50 лучших детских книг

Дарья Варденбург выбрала лучшие книги для детей, подростков и их родителей
50 лучших детских книг

«Беда» Гэри Шмидта

Розовый жираф, Москва, 2014

Книга — инъекция адреналина: из тех романов, что читают до утра, жадно, без остановки, до последней строчки. А дочитав, искренне желают стать сильнее и честнее. Старшего брата Генри сбивают на машине — брат при смерти, и виноват, как все вокруг считают, Чэй, сын иммигрантов из Камбоджи. Но чем дальше раскручивается клубок романа, тем больше Генри обнаруживает темных тайн, которые скрываются за фасадами благополучных домов, добропорядочных школ, за стеклами машин — и за лицами белых людей. Автор книги Гэри Шмидт вытягивает из рукава один козырь за другим, плетя цепочку разоблачений и открытий, и ведет блестящую игру до последних страниц. Это, безусловно, трагедия — шекспировская трагедия, с Генри в роли Гамлета и со своими Ромео и Джульеттой, — но с оптимистическим финалом. Все достойные люди в этом романе остаются живы и, возможно, будут когда-нибудь счастливы.

«Беги, мальчик, беги» Ури Орлева

Текст, Москва, 2012

Книга почти эпического масштаба основана на действительной истории учителя математики из Израиля Йорама Фридмана — только здесь его иначе зовут. Рыжеволосый Давид теряет семью, бежит из Варшавского гетто, забывает свое имя и — нарочно — происхождение, и, называясь поляком Юреком, бродит по обоим берегам Вислы, попадая из дома в дом, из гестапо в больницу, от фашистов к русским танкистам. Все жуткое и тяжкое Давид-Юрек — а с ним и читатели — видит как сквозь сон, и до конца непонятно, где кончается мужество и начинается рефлекс, помогающий выжить. Все, что дает надежду, будит в нем тепло и радость, а пока у человека есть силы на радость, его трудно уничтожить. И еще одна, совершенно определенная, тема звучит в этой истории: ребенок, который пытается обмануть нацистскую систему, определяющую место человека и участь по его национальности, все равно должен в итоге подчиниться системе — не этой, так другой. После войны Давиду-Юреку, который уже считает себя поляком, не позволяют быть поляком и увозят из деревни в варшавский приют для еврейских сирот.

Комментарии
Комментарии