Как работать молодым преподавателем в чеченском вузе

Преподаватель в ГГНТУ Алихан Динаев рассказал несколько историй из увлекательной карьеры педагога на Северном Кавказе.
Как работать молодым преподавателем в чеченском вузе

Принимать экзамен у девушки под пристальным вниманием ее мужа, отбиваться от угроз и обид за непоставленный зачет («Мы же из одного села, тебе стыдно должно быть!») и каждую сессию знакомиться с многочисленными родственниками: родителями, братьями, сестрами, а иногда и просто соседями своих студентов — такова обычная жизнь педагога в Чечне. Преподаватель политологии и социологии в ГГНТУ (Грозненский государственный нефтяной технический университет) Алихан Динаев — рассказал «Мелу» несколько историй из своей увлекательной карьеры педагога на Северном Кавказе.

Быть молодым преподавателем в Чечне увлекательно и весело: охранники на входе регулярно останавливают тебя со словами: «Мальчик, покажи свой галстук!» (в чеченских вузах действует строгий дресс-код для преподавателей и студентов), а опоздавшие к началу первой пары студенты входят в аудиторию, удивленно озираются по сторонам, смотрят на тебя и спрашивают: «Вы наш преподаватель?».

Учеба в грозненском вузе ничем принципиально не отличается от учебного процесса в вузе любого другого российского города, но чеченский колорит местами дает о себе знать.

Старая шутка гласит, что сессия — это время, когда родителей студентов в вузе больше, чем самих студентов. И действительно, за время сессии преподавателю приходится знакомиться не только с родителями студентов, но и с их братьями, дядями, тетями, троюродными сестрами и даже соседями. Нередко появляются мужья студенток, просящие за своих жен: «Ты же сам понимаешь, семья, дети, ей не до учебы».

Но некоторые истории попали в личный «золотой фонд» преподавателя.

«Мы станем друг другу как родственники»

Как-то зайдя на кафедру, я увидел мужчину лет 65, который что-то увлеченно рассказывал методистке.

— Я учился в Москве, у меня сын болел долгое время, надо ему поставить зачет, я знаком и с проректором, и вашим заведующим, но их просить просто не хочется, — доносились обрывки его речи.

Через 10 минут наши пути пересеклись уже в коридоре. Бывший московский студент, видимо, так и не добившийся желаемого, обратился ко мне.

— Ты же на кафедре работаешь?

— Да.

— Ты где живешь?

— В Грозном. В Октябрьском районе.

— О, я знаю прокурора вашего района, если тебе что-то будет нужно, ты можешь через меня к нему обратиться. А математика Висханову знаешь?

— Не знаю.

— Она моя хорошая знакомая. А ты откуда?

— Из Ведено.

— О, про народного героя, про абрека Зелимхана слышал? Он же из Веденского района! Я знаю его племянника, был знаком с ним хорошо.

И только после этого он поведал суть своей проблемы: от меня требовалось попросить у коллеги по кафедре поставить зачет его сыну.

— Хорошо, я скажу ей, но обещать, что она поставит, конечно, не могу.

— Ты попроси. Мы станем друг другу как родственники. Если тебе нужно будет что-нибудь, я всегда сделаю. Про программу «Молодые семьи» знаешь?

— Немного знаю. А что?

— Я вот через нее своему второму сыну квартиру достал. Так что могу и тебя провести через это, там моя родственница работает.

— Отлично, спасибо...

В это мгновение он услышал в моем голосе нотки недоверия и усталости, после чего решил перейти в последнее наступление и, как Наполеон, отправивший сражаться свою Старую Гвардию в битве при Ватерлоо, пустил в решающий момент самое мощное оружие.

— А тебе сколько лет?

— 23.

— Женат уже?

— Нет.

— О! У меня есть знакомый судья. А у него работает помощница, Амина ее зовут, как раз ей 23 года. Очень хорошая девушка, да и ты умный парень. Поставишь зачет — женю тебя! — с восторженной улыбкой на лице заявил мой незабываемый собеседник.

Впервые за год работы ко мне пришла мысль, что работа преподавателя хоть и малооплачиваемая, но имеет серьезные скрытые преимущества, о которых мало кто знает. К сожалению, увидеть его в дальнейшем так и не удалось. Да и Амина, наверное, уже замужем.

«Не могу же я оставлять ее наедине с чужим мужчиной!»

Вести занятия у заочников всегда непросто. Заинтересовать студентов, увидеть огонек в их глазах гораздо сложнее, чем на очном отделении. Хотя приятные исключения не редкость. Одна из студенток запомнилась тем, что отвечала по несколько раз на каждом семинаре. За одной партой с ней сидел молодой человек (назовем его условно Магомедом), который не проявлял ни малейшей активности. При этом не единожды приходилось видеть их вместе и в коридорах, и во дворе университета. На экзамене девушка заслуженно получила отличную оценку. Очередь дошла до Магомеда.

— Так, а почему вашей фамилии нет в экзаменационной ведомости?

— А я вообще не учусь в этой группе, окончил вуз еще в прошлом году, — произнес он слова, ставшие одними из самых странных и на тот миг в моей короткой преподавательской карьере.

— Что же вы тогда здесь делали столько занятий? Заняться нечем?

— Дело в том, что девушка, с которой я сидел, это моя жена. Вы знаете, что у нас многие бросают учебу, когда выходят замуж. Мои родные хотели, чтобы и она сделала так же, занималась домом и семьей. Но она очень хотела доучиться. И мы договорились, что она будет учиться заочно, ходить на все пары. Но если пары будет вести мужчина, то я буду в это время рядом с ней. Специально беру отпуск на время ее занятий. Не могу же я оставлять ее наедине с чужим мужчиной!

«Мы же из одного села родом, поставь мне зачет!»

Теория гласит, что любые два человека в мире могут связаться друг с другом через шесть рукопожатий. Несмотря на то что численность чеченцев давно перевалила за миллион человек, в республике в большинстве случаев хватило бы и трех. Это во многом связано с сохранением тесных родственных и родовых (тейповых) отношений в обществе. Многие вопросы по-прежнему решаются неформально, на основе исламских и национальных традиций, как сказали бы некоторые — «по понятиям». Всем этим активно пытаются воспользоваться нерадивые студенты.

— Мы же чеченцы, мы должны друг другу помогать, поставьте мне зачет, — говорит один из них.

— Мы же мусульмане, братья, мы должны быть едины, поставьте мне тройку, — вторит ему другой.

— Мы же из одного села родом! Тебе стыдно должно быть мне не ставить зачет! У нас же все будут ругать тебя, что ты даже своим не ставишь, — почти угрожает третий.

— Ты мне поможешь сегодня, я помогу тебе завтра. Земля же круглая, еще обязательно встретимся, — говорит четвертый (кстати, «ты» преподавателю не стоит воспринимать как проявление неуважения к нему — в чеченском языке нет обращения на «вы», в результате чего «вы» в разговоре на русском для многих непривычно, и они машинально обращаются во втором лице).

Быть молодым преподавателем интересно еще и потому, что разница в возрасте со студентами составляет всего несколько лет (хотя встречаются и те, кто постарше — вести занятия у 50-летнего мужчины или 40-летней женщины довольно необычно). Мы смотрим те же фильмы, слушаем схожую музыку, посещаем одни и те же сайты, у нас общие интересы. Все это позволяет легко найти общий язык. Другими словами, я люблю своих студентов!

Источник: Мел

Комментарии
Комментарии