Пабло Пикассо и Ольга Хохлова: пока смерть не разлучит

«Когда я меняю жену, прежнюю мне всегда хочется сжечь. Женщины существуют не для того, чтобы усложнять жизнь», - сказал однажды Пабло Пикассо.
Пабло Пикассо и Ольга Хохлова: пока смерть не разлучит

«Когда я меняю жену, прежнюю мне всегда хочется сжечь. Женщины существуют не для того, чтобы усложнять жизнь», - сказал однажды Пабло Пикассо. Андалузский мачо был неутомимым экспериментатором не только в живописи. Лишь одно объединяло его бывших женщин – несчастье, в которое они погружались после разрыва с ним.

Дягилевские сезоны

Они познакомились в начале переломного для России 1917 года. Пикассо — 35 лет. За плечами годы голода и безумств на Монмартре, «Девочка на шаре» и «Авиньонские девицы». Фернанда Оливье и Ева Гуэль остались лишь на его картинах и в памяти, как и многочисленные сексуальные эксперименты.

В течение нескольких лет он удачно продает свои работы, хотя до славы «самого дорогого художника в мире» ему придется подождать еще несколько лет. В Риме Пикассо присоединился к компании Жана Кокто и Эрика Сати, чтобы работать над сюрреалистическим балетом «Парад». Забегая вперед, скажем, что эта постановка в Европе провалилась – общество, травмированное Первой мировой, оказалось не готово ее принять.

В общем, к моменту знакомства с Ольгой художник достиг того уровня пресыщенности жизнью и условного богатства, который позволил ему общаться совсем с иным, ранее недоступным, кругом. Где, к примеру, можно было встретить русскую аристократку, дочь полковника армии Его Императорского Величества, оставившую семью и родину ради балета.

Хохловой — 26. Она в меру успешная танцовщица в самой знаменитой на тот момент балетной труппе. Биографы художника, обращаясь к личности его жены, часто попадали под влияние обид бывшего супруга и его друзей, выставляя Ольгу посредственной артисткой кордебалета — ведь она начала танцевать в 14 лет, очень поздно — и корыстной ханжой, решившей устроить свою судьбу за счет богатого испанца. Ведь ей было уже 26, карьера танцовщицы неуклонно близилась к закату.

Тут стоит возразить, что Серж Дягилев был не из тех людей, кто будет держать в труппе посредственность «по знакомству» или «из уважения к социальному статусу», а уж тем более продлять контракт несколько лет. Отношения с Пикассо действительно стали для нее возможностью обрести стабильность, но не самоцелью. Те же биографы упоминают, что для Хохловой супруг стал первым и фактически единственным мужчиной в жизни.

Дягилев выступил своего рода «крестным отцом» их будущего брака. Пикассо, по собственной «традиции», начал ухаживания весьма активно, Хохлова же поначалу не была рада такому напору, заявив ухажеру, что тот ее «компрометирует». Дягилев же намекнул художнику, что с его балериной простой интрижки не получится. «Осторожно, на русских девушках надо жениться», — сказал он.

Хохлова действительно была «нетипичным экземпляром» - в послужном списке художника были проститутки и натурщицы, но вот «девушек из приличных семей» там не было никогда.

Пела и плясала

Хохлова не сразу решилась на серьезные отношения. Для начала они вместе поехали на гастроли в Испанию, где Пикассо представил невесту своей матери, чего тоже никогда раньше не делал. Сеньора Пикассо хоть и была вежлива, но невестку-иностранку так до конца и не приняла, даже несмотря на подарок сына — знаменитый портрет Ольги в испанской мантилье.

Безусловно, в их решении связать свои жизни сыграла свою роль и неопределенность будущего. Октябрьская революция свершилась, и дочери полковника царской армии возвращаться на родину было опасно. Труппа отправлялась дальше — в турне по Латинской Америке — и нужно было принимать решение.

Ольга была готова только к одному исходу — официальному браку. Пикассо, для которого такой уровень отношений был в новинку, решил — почему бы не попробовать!

Балет Дягилева отправился за океан, а Пикассо и Хохлова – в Париж. 12 февраля 1918 года они обвенчались в православной церкви во французской столице. Свадьба была многолюдной и роскошной, своеобразным «тамадой» на ней стал сам Аполлинер, который также благоволил этому союзу.

Он был одним из немногих друзей художника, кто принял Ольгу. Для большинства же бывших соратников новая пассия Пикассо была как кость в горле. «Невыносимая мадам Пикассо», - так называли ее позже те, кого она постаралась вытеснить из круга общения.

Мещанский быт

У всех есть прошлое. У Пикассо и Хохловой это прошлое было слишком разным. Он, познавший абсолютную нищету, никогда не гнушавшийся отношениями с самыми низами общества, вдруг оказался с женщиной, привыкшей вращаться в высших кругах. Для нее более естественными были светские приемы, а не пьяные посиделки на Монмартре. И Пикассо «поддался влиянию».

Проявлялось это постепенно, сначала в одежде, наконец-то он смог пойти к хорошему портному: у него были деньги, у его жены – хороший вкус. И вот бывшие приятели лицезрели мсье Пикассо в дорогом костюме, а из жилетного кармана у него выглядывали золотые часы. Вслед за часами в жизни бывшего завсегдатая Бато-Лавуар появились породистые собаки, шофер, прислуга и апартаменты в фешенебельном отеле «Лютеция».

Прежние приятели были шокированы такими резкими переменами и видели в них «порочное» влияние русской аристократки, которую обвиняли в чрезмерном расточительстве. Сам же художник, казалось, был абсолютно доволен жизнью.

Ольга была начитана, хорошо воспитана и имела прекрасные манеры, что позволило чете Пикассо быстро влиться в высшие круги парижского общества. Раньше Пикассо открыто презирал этих людей, теперь же они выстраивались в очередь, чтобы он написал их портрет.

Влияние жены проявилось и в творчестве. Первая, счастливая, половина их брака ознаменовалась возвратом к классической манере. Ольга как-то сказала мужу, что хочет узнавать свое лицо на его портретах. Пикассо поддался этой просьбе – так появилось множество ее одиночных портретов, а позже портретов с сыном (Пауло родился в 1921 году).

Но к концу 1920-х счастливой семейной жизни пришел конец. В то время как для Ольги спокойная жизнь обеспеченных буржуа была идиллией, ее супруга такое положение дел удручало. Сыграла тут свою роль и разница в сексуальных темпераментах: ему нужно было больше, и в этот момент он встретил Марию-Терезу.

Новые музы

Это произошло в январе 1927 года. 46-летний Пикассо, прогуливаясь мимо Галереи Лафайет, встретил 17-летнюю Марию-Терезу Вальтер, ставшую его следующей музой. Трудно сказать догадывалась ли Ольга о происходившем за ее спиной. Возможно. Может быть, она считала, что мимолетная интрижка закончится сама собой, как это принято в обществе, может быть, просто не хотела замечать очевидное.

Но настал момент, когда очевидное не замечать уже было невозможно. Мария-Тереза родила дочь. Отношения между Хохловой и Пикассо к тому моменту были хуже некуда, и усугублял их брачный контакт. Еще в самом начале, перед свадьбой, они подписали договор, в котором было прописано, что жене принадлежит половина всех доходов художника.

Тогда, в «далеком» 1917-м, это было естественным шагом. Пикассо, конечно, был знаменит, и довольно удачно продавал свои работы, но и Ольга прилично зарабатывала у Дягилева. Теперь же это стало первым препятствием для спокойного развода.

Вторым была религиозность Ольги, которая не могла себе представить, как могут развестись люди, обвенчанные в церкви. И ко всему прочему, Хохлова понимала, что кроме Пикассо в ее жизни практически не осталось родных людей, весь ее мир вращался вокруг мужа, которому она вдруг стала не нужна.

«Женщины для меня делятся на два типа — богини и тряпки», — еще один афоризм авторства великого испанца, тоже не добавляющий ему шарма. Отталкивая от себя нелюбимую жену, он намеренно создавал вокруг нее образ несдержанной истерички, чопорной ханжи, так легко подхваченный его окружением и отчасти биографами.

«Она слишком многого хотела от меня», - говорил художник о супруге. Для нее этот разрыв действительно стал очень тяжелым, она скандалила, пережила не один нервный срыв, а ее обида переросла в патологическую ревность и одержимость. Даже после окончательного расставания (в браке они официально состояли вплоть до смерти Хохловой в 1955 году) Ольга не оставляла бывшего мужа. Она написала ему сотни писем и даже преследовала его следующую пассию Франсуазу Жило.

Последние годы своей жизни Хохлова одиноко и тихо провела в Канне, великий супруг пережил ее почти на 20 лет и сменил за это время множество увлечений, самыми яркими среди которых были отношения с Дорой Маар и Жаклин Рок, его «официальной вдовой».

Источник: Апрель

Комментарии
Комментарии