Всем миром: как создавался советский космос

Отечественный космос получился благодаря вкладу всех республик СССР. Особенно в небогатые времена 1950-60-х годов.
Всем миром: как создавался советский космос

Людям, которым дорог космос, свойственно с теплотой вспоминать и Советский Союз — по крайней мере, как великую космическую державу. Начинать освоение межпланетного пространства, вырваться за пределы земного притяжения стало под силу только странам-гигантам, каковых долгое время было только две — СССР и США.

И как американский космос смог состояться, поскольку Соединенных Штатов было очень много, а горячие и холодные войны заставили их выделить солидные средства федеральному центру, так и отечественный космос получился благодаря вкладу всех республик СССР. Особенно в небогатые времена 1950-60-х годов. Это сейчас мы можем себе позволить осваивать космос то в одиночку, то в кооперации с другими странами — да и то, по одежке протягивая ножки.

Нелишним было бы сегодня вспомнить, что Украина внесла в советский космос очень большой вклад. Во всех смыслах. Начать с того, что с украинской земли происходят два великих космических конструктора — Сергей Королев и Валентин Глушко.

Королев родился в Житомире, рос в Нежине, учился в одесской гимназии, увлекся авиацией благодаря общению с летчиками Одесского гидроотряда и поступил сначала в Киевский политехнический институт и только потом уж в МВТУ. Создатель жидкостных ракет Глушко был родом из Одессы. (Двое других выдающихся ракетчиков, Борис Черток и Владимр Челомей, родились в Польше — извечной сопернице Украины).

Мало того — украинцем считал себя еще один гениальный конструктор, Михаил Янгель, хотя на свет он появился в Иркутской губернии. Но был потомком ссыльнокаторжных, его дед чем-то провинился на Черниговщине. После своего становления в Москве как конструктор Янгель в 1950-е обосновался в Днепропетровске, где возглавил Южное конструкторское бюро.

Если уж на то пошло, к украинским конструкторам можно добавить народовольца Николая Кибальчича. Роль, которую сыграл в истории молодой разночинец из городка Короп Черниговской губернии сегодня трудно оценить положительно: все-таки Кибальчич смастерил бомбы, которыми его друзья убили царя Александра II. Но талант был несомненный — и на стене своей камеры в последние дни перед казнью чертил он проект космического аппарата, напомним, в 1881 году.

Но Днепропетровск — «это серьезно». Если в Отечественную войну украинские заводы были потеряны для СССР, то во время войны холодной всю оборонку за Уралом не удержишь. Очень весом вклад КБ «Южное» и завода «Южмаш» в отечественное ракетостроение. И, поскольку космос, увы, неотделим от военного дела, приходится вспомнить грознейшую ракету Р-36М, известную под рискованным, но красноречивым прозвищем «Сатана».

Неоценима была для российских предприятий электроника харьковского завода имени Шевченко и радиотехника киевского завода «Радиоприбор». Отдельно с благодарностью вспоминают ракетчики фото- и кинопленку шосткинского завода «Свема». Это сейчас может вызвать улыбку — да и комбинат стоит уже много лет.

Генеральным директором «Южмаша» в последние советские годы являлся будущий второй президент независимой Украины Леонид Кучма. Вот только власть в незалежной он не удержал, когда время пришло. А про «Южмаш» поступает информация, что в условиях конфронтации с Россией он пребывает в плачевном состоянии.

Украина дала десять советских космонавтов — и каких! Среди них, единственный, кто воевал в Отечественную летчиком-штурмовиком и получил за это первую Золотую звезду, а вторую — за космос, Георгий Береговой, уроженец села Федоровка в Полтавской губернии.

А Павел Попович, родом из городка Узин Белоцерковского района Киевской области, состоял в одном отряде космонавтов с Юрием Гагариным и полетел в августе 1962 года, когда практически рядом летели «Восток-3» с Андрияном Николаевым и «Восток-4» с Поповичем, и они учились общаться. (К украинским космонавтам можно причислить и харьковчанина Валентина Бондаренко, трагически погибшего в 24 года на испытаниях за 19 дней до гагаринского полета).

У независимой Украины пока только один космонавт — Леонид Каденюк из Хотинского района Черновицкой области, который летал на американском шаттле в 1997 году. Еще в интернете фигурирует несколько человек с припиской «опыта космических полетов не имеет».

Из двух советских белорусских космонавтов по крайней мере один очень хорошо известен — это генерал-полковник Петр Климук, родом из села Комаровка Брестской области. А белорусская промышленность для космоса постаралась.

Так, на минских предприятиях «БелОМО» и ЦКБ «Пеленг» разработана была уникальная картографическая аппаратура, с помощью которой со спутников стало видно абсолютно все. И благодаря этому - поскольку и мы, и американцы могли теперь реально контролировать процесс разоружения, как и вооружения — оказался возможен первый договор об ограничении стратегических вооружений ОСВ-1, заключенный в 1972 году. Белорусский легпром давал сложное химическое волокно вниивлон, из которого шились корпуса ракетных двигателей.

Совершено особая роль, конечно, принадлежит Казахстану — ведь там расположен Байконур. Изнурительная жара летом, пронизывающий ветер зимой, песчаные бури осенью. Один роскошный месяц в году — нетрудно догадаться, какой: Гагарин-то в апреле полетел. Но! Ровная как стол степь соблазнила конструкторов — куда более уютный Капустин Яр на Волге уже не удовлетворял требованиям к рельефу. И вся держава превращала пустое пространство у маленького разъезда Тюра-Там на железной дороге Москва-Ташкент в крупнейший космодром, где сложился невиданный интернациональный коллектив.

Первый казахский космонавт Токтар Абубакиров оказался и последним советским космонавтом. Его коллега Талгат Мусабаев летал уже как гражданин независимого Казахстана. Но были и русские космонавты из Казахстана, и опять же, какие! Владимир Джанибеков (в юности поменявший фамилию Крысин) летал пять раз и всегда командиром. Юрий Лончаков, родом из города Балхаш, ныне возглавляет центр подготовки космонавтов имени Гагарина.

Трагически погибший в 1971 году экипаж «Союза-11» был одновременно и русским, и интернациональным. Командир Георгий Добровольский — одессит, бортинженер Владислав Волков — москвич, а космонавт-исследователь Виктор Пацаев родом из казахстанского Актюбинска. А что исследовал Пацаев? Он стал первым в мире космическим астрономом, и отснятая им пленка сохранилась и принесла ценнейший научный результат.

Родоначальником же советской космической астрономии является армянский академик Григор Гурзадян, создатель орбитальных обсерваторий «Орион-1» и «Орион-2». Родившийся в Багдаде, ученый прожил 91 год и скончался всего два года назад. А Талгат Мусабаев на орбитальной станции «Мир» смотрел на звезды через еще одно творение Гурзадяна, телескоп «Глазар».

Вероятно, не у всех республик была одинаковая роль. Помнится, еще Сергей Довлатов в свой таллинский период едко замечал — мол, где ты видел в космосе эстонца. Для брежневского руководства важнее было выводить на орбиту космонавтов из ГДР и ЧССР, нежели из Прибалтики. Но все же радиоаппаратура рижского завода ВЭФ в космонавтике использовалась.

Свой центр обработки космической информации был создан в Азербайджане еще в начале 1970-х. Средняя Азия давала ценные минералы, такие как вольфрам и гидрид алюминия. А космонавты, между прочим, до сих пор помнят замечательное космическое питание из Молдавии.

Вот почему, в частности, Токтар Абубакиров как-то заметил: «Если бы была моя воля, я бы всех президентов и королей собрал в один космический аппарат и отправил в космос. Чтобы они полетали и прилетели сюда. Я думаю, что через некоторое время мы бы через посредство международных организаций мы открыли бы все границы».

Понятно, что так просто история не корректируется. Но перспективы для продолжения сотрудничества есть, надо только выбрать формы, соответствующие историческим вызовам.

Источник: Мир24

Комментарии
Комментарии