Как караоке-клубы зарабатывают на атмосфере праздника

Как устроен рынок караоке в Москве и почему жители столицы продолжают оставлять половину зарплаты за возможность спеть на публике.
Как караоке-клубы зарабатывают на атмосфере праздника

Воскресенье — самый сложный день для владельца караоке. Илиодор Марач открыл за свою жизнь пять караоке, два из них работают до сих пор («Истерика» и «Прожектор»). Каждое воскресенье он решает проблемы, которые возникли после безудержного веселья в пятницу и субботу: кто-то получил в лицо, кому-то угрожали огнестрелом, чьей-то девушке сделали неуместный комплимент.

Марача не удивишь новостями с Breakingmad: «Ульяновец раскритиковал пение девушки в караоке и получил травму головы». «Караоке — самый конфликтный бизнес в индустрии развлечений в Москве. Ни в ночных клубах, ни в стриптизах, ни в ресторанах не бывает столько драк, — рассуждает он. — Люди приходят сюда активно выпивать и хвастаться своими талантами. Факторов, которые могут их разозлить, много: очередь на исполнение песни, плохое пение других. Или ещё был случай в моей практике — один генерал подрался с ребятами, исполнявшими композицию на греческом языке. Подошёл к ним и заявил: Вы что, не патриоты? Вам русских песен мало? Закончилось дракой».

Марач занимается караоке с 2000 года и обещает не открывать больше ни одного подобного заведения — слишком тяжёлый и неприятный бизнес. Простому москвичу, а не владельцу бара, неприятным в караоке может показаться в первую очередь ценник: средний депозит за столик в столичном караоке — 20 000 рублей.

«Секрет» разобрался, как устроен рынок караоке в Москве и почему жители столицы продолжают оставлять половину зарплаты за возможность спеть на публике «Рюмку водки на столе».

Какими бывают караоке

Караоке «Ян-Пен» на Покровке, открывшееся в 1998 году, — один из первых типичных азиатских караоке-клубов в столице. В нём несколько небольших комнат, арендуемых разными компаниями. Стоимость аренды комнаты на восемь человек здесь обойдётся в 900 рублей в час, на 15 человек — 1500 рублей. В пятницу и субботу дополнительно взимается депозит — 5000 и 10 000 рублей с комнаты соответственно. Количество азиатских караоке в Москве уступает числу заведений американского типа, где гости выстраиваются в очередь, чтобы публично выступить на сцене перед другими посетителями.

Найти караоке можно едва ли не в каждом втором столичном заведении, однако в большинстве случаев это рестораны, купившие недорогое оборудование для дополнительного развлечения гостей. Настоящие караоке-бары — это совсем другой бизнес. «Купить машинку для караоке за миллион — ещё не значит открыть караоке», — говорит креативный директор ивент-маркетингового агентства SmartMotion Алёна Даймонд. По её оценке, вложения в полноценное караоке составляют от 4 до 20 млн рублей и выше. Одно оборудование сейчас стоит от 4 млн рублей.

Полноценных караоке в столице около 500. Среди них есть недорогие клубы, где средний чек едва превышает 1000 рублей, но основная часть рынка — премиум-заведения с депозитом от 15 000 до 250 000 рублей за стол. К таким клубам относятся караоке «Джельсомино», «Облака», Who is Who, Voice, Dorffman, «Лепс». За столом за 25 000 — 30 000 рублей может сидеть восемь-десять человек. Стоимость стола зависит от класса заведения и дня недели. Недорогие заведения в основном находятся за пределами центра города. В пятницу и субботу депозит есть всегда, а в будние дни каждое заведение определяет свои условия. По оценкам Алёны Даймонд, в зависимости от сезона оборот премиального заведения в среднем составляет 5–12 млн рублей в месяц. Иногда везёт — и 4 млн рублей можно заработать за ночь благодаря широкой русской душе.

Главные дни работы караоке — пятница, суббота и иногда четверг. Редкие заведения зарабатывают что-то и в другие дни. В караоке люди приходят поздно, иногда поужинав и выпив до этого дома или в ресторане, и сидят до утра. Чтобы покрыть затраты на аренду, электричество, кухню, работающий в ночную смену персонал, звукорежиссёра, а также музыкальную группу, выступающую в перерывах, нужно как можно больше заработать с ограниченного числа посетителей за ограниченное время. В рентабельных ресторанах 900—1500% наценки — это привычное дело, считает Даймонд: «Вы можете прийти в ресторан и взять 100 г фруктов за 400 рублей, но в караоке за эти же фрукты, скорее всего, оставите 2500 рублей». Помимо депозита посетителю караоке довольно часто предлагают оплатить исполнение песни — 500 рублей. За дополнительные 3000–5000 рублей можно спеть без очереди.

В кризис караоке стали зарабатывать немного меньше. В премиум-сегменте средний чек снизился на 10–20%, в кафе-караоке «Лубянка», где депозит составляет 1000 рублей с человека, один посетитель в среднем стал тратить на 35% меньше. «Но количество людей особо не изменилось. Я бываю в других караоке, и, конечно, там слишком дорого. У нас приемлемые цены, что сейчас позволяет конкурировать с соседями, где депозиты по 15 000 — 30 000 рублей за стол», — рассуждает менеджер кафе «Лубянка» Кристина.

Кто ходит в караоке

«Я сам музыкант и люблю петь. Мы раньше с друзьями часто ходили в караоке, но заведений, где не стыдно было бы появиться, в Москве почти не было. Пришлось открывать свои», — вспоминает Илиодор Марач. Он называет себя родоначальником модного караоке в Москве и рассказывает, как в 2000-м открыл японский ресторан «Жёлтое море» с караоке, тут же ставший популярным, а потом не менее популярное караоке PradoCafe. Тогда же стали появляться места с ценником выше среднего: «Джельсомино», «Дуэты», «Куршавель». В караоке пошли люди с деньгами.

Большинство посетителей в караоке — люди от 26 лет. Сюда приходят те, кто уже зарабатывает деньги. «В нулевых москвичи тусовались в клубах, там было весело, там был праздник. Потом они выросли из клубов, клубы позакрывались. Но привычка куда-то выходить осталась, им всё ещё хочется, чтобы было весело.

Раз в месяц они ходят в караоке и готовы платить за атмосферу», — рассказывает управляющий караоке-клуба «Кадриль» Никита Татаев.

Помимо зажиточного москвича в караоке встречается ещё один типичный посетитель — караокер. «Караоке — это наркотик. Когда ты поёшь, у тебя там что-то вырабатывается и ты испытываешь эйфорию, по себе знаю», — рассказывает генеральный продюсер чемпионата России по караоке Михаил Бебинг. Каждый понедельник он с коллегами проводит конкурс в одном из столичных заведений. В заведениях премиум-сегмента к караокерам относятся скептически. Их главное отличие от москвичей, пришедших отдохнуть, — размер чека. Если караокер может взять чайник чая и петь всю ночь, простые гости порой оставляют за ночь больше 100 000 рублей. «Профессиональные караокеры не приносят доход заведению. Мы холим и лелеем платёжеспособную публику», — говорит Алёна Даймонд из SmartMotion. Она объясняет, что уровень депозита выполняет функцию фейсконтроля: «Выживают те заведения, которые формируют свою определённую публику. Если столик стоит 80 000 рублей, туда пойдут только те, кому он по карману. Клубы сами определяют желательных и нежелательных им посетителей».

Что поют

В начале нулевых большой популярностью в караоке пользовался блатняк. Мужчинам нравилась тюремная романтика и песни про жизнь. Пока девушки выбирали медленные лирические композиции, мужчины исполняли исключительно «Владимирский централ» и «Золотые купола». «Что взрослый русский мужчина может петь? Он же не может исполнять Лазарева, Диму Билана и Киркорова. В итоге он споёт Антонова пару раз, Кобзона — и всё. Не так много есть песен, которые можно спеть серьёзному мужику», — рассуждает Илиодор Марач.

Из-за предпочтений постоянных посетителей караоке начало деградировать. В 2006 году некоторые караоке-клубы начали заносить блатные песни в стоп-листы, чтобы разорвать порочный круг. Сначала строгость администраторов провоцировала конфликты, но постепенно посетители привыкли. Блатные песни заменил Лепс. На протяжении последних семи лет «Рюмка водки на столе» звучала по четыре-пять раз в течение трех часов.

Сегодня популярность Лепса в караоке постепенно падает, хотя он всё ещё обязательно звучит каждый вечер. Не обходится ни одна ночь и без «Императрицы» Ирины Аллегровой. Посетительницы обязательно исполняют Пугачёву и довольно часто «А я сяду в кабриолет» Любови Успенской, «Я люблю тебя до слёз» Александра Серова и песню «Моя бабушка курит трубку» Гарика Сукачёва. Конечно, с некоторых пор регулярно заказывают и «Лабутены» группы «Ленинград».

Из англоязычного россияне предпочитают Queen. Некоторые гости берут уроки вокала и удивляют администраторов заведений новыми композициями и отличным исполнением, но в целом клиенты старше 30 лет верны своему выбору.

Русская душа требует праздника

В среду в 22:00 в основном зале караоке «Кадриль» никого. Заведение открылось всего три месяца назад, а среда — не самый удачный день даже для старожилов рынка. За чёрно-золотой барной стойкой сидит стройная блондинка в коротком чёрном о платье — профессиональная вокалистка — и пронзительным исполнением Je t'aime разрывает сердца немногочисленной публике — официанткам, ведущему вечера и немолодому мужчине, снимающему её на мобильный телефон. Плюшевые стены и полностью зеркальный туалет позволяют почувствовать себя королём жизни. В 2016 году большинство караоке в центре столицы — всё ещё развлечение для богатых москвичей, жаждущих пышного праздника.

С тем, что простой человек не может позволить себе спеть в общественном месте, столкнулась и Анна-Кристин Альберс, переехавшая в 90-х из Гамбурга в Петербург. «Сами заведения тогда были ужасными, с плохим выбором песен и при этом очень дорогими», — вспоминает Альберс. В 2011 году она открыла первый Poison — караоке-бар, где можно исполнять только английские песни в сдержанном интерьере, а не на барочных диванах. «Я знала, что, если оставить хотя бы три песни на русском языке, только их и будут петь. Людям здесь нравится петь на русском, они меньше стесняются, это отличает россиян от немцев, которые отдают предпочтение английским песням, а не родным», — рассказывает Альберс. Первый Poison на улице Ломоносова рядом с шумной Думской раскручивался полгода. Клиенты не появлялись, а партнёры настаивали на том, чтобы Альберс наняла группу выступать в перерывах, разрешила петь русские песни и открывала караоке только по выходным. Альберс сопротивлялась.

Но в какой-то момент клиенты появились и начали приходить регулярно. «Почему-то владельцы караоке думали, что если русский человек хочет петь, то с него можно содрать сколько угодно. Мы показали людям, что караоке может не быть ужасным и неприветливым», — считает Альберс. Сегодня в Санкт-Петербурге успешно работает три клуба Poison. В Москве заведений популярных заведений такого формата нет.

Для московских караоке главное — это база постоянных клиентов. Для этого различными способами (приглашая звёзд, устраивая тематические вечеринки, выбирая талантливого звукорежиссёра) они пытаются создать у себя в заведениях атмосферу веселья. «Ты три минуты поёшь, а ещё 40 ждёшь и находишься в атмосфере. В барах люди сидят зажатыми с кислыми лицами, набухавшись, — никакой отдачи. А когда человек поёт, он отдаёт, — поясняет Никита Татаев из Кадрили. — Через час в караоке начинаешь аплодировать столу напротив, стол напротив аплодирует тебе. Вы выказываете друг другу некий респект, любовь к музыке и пению вас объединяет».

Перспективы

Караоке «Кадриль» на Пушечной улице впервые открылось в 2011 году, но просуществовало не больше года — в заведении одновременно работал ресторан, клуб и караоке-бар. В 2014 году владельцы сдали помещение в аренду под ресторан Дениса Симачёва #LOL, но и он не смог удержаться на рынке. Тогда учредители «Кадрили» решили попробовать ещё раз — перекрасили и перешили мебель, поставили оборудование, купленное, когда евро стоил 30 рублей, и наняли персонал. В недавно открывшейся «Кадрили» пока работает два зала, но скоро откроется второй этаж с ещё двумя комнатами — владельцы затеяли построить караоке-комплекс.

Насколько эта затея окажется успешной, пока судить сложно. Дело не только в кризисе. Илиодор Марач считает, что рынок караоке вновь оказался в застое. За последние пять лет ночная жизнь Москвы изменилась — москвичи стали проводить меньше ночей в питейных заведениях. «Поколение ненатусовавшихся людей при деньгах выросло из желания постоянно отрываться. У кого-то в буквальном смысле закончилось здоровье. Их богатые дети больше думают о здоровье и о работе», — говорит предприниматель.

«И всё-таки караоке отличается от всего остального на рынке развлечений, — оппонирует Никита Татаев. — Здесь есть атмосфера — и чаще всего весёлая. Ты можешь прийти в ресторан, поесть и пойти домой. К нам идут за праздником: тут ты и поел, и потанцевал, и попел — в общем, отжёг. Где ещё так можно сделать сейчас в Москве, скажите?».

Источник: secretmag.ru

Комментарии
Комментарии