван III является новым Константином, а Москва новым Константинополем.

Концепция «Третьего Рима» нашла свое продолжение в православной монархии и русской идее. Ее сторонники верят в миссию России как народа-богоносца. Впервые, термин «русская идея» появился у Достоевского, соединившего идею народа-богоносца с мессианством. Согласно его концепции, только русский народ достоин нести христианскую веру в ее самом верном проявлении – православии.

Армяне – богоизбранные

Доктрина «Святой Руси» не уникальна. Одновременно с идеей богоизбранности Восточного Рима в Армении тоже происходило освящение этничности.

Армянская национальная идея гласит о богоизбранности армянского народа наравне с иудеями, апеллируя хотя бы к тому, что именно на территории Армении повторно зародилась жизнь после Великого потопа. Кроме того, Армения была одной из первых стран, принявших христианство.

При этом все несчастья, постигшие армянский народ – плата за богоизбранность, подобно той, что пришлось заплатить Израилю.

Евреи: народ священников

Как гласит «Шмот» - тринадцатая глава Торы, главная миссия народа Израиля – соблюдать все указания Торы: «если вы будете слушаться голоса Моего и соблюдать Мой завет, то будете Моим самым дорогим уделом из всех народов, ибо Моя вся земля; а вы будете у Меня царством священников и народом святым» (Шмот 19:3—6).

Если евреям удастся выполнить свою миссию, то в мире будет процветать мир и покой, а народ Израиля станет почитаться как царство священников. И явится тогда «кидуш Ашем»- освящение имени Бога. Если же нет, то за место него появится «хилуль Ашем» – осквернение имени Бога. В этом случае, люди начнут отрицать Бога и восстанут против него. И тогда вместо того, чтобы стать «народом священников», сыны Израиля будут гонимы и презираемы, но пройдя все испытания, они обратят их во благо, поскольку желание Всевышнего – чтобы человечество, в особенности Израиль, получило искупление своими поступками.

Поляки: потомки первых рыцарей

Говоря о миссии польского народа, стоит выделить две концепции: польское мессианство и ягеллонскую идею.

Первая зародилась еще в XVI веке вместе с идеологией сарматизма. Согласно ей польская шляхта ведет свое происхождение не от славян, как простолюдины, а от древнего народа сарматов. Кочевники сарматы противопоставлялись диким скифам и считались родоначальниками рыцарства. Таким образом, польская аристократия позиционировала себя наследников первых рыцарей Европы.

Речь Посполитая должна была стать «оплотом христианства, убежищем свободы и житницей Европы». Впоследствии концепция исключительности была перенесена на весь польский народ.

Польское мессианство гласит, что поляки обладают выдающимися способностями и тем самым выделяются на фоне остальных народов мира. Соответственно, именно они ответственны за развитие и просвещение всех остальных народов мира.

Другая идея, «ягеллонская» (от имени польской королевской династии Ягеллонов) получила распространение в начале XX века после революции, когда Польша вышла из состава Российской империи. Согласно ей, все восточноевропейские страны – Литва, Белоруссия, Украина должны были объединиться под эгидой польского федерального государства – империи, и создать противовес общему врагу – России.

Как задача максимум – расчленение России путем поддержки национальных движений ее малых народов, а затем объединение их в федерацию во главе с Польшей.

Англичане: «Великая Британия»

В конце XIX века, когда успехи колониальной торговли были уже в прошлом, а «нация лавочников», как англичан называли в иностранной прессе, не могла более рассчитывать только на производство и торговлю, в Англии появилась идея об ином предназначении британской нации – об имперской миссии.

Основная ее идея заключалась в том, что настоящим призванием англичан является распространение достижений западной цивилизации по всему миру и «опекунство» над менее развитыми странами – Индией, Африкой и другими.

Впервые эту идею высказал лидер консерваторов и премьер-министр Дизраэли: «Величественность и суверенитет, дух и энергия парламента, неисчерпаемые ресурсы, изобретательность и решительность народа – вот ключ к Индии».

По словам одного из имперских идеологов, лорда Розбери, Британская империя стала чем-то вроде: «величайшего светского агентства по распространению добра, которое когда-либо видел мир».

Британцы считали себя сродни христианским миссионерам, несущим свет и просвещение человечеству. Важнейшей составляющей идеи «Великой Британии» были многочисленные теории, призванные утвердить превосходство и определить единое предназначение англо-саксонской расы. Ученые и писатели пытались определить базовые черты, свойственные ее представителям. Чаще всего в этом качестве фигурировали стремление к свободе и независимости, умение полагаться на свои силы, индивидуализм и твердость.

Источник: Русская Семерка

Комментарии
Комментарии