Серый кардинал «Ленинграда»: кто снимает клипы Сергею Шнурову?

Креативный продюсер агентства Fancy Shot Дмитрий Муравьев визуализирует #мутныйум правдоруба Всея Руси Сергея Шнурова.
Серый кардинал «Ленинграда»: кто снимает клипы Сергею Шнурову?

Видео группы «Ленинград» — от эпохалочки «Сумка» до короткого метра «Экспонат» — почти документально демонстрируют все возможные проявления русского народного фэшна, бессмысленного и беспощадного. И этот сериал в бегбедеровско-балабановском жанре «про уродов и людей» собрал все злокачественные типажи нашей с вами современности и почти сто миллионов просмотров в YouTube.

Я бывший фокусник из интеллигентной семьи востоковедов: мама — этнограф, специалист по Филиппинам, папа — переводчик. С будущим арт-директором Fancy Shot Петей Бондаренко мы вместе работали на шоу «Удиви меня» на канале ТВ-3, где я придумывал фокусы: карточные, с появляющимися из ниоткуда деньгами и чтением мыслей. И с Анной Пармас, которая сняла для Fancy Shot клип «Экспонат», мы познакомились там же: она была режиссером проекта. Вскоре нас c Петей позвали в Киев делать шоу-программу для цирка «Кобзов». От избытка свободного времени мы взялись за проморолик для местного фокусника — он его до сих пор клиентам показывает. За двести долларов на двоих я попробовал себя в роли продюсера, Петя стал оператором и монтажером. Потом Петя вернулся домой в Москву, я — в Петербург: шатался по всяким заведениям, общался, и как-то знакомый бар-менеджер, Влад Кудрявцев из «812» попросил снять видео для чемпионата барменов. Тогда это казалось «вау»: коммерция, международный конкурс, нашу работу покажут в Амстердаме. Сейчас, спустя три года, этот восторг кажется смешным, но благодаря той работе нас нашел Андрей Мусихин, тогдашний управляющий «КоКоКо», и попросил сделать ролик для ресторана. О том, что им владеет Сергей Шнуров, я не знал. Уже во время переговоров Матильда обмолвилась, что это ее совместный проект с супругом. Когда говорят то, в чем ты можешь быть заинтересован, обычно делаешь невозмутимый покер-фейс, а в голове взрываются залпы фейерверков и в унисон звучит громогласное: «Аллилуйя!». В ответ же выдаешь сухое: «Да, да, понятно».

Сергей Владимирович пришел на съемки, мы разговорились. «А почему вы серьезные клипы не снимаете?» — спросил я. «Так никто не предлагает». Ну я и предложил. Сережа позвал к себе на студию, он только-только написал песню «Белуга», и сказал: «Давай выпустим на нее клип. Завтра». Под припев «Вою в караоке, как белуга, потеряли мы с тобой друг друга. Дожди, … (блин), дожди, пистолеты» мы нарезали видеоряд из разного трэша: спаривающиеся носороги с канала National Geographic вперемешку с кадрами из фильма «Безумный Макс». И пустили субтитрами текст песни, чтобы можно было подпевать. Мы сделали за сутки клип, который заслуженно посмотрели полмиллиона человек. Не знаю, задумывал ли Сережа тот ролик как проверку на нашу заинтересованность, но он таковым оказался. Сейчас такой подход я прекрасно понимаю: недавно я опубликовал в Сети вакансию SMM-специалиста, на нее откликнулись двести человек, я выслал всем задание, а в ответ получил всего восемь писем. Вот так у нас люди хотят работать.

А потом случилась «Сумка» — клип, в который Сергей вложил серьезные деньги, на песню, которую он переписывал восемь раз, чтобы она получилась идеальной. Он же перфекционист, поэтому все его проекты выстреливают. Прежде у меня не было опыта масштабной съемки, и не сказать, что опыт на ТВ мне сильно помог, но, конечно, я представлял, как что делается. Режиссером стал Михаил Марескин — до того он снял известный по фестивалям короткий метр «Аргентина. Интервью с мертвым наркодилером» и работал в рекламе. Мы с ним ездили в Стрельну, присматривались к Константиновскому дворцу в качестве локейшена. Но вовремя поняли: когда шик настоящий, он слабее работает в кадре. Когда приходишь в старую залу с позолотой на барельефах и вековыми колоннами, все вокруг выглядит слишком органично, а нам нужен был концентрированный люкс. Чтобы главная героиня — жена олигарха — была понятна всем зрителям, важно было запихнуть красное дерево, шкуру медведя и кресло-трон в один кадр. И вдруг бинго! Мы вспомнили про интерьерный салон на Лиговском проспекте — каждый его квадратный сантиметр выглядел максимально «дорого-богато». Только техническая группа проекта составила двадцать пять человек, с массовкой вышло больше шестидесяти: собралось много знакомых, пришлось разбавлять их моделями. В итоге «Сумка» переломила ход событий: вчера мы любительски снимали на фотоаппарат, а сегодня обложились серьезной техникой и делали больше дело. За неделю после премьеры ролик посмотрели миллион человек, на сегодняшний день — больше восьми миллионов. Я слышал, что актрису Леру Шкирандо именно после «Сумки» заметил режиссер Дмитрий Месхиев и пригласил на кастинг фильма «Батальон». А на нас начали валиться предложения — можно сказать, что студия Fancy Shot родилась благодаря клипам «Ленинграда».

После «Сумки» ко мне по очереди пришли пять карикатурных мадам, которые посмотрели клип и захотели такой же. У всех было одно требование: «Чтобы деньги в кадре было видно». Это такой типаж девушек, которые выходят из метро и гордо топают в ДЛТ. Среди них еще могут быть и такие, которые зарабатывают тридцать тысяч в месяц, берут кредит и покупают настоящую сумку Prada. И этим жутко гордятся, представляете? Разглядывая их, я не мог поверить своим глазам, но стало очевидно: мы показали жизнь без прикрас. Так мы стали методично один за другим вскрывать социальные нарывы, о которых Сергей Шнуров поет в своих песнях, и уничтожать их по ходу видео. Стоит заметить, что для сюжета мы выбираем не стереотипных персонажей, а проблему, причем в масштабе всей страны. В клипе «Скоро в школу» мы показываем жертву сетевого маркетинга, надеющуюся заработать свой первый миллион, а в «Карасике» — влияние моды на людей как пример стадного чувства. Поведение героев может быть не типичным, но правдивым, поэтому у зрителя не возникает вопросов. Вряд ли у кого-то жители спальных районов, как в нашем клипе «ВИП», ассоциируются с трогательной историей чистой любви — современных Ромео и Джульетты, так ведь? Съемки «ВИПа» проходили в Колпино. Там мы познакомились с приветливым парнишкой Марком, у которого на два дня взяли в аренду его бордовую «девятку» с тигровыми чехлами на сиденьях и наклейкой Sparco на лобовом стекле. Он спросил, можно ли привести друзей, мы сказали, во что им одеться, — так в первых сценах клипа, где пацаны лузгают семечки у ларьков, нет ни одного актера, только местные ребята в своих же спортивных костюмах.

В клипе «Плачу» мы показали истерику консюмеризма. Решили, пусть много баб ревет: на кастинге просили девочек рассказать о себе и поплакать на камеру. Режиссер Павелс Фукс отсмотрел всех, выбрал интересных и написал роли конкретно под каждую — особо ничего не изобретал. В итоге получилась правдивая галерея современных женских образов. Далее мы начали экспериментировать с формами: нарочито стремно снятая «Дорожная» имитировала телесюжет про жизнь Товстоногова. Фраза Шнурова «Работайте плащом!» стала крылатой — говорят, режиссер Андрей Могучий еще год повторял ее на репетициях в БДТ. Клип … (болван) был задуман как трейлер индийского фильма. Чтобы основательно подготовиться, я уехал на месяц в Индию, работал в местном киноконцерне, который специализируется на локально-визуальной трэш-эстетике: отсутствие законов физики, гротескные выражения эмоций с наездами камеры на лицо актера, песнями и танцами перед каждой эпичной дракой. Накануне премьеры мы создали специальный сайт, дали рекламу в Сети, плюс Дмитрий Гоблин Пучков вбросил у себя на сайте, что в 2016 году выйдет фильм «… (болван), спасибо, что живой». На почту до сих пор приходят письма с вопросом, когда ждать премьеру. Наверное, так и должен работать правильный вирус — когда ты всех грамотно наколол.

Не могу сказать, что цель Fancy Shot — создать вирус. Однако такой эффект возникает сам собой. При этом у русских людей вирусное видео ассоциируется с ширпотребом: бытует ошибочное мнение, что оно должно быть обязательно низкобюджетным — ржака, снятая на телефон. Лично я лоубрау снимать не буду, мне хочется делать визуальный продукт, который не стыдно показать коллегам за рубежом. Кстати, в нашем деле существуют костыли, которые работают всегда и везде: котики, сиськи и насилие. И чтобы проверить свой проект на адекватность, нужно котика в сценарии заменить на дядю Васю и посмотреть, останется ли история такой же интересной.

Сюжет в наших клипах не всегда буквально иллюстрируют тексты песен «Ленинграда», однако картинка всегда рифмуется с текстом. Например, в видео «Мои … (члены)» мы зацепились за восточные мотивы и отправились с режиссером Пашей Сидоровым по танцевальным студиям для взрослых женщин на поиски героинь этого клипа. Непросто было им всем объяснить, что мы хотим показать разведенку, которая в сорок пять пришла на танцы раскрывать свою задремавшую сексуальность, припудрив инсайт философским намасте. Соглашаясь поучаствовать, все женщины понимали, что будут гомерически смешно выглядеть.

Так получилось, что большая часть наших персонажей — это женщины. Только в клипе «ЗОЖ» почти все образы мужские. Когда Аня Пармас писала его сценарий, я скидывал ей одно за другим фейловые видео, как очередной придурок покалечился — мы же, по сути, извращенной документалистикой занимаемся. Хотя если мы иронично показываем женский образ, мужчина никогда не догадается, что он — это то же самое, только со своими приблудами. Зато поржать над бабами — святое. Когда Пармас принесла сценарий «Экспоната» на общее собрание команды, то попросила всех девочек написать ей на почту, к каким уловкам они прибегают, собираясь на свидание. Поэтому в клипе много живых моментов, и девушки по всей стране узнают себя в главной героине. Если ты тоже втягиваешь живот перед зеркалом — наша цель достигнута. Почти месяц мы готовились к съемкам в павильоне, художник-постановщик Аня Козлова заранее сделала макет помещений. А все запоминающиеся наряды героев — это заслуга художника по костюмам Леры Дергачевой, которая тщательно прорабатывает мудборды по сорок луков для каждого образа. Для сцены падения актрисы Юли Топольницкой лицом в ковер мы прикрепили лабутены к полу шурупами, а Юлю обвязали страховкой. Мы искали звук скрипа приклеенной подошвы туфель — его явно нет в фонотеках — и нашли ему альтернативу: шкворчащий бекон на раскаленной сковороде.

После каждого клипа происходит всплеск внимания заказчиков, среди которых группы «Браво», «Сплин», музыкант Oxxxymiron, компания Intel, а также другие известные бренды — извините, с ними подписано соглашение о неразглашении. В остальном в агентстве Fancy Shot все по-прежнему: Петя Бондаренко отвечает за стилистику всех продуктов, цветовые решения, графику, а я, как креативный продюсер, занимаюсь бюджетами, общением с клиентами, а также пишу весь креатив для рекламы и в производство клипов тоже вношу свою посильную идеологическую лепту. Например, Анне Пармас и другим режиссерам я предлагаю микрорешения как представитель другого поколения. Так, в «Экспонат» я привнес присоску — увеличитель губ, от которого Аня была просто в шоке. И еще предложил покрасить подошву лабутенов лаком для ногтей, и этот гиг в результате вылился в народный флешмоб. Клип вообще породил множество инфоповодов: например, в Москве на выставку Ван Гога стали пускать бесплатно девушек на лабутенах, а на волне узнаваемости Юли Топольницкой питерский торговый центр снял с ней видео к 8 Марта, которое молниеносно разлетелось по Сети. Стоит заметить, что Сергей Шнуров нас сильно избаловал: он всегда внимательно читает сценарий, говорит: «… (Обалденно)», не приезжает на съемки, потом вдумчиво смотрит результат и снова говорит: «… (Обалденно)». Так и работаем на доверии. Как сказала Аня Пармас, «Сережа — царь Мидас: к чему ни прикасается, все становится золотом». В конце марта мы будем снимать очередной клип для «Ленинграда» и уничтожим еще один популярный типаж. Может, это будут отчаянные веганы, видеоблогеры или дауншифтеры, кто знает? Я знаю.

Источник: sobaka.ru

Комментарии
Комментарии