Модели - о московском модельном бизнесе

Обман, анорексия, жестокая конкуренция, невыплаченные гонорары, сверхурочная работа и слезы - три девушки о модельном бизнесе.
Модели - о московском модельном бизнесе

Обман, анорексия, сексуальные домогательства, жестокая конкуренция, невыплаченные гонорары, сверхурочная работа и слезы. Time Out поговорил с тремя девушками от 15 до 19 лет с разным опытом работы в модельном бизнесе о том, как в него попадают и что делать дальше.

Евгения Порфирова, 19 лет, студентка 2 курса факультета журналистики МГУ, представляет агентство Grace Models

В модельный бизнес я попала случайно: подруга позвала составить ей компанию на собеседовании в модельную школу Point Management. Так получилось, что меня заметили, а ее нет. Я поступила на двухмесячный курс обучения, начала ходить на кастинги, мне стали предлагать работу. Вскоре я заключила контракт и стала официальной моделью агентства. А уже летом 2013-го улетела в командировку в Гонконг на четыре месяца. Я тогда закончила десятый класс школы. Мне было 16 лет.

Контракт с агентством я подписывала вместе с юристами только после внесения своих правок. Потому как по его прочтении выходило, что я какая-то рабыня. Без юридической консультации подписывать какие-то бумаги с агентством ни в коем случае не стоит. Тебе должны идти на уступки, если ты важна им как модель, которая будет приносить деньги в кормушку. Обычно от того, что ты зарабатываешь, 20% уходит агентству. Неважно, есть контракт или нет, — 20% стабильно выплачиваешь. А после поездки в Гонконг я и вовсе отдала русскому и заграничному агентствам больше половины из того, что заработала. Мне в итоге осталось совсем немного — из полумиллиона рублей я получила только 180 тысяч.

Подписывать контракт с агентством или нет — это решение модели. Многие предпочитают работать без каких-либо официальных бумажек. Так ты чувствуешь себя свободнее. Можно участвовать в съемках и показах на стороне и не париться по поводу того, что твой босс узнает об этом: модель агентства не имеет права браться за предложения, которые не проходят через ее работодателей. Также не приходится ждать зарплату месяцами и платить процент агентству. В этом бизнесе как устроено: после показа или съемки деньги на руки не дают, а отправляют их твоему начальнику. Они могут прийти через месяц, через два. Могут и через полгода — или не прийти совсем. Заработная плата моделей практически не регулируется, и это самая большая проблема модельного бизнеса, особенно у нас. У меня бывали случаи, когда деньги вообще терялись и не доходили. И ты ничего не можешь с этим сделать.

В московском модельном бизнесе сегодня очень большая конкуренция. Даже на подиум особо не прорвешься. В последнее время я появляюсь только у Юдашкина — регулярно и с удовольствием участвую во всех его московских показах, несмотря на мизерную зарплату. Дело в том, что оплата в моделинге зависит от имени дизайнера: чем он известнее, тем меньше ты получаешь. Считается, что сам факт работы на знаменитого модельера уже дает тебе преимущество перед другими. Игорь Гуляев, Вячеслав Зайцев — все они платят крайне мало. То же относится и к журнальным съемкам: чем известнее издание, тем меньше тебе заплатят за него, или не заплатят вообще. За обложку Vogue, например, модели не получают ничего.

Проблема моделинга в том, что там слишком многое зависит от человеческого фактора. В России моделей часто не принимают за людей. На кастингах тебя могут с ног до головы облить грязью, сказать, что ты жирная и страшная. Человеческое отношение к моделям отсутствует напрочь. Почему, например, многие модели страдают анорексией? У девочек, которые только пришли в этот бизнес, закладывается в голове: «Ах, раз мне профессионал сказал, что я толстая, значит, нужно срочно похудеть», и пошло-поехало. Таких случаев я знаю много — девушки изводят себя голодом и думают, что это красиво. За границей даже никто не заикнется о твоих недостатках. Если ты не подходишь для какого-то показа по параметрам, тебе просто вежливо откажут.

В детстве у меня сложилось негативное впечатление о модельной жизни. Будто там все делается через постель. Это были навязанные мысли, я не знала, как все происходит на самом деле. Но ведь и до сих пор модельное дело иногда приравнивается к проституции. Конечно, бывают случаи, когда какие-то непонятные фотографы на стороне, которые никак не связаны с агентством, приглашают на фотосессию, просят раздеться, и все, ты попалась. К счастью, это единичные эпизоды. Чтобы избежать такого, лучше, чтобы вся твоя работа проходила через агентство. Тогда ты будешь защищена.

Много предложений сопровождать успешных мужчин. Фактически это эскорт-услуги, но у нас это зовется «сопровождением». За такое платят уже в евро, а не в рублях, и за один вечер можно получить колоссальные деньги, вот многие и соглашаются. Приведу реальную историю моей сестры. Ей позвонили из модельного агентства и предложили сопроводить кое-кого: просто посидеть, пообщаться в ресторане. Сестра уточнила, что никакого «продолжения» не будет, без каких-либо вообще намеков. Однако как только ужин начал подходить к концу, ей приходит сообщение из агентства: клиент хочет «продолжить», отказывать нельзя. У нее ноги сверкали, так она оттуда бежала. А бывает, что девочки поддаются уговорам. Тут зависит уже от моральных принципов каждого. Я от любых таких предложений отказываюсь моментально.

Подобный элемент присутствует и в подиумной работе. На показах всегда сидит много красивых, солидных мужчин, которые приходят специально, чтобы подцепить модель. В 2015 году на Московской неделе моды, уже после показа, я выходила через главный вход Гостиного двора. На лестнице ко мне подошел молодой человек и предложил поехать тусить с его богатым другом, которому нужна была девушка на ночь. «Я же видел тебя на подиуме, ты же этим занимаешься», — слова были примерно такие. Я, конечно, наехала на него, он и отвалил. В первый раз с таким столкнулась, но если так в открытую подходят, значит, многие до меня соглашались.

Во многом из-за этого меня бесит, когда маленькие девочки хотят попасть в модельный бизнес. Это мир не для ребенка. Надо подождать хотя бы лет до 16–17. Помню, мне писала одна девочка, совсем еще юная: «Ой, ты такая красивая, я тоже так хочу, познакомь меня с кем-нибудь». Я ей лекцию прочитала, чтобы не рыпалась до более сознательного возраста. Дело в том, что реально много подстав бывает в моделинге, которые могут привести к плачевному исходу. А ребенок этого еще не понимает, может замкнуться в себе и все. Детям тут делать нечего.

Сейчас для меня моделинг — это больше профессиональное хобби и подработка. Я никогда не думала заниматься им постоянно. Того факта, что ты участвуешь в Неделе моды, и там собирается куча знаменитостей посмотреть на тебя, мне уже недостаточно. И если есть возможность фотографироваться, даже бесплатно, я всеми руками и ногами «за». Мне не важно, сколько заплатят, я получаю удовольствие от самого процесса.

Кайя, 16 лет, прошла модельные курсы с надеждой сделать карьеру

В 2013 году я два месяца отходила в школу пропиаренного в Москве модельного агентства Verona. Обычно в каждом агентстве есть скауты — люди, которые занимаются рекрутингом потенциальных моделей в интернете. Их задача — рассылать приглашения как можно большему количеству людей, заманивая их в агентство. Они смотрят твой профайл в социальной сети и, если ты им нравишься, присылают анкету на заполнение. Чем больше придет людей, тем больше скауты получат денег. Мне никто не писал, я сама заполнила анкету на сайте агентства, после чего со мной связались и позвали на собеседование. Первая реакция, которая у меня была: «Ура, меня ждет модельный бизнес!» Это казалось вполне реалистичным, несмотря на рост в 163 см. Есть же модели ниже принятых в бизнесе стандартов. Я подумала, почему бы и не попробовать.

За 27 000 рублей мне предоставили курсы дефиле, фотопозирования и визажа — практически полный набор умений, за исключением актерского мастерства, которым должна обладать хорошая модель. На курсах визажа, к примеру, нас учили не столько навыку краситься, сколько некоторым скрытым приемам, которые не все знают: как наносить помаду, чтобы она лежала идеально ровно или не стиралась. Также нам иногда помогали придумать образ для той или иной съемки, чтобы при этом ты выглядела натурально, а не как пандочка с синяками под глазами. Дефиле нас обучала Екатерина Молчан — шикарный преподаватель, профессиональная модель и балерина. На занятиях она всегда четко говорила, что не так, и это очень помогало в работе над походкой. Я правда думала, что после курсов выйду другим человеком. Буду крутой моделью, сразу стану работать. Агентства любят давать обещания, что, окончив их школу, вы сможете стать профессиональной моделью, поехать за границу. И многие на это покупаются.

На деле никаких гарантий нет. Чаще всего им просто нужны ваши деньги, и никакого поручения за то, что после окончания курса вы получите стабильную работу, они не дают. Тут есть нюанс: если за два месяца ты как-то проявляешь себя, тебя могут заметить важные люди, связанные с известными дизайнерами и агентствами покрупней. Эти люди приходят на занятия в поисках новых моделей. К сожалению, первый фактор, на который они смотрят, — это твой рост. Несмотря на то, что на сайте агентства Verona сказано: «Даже если вы низкого роста, все равно приходите», по сути, это просто реклама. Для них все же главное, чтобы ты была за метр семьдесят. Если ты высокая, считай, тебя уже выделили из остальной массы.

Конечно, дело не ограничивается только ростом. Очень часто девочки, которые приходят в модельные агентства, забывают о том, что должны еще уметь ходить, позировать, быть фотогеничными — а ведь это достаточно тяжело. Я поняла, чего от меня хотят, примерно на середине курса. Осмелела, перестала стесняться. Талант хорошей модели заключается в том, чтобы чувствовать себя спокойно и комфортно и уметь показать себя на все сто. Необходимо иметь внутренний голос, который будет говорить: «Я могу, я готова». Модель должна быть пунктуальной, приходить на кастинги всегда вовремя. Ты не имеешь права опаздывать. В школе были девочки, которые с первого дня начинали вести себя заносчиво. Они считали, что, раз заплатили деньги, то все должны перед ними плясать. Бывало и так, что девочкам грубили, и они плакали после занятий. Необходимо осознать, что реальная сторона модельного бизнеса достаточно жесткая. И никто тебя жалеть не будет.

В конце обучения модельная школа обычно предоставляет своим ученицам возможность пройти кастинг для какого-нибудь журнала вроде «Здоровье школьника» или сняться в рекламе хлопьев. Но опять же, туда попадают далеко не все. Из пятисот девочек выберут лишь двух-трех, и вряд ли ты окажешься среди них. Проблема в том, что запросов на моделей меньше, чем самих моделей. Плюс для каждого запроса есть определенные критерии: цвет волос, определенный цвет глаз, рост. Не все под них подходят. В течение месяца после окончания школы я рассматривала возможные предложения, кастинги, но остановили определенные факторы. Во-первых, это достаточно нудный процесс. Тебе приходится беспрерывно ходить на пробы, после которых обычно слышишь: «Знаешь, приходи в следующий раз, может, ты еще подрастешь». Через какое-то время это начинает утомлять, ведь хочется всего и сразу. Во-вторых, я банально не подходила под параметры — везде требуемый рост был минимум 165 см. Постепенно я перестала искать новые предложения и забила.

В модельный бизнес я не вернусь по одной простой причине – я не хочу посвящать этой работе свою жизнь. Она перестала быть моей целью. Для меня это было скорее как временное хобби, да и то не покидало ощущение, что модель — всего лишь вешалка для показа одежды какого-то бренда. Изначально, приходя в этот бизнес, ты пытаешься подстроиться под навязанный тебе шаблон, но потом понимаешь, что это тяжко и муторно и просто не стоит того. В этом деле большинству плевать на твои чувства, так как все только и хотят, что пробиться наверх.

Ника, 15 лет, впервые попала на фотосъемку для каталога в 9 лет и получила первую зарплату

В 12 лет я поступила в модельную школу Baby-Teen, где училась фотопозированию и дефиле. Моя модельная жизнь находилась тогда в руках мамы, она занималась организацией моего участия в съемках и показах. Наконец осенью 2015-го мне написали скауты и пригласили в модельную школу Grace Models. Занятия проходили один раз в неделю в течение двух месяцев. Нас обучали основам макияжа, организовывали съемки, где фотограф подробно объяснял правила поведения модели — как изобразить то или иное настроение, как прорекламировать одежду или бижутерию, какие виды съемок бывают. Снимали в течение часа или двух, а в конце недели предоставляли исходные фотографии и один отретушированный снимок, который шел в портфолио. Таким образом, по истечении двух месяцев у меня уже было восемь профессиональных фотографий по каждому направлению съемки.

Во время обучения ты как ученица агентства уже можешь участвовать в проектах, которые предлагают менеджеры. Конечно, в Москве устраивают открытые кастинги, куда приходят сотни начинающих моделей, но вероятность пройти там мизерная. Большинство предложений поступают в конкретные модельные агентства. Существует закрытая группа «ВКонтакте», где партнеры агентств размещают предложения на кастинги, съемки и т. п. Начинающие модели кидают туда свои заявки. Если ты подходишь клиенту — вперед. Я участвовала в первой съемке вне школы спустя две недели после поступления. Она проходила в White Studio, все было здорово организовано — стилист, визажист, имиджмейкер, трое фотографов. Для меня это была первая съемка без преподавателя и советов наставников, я была предоставлена сама себе. Конечно, поначалу чувствовала себя немного неловко, ведь у меня за плечами было всего два занятия. Обычно на съемках снимают сразу несколько фотографов (всегда по-разному), соответственно, получаешь намного больше фотографий. Так и нарабатывается портфолио — сейчас, за полгода работы, у меня уже порядка 60 снимков в активе.

Для любой модели существенную роль играет рост. Понятное дело, цифры — это формальность, но ты должна быть готова к тому, что тебя постоянно будут измерять, так что врать об этом бессмысленно. Мой рост 170 см — достаточно маленький для модельного бизнеса. Обычно нужно как минимум 175 см. И даже если на съемках он не играет никакой роли, на показах это будет главный критерий отбора. Естественно, важную роль у модели играют лицо и фигура. Не могу выделить каких-то определенных критериев, касающихся идеальной внешности. Изюминка и пропорциональность приветствуются. Безусловно, чистая кожа. То, что модели повально худеют, чтобы участвовать в престижных показах, — это не миф. Многие, правда, скоро забрасывают, потому что видят, что парней привлекают больше девушки с формами: кто не оценит «жопу и сиськи» в наши дни?

Конкуренция очень большая, поэтому необходимо уметь показать себя на все сто — это касается вообще всего, связанного с моделингом. Когда ты приходишь на кастинг, там собирается много девушек, которые, может, и окончили какую-то школу, но сейчас они представляют сами себя. И даже если ты прошла двухмесячный курс подготовки, а другая девочка нет, но она выглядит охрененно, возьмут ее. Есть и альтернативные способы продвижения, например, Instagram. Я обставляю его в соответствии со своей работой: добавляю туда не только себя, но и какие-то красивые фотографии, пытаюсь создать вокруг себя особое пространство, которое понравится моей аудитории. Был даже случай, когда фотограф предложил съемку именно после просмотра моего Instagram. И хотя я не знала его лично, мы встретились и отсняли классный материал.

Чтобы представить себе жизнь модели, достаточно посмотреть шоу «Топ-модель по-американски», только в реальности это все еще более жестко. Есть топ-модели, есть модели среднего уровня, а есть много девушек в самом низу, которые только начинают свой путь. Между ними как раз самая большая конкуренция и больше всего конфликтов. Очень многие бросают этим заниматься из-за стресса: мало того, что нужно регулярно следить за фигурой, так еще и успевать за одно утро объездить десять кастингов, из которых пройдешь только половину, и только за треть из них тебе заплатят. 2000–3000 рублей за съемку — все, на что ты можешь рассчитывать на данном этапе своей карьеры.

Конечно, у этой профессии много негативных сторон. Бывает, что попадаешь на показ с совершенно ужасной организацией. Бывает, что возвращаешься со съемок в полночь. Часто приходится неделями ждать готовые фотографии. Не могу сказать, что привязана к моделингу всем сердцем. Возможно, через пару-тройку лет для меня все, чем я сейчас занимаюсь — ездить куда-то, где-то сниматься, — покажется детским садом. Пока же я занимаюсь этим для себя и самовыражения, меня все устраивает. Впереди меня ждет первое модельное лето, когда могут возникнуть многие крутые съемки и новые предложения, и я хочу выжать из этого максимум.

Источник: timeout.ru

Комментарии
Комментарии