«Песнь о Роланде»

Филолог Ирина Ершова о вариантах поэмы, реальных персонажах произведения и роли в сюжете Карла Великого.
«Песнь о Роланде»

«Песнь о Роланде» — древнейший памятник французской литературы и самый репрезентативный европейской литературы. Он и сам уже давно обрел статус образцового текста. В одной из самых знаменитых научных книг XX века, в книге Альберта Лорда «Сказитель», есть примечательная фраза: «Хотя внимание слушателей в основном обращено на Роланда, подлинный герой песни — Карл Великий». Спустя полвека схожая мысль прозвучит в словах известного французского медиевиста Жана Дюферне: «А не была ли песнь о Роланде в то же время песнью о Карле Великом?» По сути, вопрос звучит так: кто истинный герой «Песни о Роланде»?

За этими двумя репликами стоит целый комплекс недоумений, претензий и исследователей, и читателей, и слушателей «Песни о Роланде». Прежде всего, незначительной кажется историческая ценность главного героя, его масштаб: какой-то неизвестный, никем не оговоренный персонаж. С другой стороны, слишком большое место занимает в произведении Карл Великий. Более того, герой погибает почти на середине, и весь финал героем оказывается именно Карл Великий. Напомню, что «Песнь о Роланде» — это единственная из эпических средневековых поэм, которая сохранилась в довольно большом количестве рукописей. Между тем самая известная — это древнейшая, так называемая Оксфордская рукопись, которая была обнаружена в 1833 году в Бодлианской библиотеке Оксфорда. Ее все в основном и исследуют. Когда она была записана — открытый вопрос. Ян Шорт — последний наиболее авторитетный издатель «Песни о Роланде» — датирует текст примерно 1125–1170 годом. Последние палеографические и лингвистические данные помещают «Песнь о Роланде» — тот текст, который зафиксирован в Оксфордской рукописи, — между 1110 и 1170 годом. При этом мы знаем, что текст существовал уже в 1066 году, во время нормандского завоевания Британии. Некоторые хроники сообщают, что перед битвой при Гастингсе в 1066 году была исполнена «Песнь о Роланде». То есть в интервале между 1066 годом и началом Крестовых походов, самым рубежом XI–XII веков, складывается текст «Песни о Роланде», о котором мы ведем речь. Когда он начинает складываться — вопрос тоже открытый. Одни говорят, что сразу после битвы в Ронсевальском ущелье в 778 году, то есть в эпоху Карла Великого.

Другие считают, что основной сюжет выстраивается в конце IX — начале X века, когда к истории о Ронсевальской битве был присоединен сюжет о предательстве Ганелона. Называют даже прототип — это мог быть епископ Санский Венилон, который участвовал в мятеже против Карла Лысого в 859 году. Третьи говорят, что оформление сюжета закончилось накануне эпохи Крестовых походов, то есть в тот момент, когда была создана Оксфордская рукопись «Песни о Роланде», и самый значительный след там оставила современность.

Действительно, в основе сюжета «Песни о Роланде» лежит один исторический факт — битва в Ронсевальском ущелье. При этом трансформировался он очень сильно в процессе движения и бытования сюжета сначала в устной традиции, а потом главным образом в конце, когда, возможно, вторгся книжный автор. Главное изменение — это противники франков: то ли баски, то ли гасконцы, то ли наваррцы, но уж точно не сарацины, да и Карл Великий ходил в Испанию вовсе не для битвы за святую веру, а для того, чтобы принять участие в междоусобных войнах арабских эмиров. Не совершив там ни единого сражения, он уходит из Испании, и как раз в Ронсевальском ущелье происходит то самое событие, которое перешло в эпос. Собственно говоря, фактическая сторона дела этим исчерпывается. Даже среди персонажей «Песни о Роланде» достоверно есть только один исторический персонаж — Карл Великий. Роланд, возможно, тот самый Хруодланд, которого упоминает Эйнхард в своей «Vita Carol!» в эпитафии воинам, погибшим в Ронсевальском ущелье. Архиепископ Турпен просто не мог участвовать никоим образом: возможно, он жил в конце VIII века. Ганелон — это, возможно, Венилон, епископ Санский, который тоже жил гораздо позднее битвы в Ронсевальском ущелье. Оливье и остальные герои, включая всех мавров, — это вымышленные персонажи. «Песнь о Роланде» обычно служит образцовым примером почти полного отхода от фактического события, легшего в ее основу. При этом сам исход битвы и гибель арьергарда франкских войск не изменены. Эпос вообще никогда не меняет сути основного события. Вместе с тем «Песнь о Роланде» весьма исторична, просто эта историчность понимается не как следование фактической стороне дела. В данном случае речь идет об идеологии Крестовых походов, Реконкисты, которая протекает в Испании, о зарождении национального самосознания, о системе вассально-сеньориальных отношений, которая сформировалась в полной мере к этому времени, о деталях быта, вооружения, обиходного поведения, правовых нормах.

При этом в «Песни о Роланде» немало противоречий. Наиболее яркое из них — сам сюжет, а именно: как он устроен, как он создавался и дополнялся. Это роль эпизода битвы с Балиганом, который как будто бы присовокуплен к основному тексту поэмы. Это эпическая нелогичность завершения «Песни о Роланде» победой Карла: Роланд давно погиб, и события продолжаются с участием Карла. Это проблема истинного героя: так Карл или Роланд? И даже нелогичного поведения Роланда в сцене с рогом. Есть и проблема предательства Ганелона. На самом деле он вполне верный вассал, послушно исполняющий волю Карла, и вся его вредоносность распространяется только на одного Роланда.

Если пытаться определить причину всего этого, то в «Песни о Роланде» мы имеем дело с предельным случаем столкновения эпической модели, основы с ее современным контекстом. Именно отсюда проистекают все противоречия, которые есть в тексте. При этом надо иметь в виду, что идеология, как бы она ни влияла на эту эпическую модель, вообще никогда не разрушает героического характера. Поэтому речь о том, что изменен герой поэмы, мне не кажется правильной и логичной. Более того, столкновение эпоса и контекста еще больше высвечивает каждую из составляющих и помогает понять, каким образом они взаимодействуют.

Роланд, несомненно, остается главным героем. Роланд — основная причина всех бедствий сарацин, главный герой, который сражается в Ронсевальской битве, главная опора Карла Великого, самый смелый рыцарь в его войске. Причиной всех происходящих событий становится предательство его отчима, Ганелона, из-за которого герой оказывается в заведомо проигрышной и вместе с тем в заведомо славной ситуации, ибо гибель героя обеспечивает ему бессмертную славу. При этом обстоятельства таковы, что франки как бы побеждают, потому что мавры бегут, притом что все, кто входил в арьергард, погибли. Умирает от ран и сам Роланд, и гибель его требует отмщения. Это и происходит в финальной части поэмы. В поэме в полной мере реализуется образ главного героя, Роланда. Он собирает целый пучок традиционных эпических мотивов, которые раскрывают его образ. Это, конечно, мотив героической биографии, роль чего играют все те подвиги, которые он совершил в Испании. Есть и мотив междоусобной распри, которая приводит к предательству героя, а затем и к его славной гибели. Есть и мотив властителя, который отправляет героя на бой, — один из самых известных зачинных мотивов эпоса. Это, наконец, мотив предсказаний бедствий и гибели героя, которые возникают в снах Карла Великого. Это мотив претерпевания бедствий, которые приравнены к героическим подвигам. Можно вспомнить «Слово о полку Игореве», где бедствие — это и есть героические деяния.

Наконец, это мотив героического выбора, который всегда приписывается и возникает только в биографии главного героя. И его горделивые ошибки — эпизод с трублением в рог. И наконец, есть и мотив плача по герою, который обрамляет и сопровождает его гибель. Этот мотив берет на себя Карл. Как видно, все, что происходит в «Песни о Роланде», связано с образом единственного и заглавного героя песни. А Карл вполне соответствует другому амплуа — амплуа властителя: он сед, он мудр, он стар — ему 200 лет, он принимает верные решения, он держит совет со своими приближенными, он заботится о своем войске, он наделен даром предчувствия и, наконец, оплакивает героя.

Сторонники идеи выдвижения Карла на заглавную роль в поэме часто ищут причину в идеологической установке. В это время стояла задача утвердить во французской историографии образ Карла Великого в качестве идеального вождя в битве с неверными. И все же Карл не выходит за пределы своего амплуа. За Карлом закреплены в «Песни о Роланде» темы, характерные как раз для амплуа властителя: отдых в саду, совет, прием послов, сны-предзнаменования, сцены суда. Единственная же тема, которая действительно развернута, в том числе в финале поэмы, — это тема плача властителя над героем. Властители часто плачут — можем вспомнить Приама, Лаэрта, отца Одиссея. Важнейшая эпическая функция короля в поэме — сложить плач о герое и воздать ему тем самым хвалу и почесть. Отсюда и все те характеристики, которые он приобретает в «Песни о Роланде». Там разворачивается четыре темы: совет, плач, битва и смерть героя. Две первых закреплены за Карлом, две других — за Роландом.

Что касается Роланда, то многие странности объясняются вторжением в эпику рыцарской идеологии. Самое очевидное свидетельство — это тот самый эпизод с рогом, когда Роланд отказывается звать Карла на помощь. И традиционное совершение героического выбора в эпосе, которое здесь должно быть, вдруг оказывается очень странным, необоснованным и неразумным. Можно сделать вывод, что в «Песни о Роланде» каждая из составляющих песни — эпос и современная история — словно противится слиянию и соединению. Основной эпический сюжет, в силу долгой истории своего существования, очень трудно поддается трансформации современностью. Но даже в этом смешении эпос удерживает в качестве героя Роланда. Очень специфический ответ на вопрос, заданный в начале, дает дальнейшая культурная судьба Роланда.

Во многих средневековых городах герою ставили памятники — в основном в городах, имеющих статус свободных городов, например тех, что входили в Ганзейский союз. Именно Роланд стал для них символом торговых свобод и прав города, стоя словно на страже их гражданских прав.

Источник: ПостНаука

Комментарии
Комментарии