Жизнь на Азорских островах

«Португальцы — это типичные цыгане».
Жизнь на Азорских островах

Такие далекие и мало популярные среди туристов, Азорские острова остаются белым пятном на карте многих путешественников. В рамках проекта о россиянах, уехавших жить за границу, «Лента.ру» побеседовала с Василием, который из Белгорода уехал именно туда, на берега Атлантики.

Где родился, там и… сидишь без денег

В Белгороде я работал на заводе железобетонных изделий. Получал всего около 200 долларов. Дети у меня тогда еще учились в школе, их у меня трое. Денег хватало только на то, чтобы пару раз закупиться продуктами. Поэтому пришлось что-то придумывать, искать способы прокормить семью.

В 2001 году я узнал о программе работы в Португалии. Выглядело это так: приезжаешь как турист, находишь работу, а потом уже оформляешь все документы для того, чтобы легально остаться в стране. Я обратился в туристическую фирму, которая занималась трудоустройством русских в Европе. Нужно было заплатить денег им, а также за билет и визу. Обещали, что обязательно найдут мне работу.

Было страшновато, особенно после того, как перед самым отъездом я посмотрел репортаж про наших соотечественников в Португалии, которых, грубо говоря, разводят на деньги — как раз по такой программе, по какой ехал я. Но я рискнул.

Азоры здесь тихие

Лиссабон встретил теплом. В Белгороде минус 20, а там грело солнце, все вокруг зеленое, воздух насыщен морской влагой — климат мне понравился.

Человек, который должен был меня трудоустраивать, помог мне с заселением в гостиницу. И начал «кормить завтраками»: изо дня в день обещал, что завтра я пойду на работу, а назавтра повторял то же самое. Я позвонил в Белгород, в отправившую меня фирму — пожаловался. Через неделю мне дали работу и сказали, что я полечу на Азорские острова. Я не возражал.

В самолете со мною летели в основном украинцы — тоже трудовые мигранты. Меня привезли на остров Пику, на стройку. Опыта у меня такого не было. У нас на заводе в Белгороде все было автоматизировано, здесь же — все вручную, поэтому первое время приходилось тяжеловато. На острове есть зоны, охраняемые ЮНЕСКО, так вот, там строить что-то можно только с использованием базальта. Он очень тяжелый, а поднимали мы все сами, без техники.

Язык я не знал абсолютно, это тоже все осложняло. Потом я работал на строительстве мясокомбината, аэропорта, школы. Построили районный центр с филармонией. Сейчас в основном возводятся объекты для туризма, в том числе дома по субсидиям — 70 процентов оплачивает государство, 30 процентов — хозяин. Обычно тратится только половина полученных от государства денег, на остальные покупают машины или просто кладут в карман. Через пять лет дом полностью переходит в собственность владельца, но до этого он обязан размещать там туристов. Мой знакомый построил десять небольших домов на участке, в них есть все необходимое. Хотя туристы больше предпочитают жить в гостиницах или палатках — особенно это любят немцы.

Что немцу хорошо, то нашему — дурь

Сейчас на острове пустовато, туристы приезжают преимущественно летом. Немцы прилетают ради пешеходного туризма, чтобы посмотреть на природу. Наши же первое, что делают, — покупают алкоголь. Ощущение, что остальное им вообще неинтересно. Немцы же замучены цивилизацией, им хочется физических нагрузок.

Остановил меня как-то парень — понял, что я русский, — и спросил, что есть интересного на острове. Я ему рассказал о достопримечательностях, после чего он поинтересовался, где можно купить травку. Я ему, конечно, показал, и он с радостью проследовал в этом направлении. Молодежь приезжает сюда покурить, сам я это дело не пробовал.

Здесь также не возбраняется продажа и производство самогона разного типа. Я тому парню рассказал, где его купить, — счастью не было предела. Вообще, самогон — отдельный пункт туристической программы, наравне с виноделием.

Португальский табор

Португальцы — это типичные цыгане. Они очень приветливые, но ты им безразличен. К примеру, если тут знакомишься с кем-то, вопросы типичные: из какого ты города, где жил, что делал. На этом интерес заканчивается, а через неделю они спрашивают то же самое — информация о людях у них не задерживается вообще.

Местные пьют все. С утра едет водитель, остановился у кафе, принял самогонки, запил кофе и поехал дальше. За день он еще выпьет литр пива или вина, и все за рулем. Конечно, если его остановят, то штраф выпишут. Но здесь этим никто не заморачивается.

Португальцы очень программируемые: что им сказали сверху, то они и делают. Люди не думающие — своего мнения нет совершенно. К примеру, при выращивании картофеля все они используют химию. Чуть ли не каждую неделю ходят на грядки и брызгают. Так, для профилактики, ведь колорадского жука здесь нет. То же самое со свиньями — кормят их удобрениями только так, каждый день. Те растут как на дрожжах — за три месяца свинья больше ста килограммов. И с курами точно так же.

Продукты напичканы канцерогенами. Чуть ли не каждый второй на острове заболевает раком. И португальцы толстые очень.

А вот рыба на Азорах хорошая — ее вылавливают и сразу продают, поэтому она свежая и выбор большой.

Интересный досуг

Во времена, когда охотились на китов, американские фирмы производили китовый жир, тут было несколько фабрик — сейчас это музеи. Понаблюдать за китами тоже можно: достаточно сесть на катер и отплыть от острова.

Пеший туризм сильно развит, можно даже подняться и посмотреть на кратеры вулканов. У меня есть друзья-гиды — француз и немец. Они водят по туристическим тропам — там очень красиво, вокруг природа, водяные мельницы. А на острове Сан-Мигель есть термоисточники. Там вам приготовят типичную пищу Азорских островов.

Океан здесь чистейший — я был в Австралии, и там вода мне понравилась меньше. И медузы не такие «злые», как там. Это уже не говоря об акулах и крокодилах.

В свободное время гуляю по туристическим тропам, летом купаюсь в океане, ныряю. Я же приехал сюда зарабатывать, поэтому свободного времени почти не было. Сейчас с работой похуже, не то что раньше, когда я начинал трудиться в восемь утра и заканчивал в 11 вечера. Пришел, поел и спать, а в шесть часов уже вставать.

Настоящий европеец

Минимальная зарплата — 500 евро, и большинство рабочих так и получают. Раньше давали в два раза больше — кризис сильно повлиял на заработки.

Сейчас у меня уже есть европейское гражданство, и я как гражданин и Европы, и России, могу свободно перемещаться по всему миру. В Белгород приезжаю, ведь у меня там семья, и все деньги я посылаю туда. Жена моя прилетала на Азоры в отпуск, но переезжать сюда из-за языкового барьера не хочет. Хотя купить дом здесь можно за 15-20 тысяч евро, пусть и старенький. Если его подремонтировать, то будет замечательно.

Источник: Lenta.ru

Комментарии
Комментарии