Как музыка меняет нашу жизнь

Почему одну и ту же мелодию люди воспринимают совершенно по-разному?
Как музыка меняет нашу жизнь

Музыка занимает важное место в нашем сердце, и множество людей даже не мыслят жизни без неё. Она способна подбодрить нас в трудную минуту и напомнить о счастливых моментах. Некоторые люди усматривают в текстах песен свою личную историю, что сразу находит отклик в их душе.

Ощущения, которые мы испытываем при прослушивании музыки, отличаются. Если бы нам нужно было ответить на вопрос, чем отличается звук тубы от звука флейты, то мы могли бы сказать что-нибудь в этом роде: звук флейты — высокий и нежный, а звук тубы — низкий и грубый. С точки зрения музыкальной теории мы определили бы эти звуки как разные по высоте, тембру и громкости.

Исследования, проводимые звукозаписывающими компаниями в 1960—1970 годах, доказали, что музыка одинаково влияет на слушателя с физической точки зрения: именно по этой причине толпы людей на фестивалях реагируют на одну и ту же песню одинаково. Но что насчёт эмоционального восприятия?

Римский-Корсаков воспринимал колорит различных тональностей в цветах, характерных для различных явлений природы. Про тональность ля мажор он говорил: «Это тональность молодости, весны — и весны не ранней, с ледком и лужицами, а весны, когда цветёт сирень, и все луга усыпаны цветами; это тональность утренней зари, когда не чуть брезжится свет, уже весь восток пурпуровый и золотой».

Колорит тональности ми-бемоль мажор — «тёмный, сумрачный, серо-синеватый; тон городов и крепостей». Фа мажор — «яснозелёный, пасторальный; цвет весенних берёзок». Ля минор — «бледно-розовый; это как бы отблеск вечерней зари на зимнем, белом, холодном, снежном пейзаже». Си мажор — «мрачный, тёмно-синий, со стальным, пожалуй, даже серовато-свинцовым отливом, цвет зловещих грозовых туч». Соль минор — «без определённой окраски, имеет характер элегико-идиллический». Ля-бемоль мажор — «серовато-фиолетовый, имеет характер нежный, мечтательный».

Композитор Адам Героу говорит, что для него музыка несёт особый смысл: «Ощущение того, что кто-то испытывает те же ощущения, что и ты, при прослушивании одной и той же песни, нельзя описать словами. В такие моменты между музыкантом и слушателем возникает своя особая связь».

«Некоторым не нравятся песни группы Pink Floyd, а я даже не могу прочитать текст «Wish You Were Here» и не расплакаться», — делится Адам.

Так как же музыка влияет на нас? Музыкальный теоретик Бернд Уиллимэк считает, что ответить на этот вопрос довольно сложно. «Музыка не может передать какие-либо эмоции, — объясняет Уиллимэк, — она может их только вызвать, если у слушателя установятся с ней какие-либо ассоциации». Подобное происходит при просмотре фильма, когда зритель начинает переживать за главного героя.

Аннэли Хаке также отмечает, что важно понимать разницу между тем, какие чувства музыка вызывает, и тем, какие эмоции она выражает. Например, чтобы заставить человека грустить, одной только грустной мелодии недостаточно. Справедливо и обратное — человек не начнёт радоваться, едва прослушав весёлую мелодию, поскольку у него могут быть свои, даже негативные ассоциации с этой песней (например, разрыв отношений с любимым человеком).

Итан Хейн, профессор музыки в Государственном университете города Монтклер, говорит, что восприятие музыки целиком и полностью зависит от культурной принадлежности слушателя. Вряд ли найдётся такая мелодия, которая на всех произведёт одинаковое впечатление. В качестве примера Итан рассказывает свою историю: «Мне очень нравилась еврейская мелодия «Der Gasn Nigun», которая, как я думал, является погребальной песнью. Позже я выяснил, что это свадебный гимн».

В западной культуре считается, что если песня звучит в мажорных тонах, значит, она весёлая, а если в минорных — грустная. То же самое касается и ритмики. Быстрый темп ассоциируется с некой активностью — бегом, прыжками, восторженными танцами. Медленный темп ассоциируется со сном, отдыхом или усталостью.

Также уровень «эмоциональности» зависит от музыкальных интервалов. «Счастливые» интервалы являются наиболее созвучными и основываются на простых пропорциях — это октавы (2:1), квинты (3:2), мажорные терции (5:4). Однако всё это опять же зависит от культурной принадлежности слушателя.

Это связано с тем, что в общем музыкальные вкусы разных народов мира формировались независимо друг от друга. «Для западного слушателя корейская музыка звучит грустно, хотя для самих корейцев она звучит празднично и красиво», — сказал композитор Майкл Сидни Тимпсон.

Клэр Элизабет Картер говорит, что для объяснения влияния западной музыки на человека хорошо подходит круговая модель Дж. Расселла — это так называемая модель эмоционального опыта, где эмоции располагаются в следующей последовательности: удовольствие (0°), возбуждение (45°), активация (90°), дистресс (135°), неудовольствие (180°), депрессия (225°), сонливость (270°), релаксация (315°).

«Получается, что быстрая музыка обладает высокой интенсивностью, а медленная — низкой. Что касается тональностей, то мажорная тональность — это положительная валентность, а минорная — отрицательная», — объясняет Клэр.

Музыка может отправить нас в захватывающее приключение и рассказать собственную историю. В ней могут переплетаться консонансы и ритмические синкопы, повествующие о мире и благополучии, которые сменят различные диссонансы, выражающие некий конфликт.

Музыка сопровождает нас всю жизнь — и в печали и в радости. Благодаря ей люди многие века радуются, грустят, отдыхают или концентрируют своё внимание на любимом деле.

Источник: the-challenger.ru

Комментарии
Комментарии