Авель - старец, предсказавший гибель империи

Случайное открытие государственной тайны может доставить много хлопот.
Авель - старец, предсказавший гибель империи

К государственным тайнам принято относиться бережно. Их хранят в секретных подземных бункерах, депозитариях неприступных швейцарских банков, в герметичных подводных тоннелях…

В общем, подальше от праздных взглядов. Случайное открытие секретов способно доставить много хлопот. Вплоть до разрушения самого государства.

Гатчинский дворец Романовых сложно было отнести к хорошо защищенным, «режимным», сооружениям. Однако здесь, в одной из зал покоился довольно объемный ларец, в котором на протяжении всего XIX столетия хранилось «будущее Русской державы», предсказанное неким старцем Авелем. Ларец был заперт на ключ и опечатан. Вокруг него на четырех столбиках, на кольцах, был протянут толстый красный шелковый шнур, преграждавший к нему доступ. Конечно, вряд ли это было серьезным препятствием для любопытного человека. Однако все знали, что ларец содержит некий конверт с наложением личной печати императора Павла I и с его собственноручной надписью: «Вскрыть потомку нашему в столетний день моей кончины», и, как люди воспитанные смиренно дожидались даты.

Павел I был убит офицерами в собственной спальне в ночь на 24 марта 1801 года.

Утром 24 марта 1901 года в Гатчину прибыл император Николай II. Прибыл воодушевленный, в хорошем настроении. Покидал же царь Гатчинский дворец в совсем другом расположении духа. Правда, о содержимом ларца Николай никому ничего не рассказал. Людей, говорящих правду в глаза правителей, не любят ни в одном государстве. Их либо ликвидируют, либо надолго «консервируют» в тюрьмах, либо, если государь человек цивилизованный, просто лишают гражданства и отправляют говорить правду другим государям. Собственно, это понятно. Ну, а что делать с людьми, которые делают предсказания правителям? Предсказания с указанием точного дня смерти, да еще к тому же совсем не царском месте - туалете.

«Во дни великой Екатерины в Соловецком монастыре жил-был монах высокой жизни. Звали его Авель. Был он прозорлив, а нравом отличался простейшим, и потому что открывалось его духовному оку, то он и объявлял во всеуслышание, не заботясь о последствиях. Пришел час и стал он пророчествовать: пройдет, мол, такое-то время, и помрет Царица, — и смертью даже указал какою. Как ни далеки Соловки были от Питера, а дошло все-таки вскорости Авелево слово до Тайной канцелярии. Запрос к настоятелю, а настоятель, недолго думая, Авеля — в сани и в Питер; — а в Питере разговор короткий: взяли да и засадили пророка в крепость...»

Вот так поступают в пророками в своем отечестве. За свои предсказания Авель был заключен в Шлиссельбургскую крепость «под крепчайший караул». Правда, суть пророчества, к сожалению, это не изменило. После того, как предсказание Авеля, что называется, вступило в силу, – Екатерина Великая умерла именно в тот день и в том самом месте, - монах был амнистирован самим Павлом I.

Император пожелал встретиться со старцем и выслушать от него новые прогнозы. Авель в подробностях расписал смерть императора, а заодно и незавидное будущее династии Романовых. Павел I все это проглотил, приказал старцу дать предсказание в письменной форме; так появился запечатанный конверт в Гатчинском дворце…

Авель же был с миром отпущен в Невский монастырь, для нового пострижения в монахи. Именно там, при втором пострижении, он и получил имя Авель.

Но не сиделось пророку в столичной обители. Уже спустя год после разговора с Павлом он появляется в Москве, где за деньги дает предсказания местным аристократам и богатым купцам. Подзаработав денег, монах отправляется в Валаамский монастырь. Но и там Авелю не живется спокойно: он снова берется за перо и пишет книги предсказаний, где и раскрывает скорую кончину императора. Привычку писать в стол монах не имеет, поэтому о содержании «центурий» русского Нострадамуса узнает весь монастырь.

Уже через некоторое время, по распоряжению императора, Авеля в кандалах привозят в Санкт-Петербург и закрывают в Петропавловской крепости - «за возмущение душевного спокойствия его величества».

Сразу же после смерти Павла I Авель снова освобождают из тюрьмы. Освободителем вещего монаха уже становится Александр I. Новый император предупредительно отсылает монаха подальше, в Соловецкий монастырь, без права покидать стены обители. Там монах пишет еще одну книгу, в которой предсказывает взятие Москвы Наполеоном в 1812 году и сожжение города. Предсказание доходит до царя, и тот приказывает утихомирить воображение Авеля в Соловецкой тюрьме.

Но вот наступает 1812 год, русская армия сдает Москву французам, и Белокаменная, как и предсказывал монах, чуть ли не сгорает дотла. Впечатленный Александр I приказывает: «Авеля из Соловецкого монастыря выпустить, дать ему паспорт во все российские города и монастыри, снабдить деньгами и одеждой».

Оказавшись на свободе, Авель решил более не нервировать царскую семью, а отправился в путешествие по Святым местам: побывал на Афоне, Иерусалиме, Константинополе. Затем он поселяется в Троице-Сергеевой Лавре. Какое-то время ведет себя тихо, пока, уже после воцарения Николая I, его снова не прорывает. Новый император церемониться не любил, поэтому, «для смирения», отправил монаха в заточение в Суздальский Спасо-Ефимовский монастырь, где в 1841 году Авель и представился Господу.

В течение 60 лет это имя не досаждало Дому Романовых, пока одним прекрасным утром Николай II не распечатал конверт Павла I.

ЧТО ПРЕДСКАЗЫВАЛ АВЕЛЬ?

О Павле I

«Коротко будет царствование твое, и вижу я, грешный, лютый конец твой. На Софрония Иерусалимского от неверных слуг мученическую кончину приемлешь, в опочивальне своей удушен будешь злодеями, коих греешь ты на царственной груди своей. В Страстную Субботу погребут тебя... Они же, злодеи сии, стремясь оправдать свой великий грех цареубийства, возгласят тебя безумным, будут поносить добрую память твою... Но народ русский правдивой душой своей поймет и оценит тебя и к гробнице твоей понесет скорби свои, прося твоего заступничества и умягчения сердец неправедных и жестоких. Число лет твоих подобно счету бук».

Предсказание о том, что русский народ оценит Павла I пока не сбылось. Если бы сегодня провести опрос об отношении россиян к прошлым самодержцам, то Павел наверняка был бы одним из аутсайдеров.

Об Александре I

«Француз Москву при Нем спалит, а Он Париж у него заберет и Благословенным наречется. Но невмоготу станет Ему скорбь тайная, и тяжек покажется Ему венец Царский Подвиг служения Царского заменит Он подвигом поста и молитвы. Праведен будет Он в очах Божиих: белым иноком в миру будет. Видал я над землей Русской звезду великого угодника Божия. Горит она, разгорается. Подвижник сей и претворит всю судьбу Александрову...».

По легенде, Александр I не скончался в Таганроге, а обратился в старца Федора Кузьмича и пошел странствовать по Руси.

О Николае I

«Начало же правления сына Твоего Николая дракою, бунтом вольтерьянским зачнется. Сие будет семя злотворное, семя пагубное для России. Кабы не благодать Божия, Россию покрывающая, то... Лет через сто примерно после того оскудеет Дом Пресвятыя Богородицы, в мерзость запустения Держава Российская обратится».

Об Александре II

«Внук твой, Александр Вторый, Царем-Освободителем преднареченный. Твой замысел исполнит — крестьян освободит, а потом турок побьет и славянам тоже свободу даст от ига неверного. Не простят жиды ему великих деяний, охоту на него начнут, убьют среди дня ясного, в столице верноподданной отщепенскими руками. Как и ты, подвиг служения своего запечатлеет он кровью царственною...»

Об Александре III

«Царю-Освободителю наследует Царь-Миротворец, сын его, а твой правнук, Александр Третий. Славно будет царствование его. Осадит крамолу окаянную, мир и порядок наведет он».

О Николае II

«Николаю Второму – святому царю, Иову многострадальному подобному. Будет иметь разум Христов, долготерпение и чистоту голубиную. О нем свидетельствует Писание: псалмы 90,10 и 20 открыли мне всю судьбу его. На венок терновый сменит он венец царский, предан будет народом своим, как некогда Сын Божий. Искупитель будет, искупит собой народ свой – бескровной жертве подобно. Война будет, великая война, мировая. По воздуху люди, как птицы, летать будут, под водою, как рыбы, плавать, серою зловонною друг друга истреблять начнут. Накануне победы рухнет престол царский. Измена же будет расти и умножаться. И предан будет правнук твой, многие потомки твои убелят одежду кровию агнца такожде, мужик с топором возьмет в безумии власть, но и сам опосля восплачется. Наступит воистину казнь египетская».

О новой смуте в России

«Кровь и слезы напоят сырую землю. Кровавые реки потекут. Брат на брата восстанет. И паки: огнь, меч, нашествие иноплеменников и враг внутренний власть безбожная, будет жид скорпионом бичевать землю русскую, грабить святыни её, закрывать церкви Божии, казнить лучших людей русских. Сие есть попущение Божие, гнев Господень за отречение России от своего Богопомазанника. А то ли еще будет! Ангел Господень изливает новые чаши бедствий, чтобы люди в разум пришли. Две войны одна горше другой будут. Новый Батый На Западе поднимет руку. Народ промеж огня и пламени. Но от лица земли не истребится, яко довлеет ему молитва умученного царя».

Источник: Русская Семерка

Комментарии
Комментарии