Рассказ россиянки о жизни в Австралии

Страна, куда далеко и дорого лететь и где можно встретить кенгуру. Рай для любителей позагорать и кошмар для тех, кто боится змей и насекомых. Конечно, это Австралия.
Рассказ россиянки о жизни в Австралии

Страна, куда далеко и дорого лететь и где можно встретить кенгуру. Рай для любителей позагорать и кошмар для тех, кто боится змей и насекомых. Конечно, это Австралия. В рамках проекта «Ленты.ру» о россиянах, переехавших жить за границу, мы побеседовали с Аленой, обосновавшейся в Мельбурне.

Я окончила МГУ в 2012 году по специальности «клинический психолог». Но потом поняла, что это не совсем мое. Мне захотелось заниматься наукой. Клиническую психологию как научное направление я не рассматривала, меня интересовала судебная или юридическая психология. Я понимала, что у нас это направление не очень хорошо развито, и чтобы заниматься наукой в этой сфере, нужно уехать куда-то за границу.

За наукой на край света

У меня все еще не было четкого представления о том, чем я хочу заниматься, — ведь в судебной психологии много направлений. На одной из профессиональных конференций я узнала, что есть такое направление, как исследование памяти свидетелей. То есть то, как свидетели запоминают информацию, как они ее представляют, что вообще такое свидетельские показания и как можно улучшить их качество. Меня увлекла эта тема, это довольно новое направление в науке. К тому же здесь много практической работы, которая приносит видимую пользу. Я подала документы в несколько университетов, и одним их тех, кто пригласил меня на учебу, был австралийский вуз. Там мне понравилась моя будущая руководительница, которая явно была во мне заинтересована. И я поехала.

Против доверчивых присяжных

Родители меня поддерживали. Страха не было, возможно, я не до конца осознавала, на что иду. Хотя я давно думала о переезде, и когда этот момент настал, было уже не до боязни.

Сейчас я занимаюсь своими исследованиями. Моя научная работа посвящена тому, как присяжные воспринимают свидетельские показания и как это восприятие можно улучшить. Ведь присяжные многого не знают и поэтому порой слишком доверчивы к свидетелям.

В учебе крайне важен научный руководитель. Некоторые отправляют своих студентов в свободное плавание, другие сопровождают на каждом шагу. Я у своего руководителя получаю массу новой и интересной информации, и очень этому рада.

Парни — самые красивые

Язык я знала хорошо, так что с этим проблем не было. Но мне потребовалось некоторое время на то, чтобы в принципе понять, в чем у нас с австралийцами культурные различия. Первое, что бросается в глаза, — люди очень вежливые, расслабленные, дружелюбные. Понятно, что на вопрос «как дела?» честного ответа никто не ждет, но тем не менее все улыбаются — и это приятно. Здесь можно поболтать с продавцом ни о чем или с попутчиками в транспорте. И это не будет странно — в Москве заговорить с кем-то в метро было бы дико. Когда я приезжала в Россию, этот контраст бросался в глаза.

Парни тут симпатичные — это, наверное, первое, что я заметила. У них лица скульптурно выточенные, и они реально гораздо красивее здесь, чем где-либо еще.

Люди тут много думают о том, о чем, скажем, в России никогда бы не задумались. Это современный феминизм, права женщин, геи и многое другое. Здесь есть такое понятие, как «альтернативная культура» — критически осмысливающая мироустройство. К примеру, чем плох капитализм, в чем минусы современного социального ожидания и рыночной экономики и тому подобное. Люди критически воспринимают то, что происходит вокруг.

Экзальтация зашкаливает

Я обнаружила, что австралийцы и приезжие европейцы сильно отличаются друг от друга. С европейцами мне общаться гораздо легче, так же как и с азиатами. Причина в том, что австралийцы никогда не говорят то, что они думают. Узнать какое-то их настоящее мнение практически невозможно. Понять, что у них на уме, можно по их поведению, но не по словам. При этом европейцам они говорят, что те очень прямолинейные — в свой адрес я это тоже слышала. Насколько я знаю, австралийцы переняли это от англичан — те еще более вежливые и тоже не говорят, что думают.

У австралийцев другая эмоциональность: нейтральный уровень здесь в нашем понимании будет экзальтацией. Они постоянно находятся в состоянии восторга. К примеру, когда спрашивают у друга «как дела?», а тот им отвечает «да вот я сегодня сходил в магазин», они реагируют так: «Да ладно! Сходил в магазин! Обалдеть! Невероятно!» И они действительно так разговаривают.

Те же голуби да вороны

Студенческое общежитие тут очень дорогое, в принципе, как и вся жизнь. Мне посоветовали снять комнату, потому что квартира тоже стоит дорого. За те деньги, что я арендую комнату, в Москве могла бы снимать квартиру.

Сначала я полгода жила в доме у молодой семьи, затем нашла жилье чуть подальше, но зато удобнее. Живу в хипстерском районе, до города мне ехать минут 20 на поезде — это близко. Интернет стоит 100 долларов в месяц. Электричество, вода и прочее — тоже дорого. Центрального отопления нет, как и центральной горячей воды — у всех стоят бойлеры. Некоторые проводят себе в дома индивидуальное газовое отопление. В месяц у меня на жилье уходит около тысячи долларов — это вместе со всеми счетами.

Пауков и змей в Мельбурне в принципе нет, потому как это один самых холодных городов Австралии. Кенгуру есть, но за городом. Иногда пролетают попугаи, а в остальном здесь те же голуби да вороны.

Кофе — только не в Starbucks

Мельбурн считается не только культурной, но и кулинарной столицей Австралии. Наверное, такого понятия, как австралийская еда, не существует, потому что здесь сильное смешение разных кухонь. Можно попробовать все кухни мира, и австралийцы очень любят поесть. Но они еще поголовно занимаются спортом, поэтому толстых тут нет. Но еда — это просто фетиш.

Австралийцы — гурманы, и это значит, что важна не просто вкусная еда, но еще и как она подана, и где она подана. Поэтому тут на каждом углу кафешки, где можно найти абсолютно все.

Еще они очень гордятся своим кофе — это такой момент, который мне трудно было сначала понять, потому что кофе этот очень крепкий. Сейчас я к нему привыкла и теперь в Москве не могу пить кофе — слишком водянистый. По выходным в 8-9 утра все кафе уже забиты: люди так рано встают, чтобы встретиться и попить кофе. Причем совсем не в Starbucks — здесь он как «Макдоналдс», и пить там кофе воспринимается практически как унижение.

Кто рано встает… тот австралиец

В Мельбурне постоянно проходят какие-то выставки, фестивали, праздники. Если сравнивать с Сиднеем, то это, наверное, как Москва и Питер: Сидней — Москва, Мельбурн — Питер. Он более спокойный, здесь много культурных событий, современного искусства и живой музыки, а Сидней помешан на развлечениях, зарабатывании денег, на том, чтобы все было быстро и эффективно.

По этой энергетике Сидней мне понравился больше, чем Мельбурн, — там после Москвы я чувствую себя как в деревне. Но, наверное, семьям с детьми здесь хорошо.

Австралийцы гораздо раньше начинают свой день и гораздо раньше ложатся. Здесь очень развит фитнес — люди встречаются и занимаются спортом с шести утра. Но и работать они заканчивают часов в пять, и где-то в 10-11 уже спят. Я не могу представить себе, во сколько же это надо проснуться, чтобы в шесть утра быть на тренировке.

Должна быть здесь

Погода меняется поразительно быстро: с утра нужно выходить из дома с солнцезащитными очками, зонтом и быть готовой ко всему.

Пляжи в Мельбурне не очень, особенно по сравнению с Сиднеем. Может прозвучать ужасно, но я вообще не хожу загорать на пляжи. Я могу пойти туда, посидеть на берегу, посмотреть на воду, расслабиться. Вообще, в свободное время стараюсь больше общаться с людьми, социализироваться.

Много куда хочется съездить — покататься по Австралии, доехать до Новой Зеландии, раз она тут рядом. Но пока на это нет времени. Да и в целом я пока не думаю о каких-то поездках или возвращении в Россию. Для меня идеальный план — это продолжать заниматься наукой, значит, я должна оставаться здесь — у нас в России нет для этого финансовых возможностей. Пока я очень довольна всем, что со мной сейчас происходит.

Источник: lenta.ru

Комментарии
Комментарии