Сингапурец Амос Чиа — о Сенном рынке, бесплатных музеях и об отношении местных к азиатам

Амос переехал в Петербург из Лондона, где изучал музыку, и теперь считает, что российский город во многом превосходит британскую столицу.
Сингапурец Амос Чиа — о Сенном рынке, бесплатных музеях и об отношении местных к азиатам

Сингапурец рассказывает, как столкнулся с нетерпимостью к азиатам, почему в России он стал лучше и что его шокирует в местных японских ресторанах и радует в отношении петербуржцев к деньгам.

Чему вас научила Россия?

Я вырос в сингапурской семье бизнесменов и дантистов. Моя мама не хотела, чтобы я занимался музыкой, поэтому я самостоятельно уехал в Лондон и много лет учился там. В Сингапуре молодые люди в течение двух лет служат в армии, так что мы довольно быстро учимся быть независимыми. А я, кроме того, был на войне в Афгане, что заставило очень быстро повзрослеть.

Пока я учился в Лондоне, у нас было что-то вроде выездного концерта, на котором меня пригласили переехать в Россию. Так что сейчас я учусь в консерватории и одновременно работаю: помогаю своему преподавателю из консерватории Леониду Корчмару в Мариинском театре (Корчмар — дирижер-ассистент Мариинского театра — прим. «Бумаги»).

Кроме того, у нас с моей девушкой есть проект, который помогает иностранным студентам в Петербурге. Когда я впервые сюда приехал, понял, что многих студентов здесь обманывают с жильем, меня и самого обманули. Наша маленькая компания помогает студентам-иностранцам с поиском жилья и его арендой.

В целом жизнь в России сделала меня лучше, я стал более душевным, научился ближе сходиться с людьми. Эта страна во многом изменила меня как человека: я стал спокойнее, научился смотреть на вещи в перспективе. Обычно у людей, живущих в Азии, есть конкретная цель, к которой они идут в течение всей жизни. В Петербурге я понял, что жизнь намного больше любой цели.

Кроме того, в Петербурге, в котором я представляю абсолютное меньшинство, стал более уважительным по отношению к другим людям, и часто чувствую такое же отношение к себе.

Еще я научился хорошо готовить, узнал много новых блюд и стал адаптироваться к местным реалиям в кухне. Каждую неделю хожу за продуктами на Сенной рынок, там общаюсь с людьми, торгуюсь с продавцами.

Я постоянно узнаю что-то новое про местную культуру. Например, недавно выяснилось, что если ты стоишь между двумя людьми, которых одинаково зовут, то можно загадать желание.

Кто сыграл для вас важную роль?

Когда мне предложили переехать в Петербург, я согласился: Мариинский театр — лучший в мире, здесь всё очень хорошо с музыкой. Я купил билет в одну сторону. Но тогда по-русски и слова сказать не мог. Меня поселили в общежитие, где было просто кошмарно, две проведенные там недели я вспоминаю с ужасом.

Подучил русский — всё стало намного лучше. Я знаю много языков: английский, китайский, японский, немного — немецкий, французский и теперь еще русский. Так что я умею многое схватывать на лету.

Единственное, что сводит меня с ума, — русская грамматика.

Сейчас я думаю, что Петербург во многом лучше Лондона. Воздух тут чище, мне нравится петербургская прохлада и обилие культуры. Правда, с едой тут беда — с Лондоном не сравнить.

Хотя сейчас в Петербурге по сравнению с 2012-м, когда я только приехал, появилось очень много приятных кафе и быстро появляются всё новые и новые места.

Не могу сказать, что был какой-то человек, который мне особенно помог адаптироваться. Я сам всему учился от людей: таксистов, водителей и пассажиров автобусов.Что бы вы хотели перенести из своей страны в Петербург?

Мне хотелось бы, чтобы люди в Петербурге были более толерантными, в особенности к азиатам. Здесь по сравнению с другими странами с этим не самая лучшая ситуация. Первые два года, что я жил здесь, люди постоянно надо мной смеялись, меня всё время останавливала полиция и просила показать паспорт, даже когда я был с друзьями.

В большей степени эта нетолерантность проявляется со стороны людей старшего поколения. В консерватории, например, у меня была преподавательница, которая ненавидела азиатов. Она говорила очень быстро, а когда мы замечали, что ничего из сказанного не поняли, она отвечала: вы приехали в нашу страну, можете вернуться в Китай, если вам что-то не нравится. Привет, я из Сингапура! Ее это, правда, не заботило, так что пришлось сменить преподавателя.

Кроме того, молодые люди здесь довольно стеснительные, не могу назвать их очень открытыми. Многие стесняются отвечать иностранцам, хотя знают английский или даже немецкий или французский, потому что боятся показаться глупыми. С одной стороны, хорошо, что люди думают о том, как выглядят со стороны. В Китае, например, об этом не заботятся: плюют на пол, небрежно одеваются и так далее. Но, с другой стороны, получается, что русские живут в одном мире, а иностранцы здесь — в другом, и мне довольно сложно это понять. В Сингапуре живут китайцы, малайзийцы, индусы, все они перемешаны и относятся друг к другу дружелюбно. В Петербурге же первые два года в консерватории наш курс и курс русских студентов практически не общались, у меня даже друзей русских не было. Только сейчас мы потихоньку начинаем проводить время с российскими однокурсниками вместе.

Пять находок в Санкт-Петербурге

Сезонность

Я вырос в Сингапуре, где всегда солнечно, так что мне нравится, что в Петербурге есть сменяемость сезонов. И что тут приходится носить верхнюю одежду; в Сингапуре у меня не было возможности надеть, например, пальто. Люди здесь, кстати, очень хорошо одеваются: думают о том, как выглядят, обращают внимание на качество одежды.

Отношение к деньгам

Мне нравится отношение петербуржцев к деньгам: для них это не главное. Они умеют наслаждаться моментом. И в Сингапуре, и особенно в Лондоне всё так быстро сменяет друг друга, что люди стремятся только к одному — заработать побольше денег.

Японская кухня в Петербурге

В Петербурге мало хороших национальных ресторанов: один китайский, один итальянский. Правда, сейчас в город приезжает всё больше иностранцев, которые открывают здесь свои заведения с аутентичной кухней. Но когда я впервые оказался здесь в китайском ресторане, практически сразу сбежал: это была какая угодно, но не китайская кухня.

Если спросить меня, что я действительно ненавижу в Петербурге, то отвечу: японскую еду. В любом как бы японском блюде есть сливочный сыр, и я не понимаю зачем.

Что касается русской кухни, то пока, к сожалению, я не нашел хорошего национального ресторана, но мне она очень нравится. Я люблю блины, на Масленицу, к примеру, ездил на Крестовский — каждый год туда езжу есть шашлыки и блины.

Музеи

Я хожу в Эрмитаж и Русский музей практически каждую неделю. Здорово, что как студент могу делать это бесплатно. Сейчас я стал намного больше ценить возможность чаще бывать в музеях.Недавно побывал в «Люмьер-холле», там очень здорово. Мне кажется, современная молодежь почти всё свое время проводит в айпадах, а из кино знает разве что фильмы про «Бэтмена». В Сингапуре и Лондоне маленькие дели играют с гаджетами, а здесь — ходят в музеи.

Зелень

В Петербурге, к сожалению, не очень много деревьев и парков, всё больше зданий. Город больше похож на огромный музей.

Зачем вы здесь?

Пять лет спустя всё еще спрашиваю себя: что я делаю в России? Если быть честным, то я не выбирал Петербург, меня в этот город пригласили. Но сейчас, несколько лет спустя, даже несмотря на то, что не могу ответить на вопрос, зачем я здесь, могу сказать, что очень люблю этот город. Он так сильно отличается от других городов, где мне приходилось бывать, в нем так много истории. Иногда это доходит до смешного: в библиотеке консерватории, например, до сих используют бумажные карточки — я такого не видел с тех пор, как был ребенком. Этот город как будто бы уносит тебя назад во времени. Петербург, мне кажется, можно сравнить с машиной времени, но тогда это прекрасная машина времени.

Источник: Бумага

Комментарии
Комментарии