Самые интересные дома Москвы: дом страхового общества «Россия»

Дом задумывался как фешенебельное жилье — и стал таковым: квартиры в нем были очень дорогими, и снимать их могли только состоятельные люди.
Самые интересные дома Москвы: дом страхового общества «Россия»

КАК ПОСТРОИЛИ

Один из самых известных домов Москвы — ренессансное здание на Сретенском бульваре — построила в начале XX века дореволюционная страховая компания «Россия». Крупнейшее среди русских акционерных обществ по объему операций и размеру капитала было создано императором Александром III, а среди акционеров значились племянник самого Альфреда Нобеля, династия купцов Елисеевых и прочие богатейшие люди своего времени. Разумеется, решив возвести в центре Москвы доходный дом для сдачи квартир, они не поскупились: здание должно было стать не только архитектурным шедевром, но и одним из самых технически оснащенных и комфортабельных в городе, своего рода элитным жилым комплексом.

Для того чтобы выбрать самый удачный проект провели конкурс, в нем победил архитектор Николай Проскурнин: в 1899-м он начал строить свой огромный дом-квартал и оформлять его в духе итальянского ренессанса. Возводили здание быстро, несмотря на весьма сложную конструкцию и огромное количество «украшательств»: к 1902 году шестиэтажное строение было готово, и на него бегали смотреть не только жители окрестных домов, но и люди с окраин города, до которых дошли слухи о «сказочном доме».

Внешний вид его действительно впечатлял: соединенные ажурными решетками корпуса, эффектные балконы и окна-эркеры, сложный орнамент на фасаде, стрельчатые арки, главная башня с большим колоколом и часами, и, конечно, огромное количество скульптур — с фасада на прохожих смотрели изящные амазонки и пухлые купидоны, суровые воины и львы, готические химеры и грифоны, змеи и саламандры.

Однако главные достижения строителей спрятались за безупречным фасадом: в доме расположилось 148 квартир площадью по 200-300 метров с четырехметровыми потолками, каждая из которых была по тем временам просто техническим совершенством. Именно в этом доме появилась одна из первых в городе автономных электростанций, работающая на нефти, и чудо техники — электрический лифт (до распространения их в стране прошло еще полвека). На чердаке обустроили прачечную, а в подвале здания соорудили конструкцию, которую мы бы сейчас назвали кондиционером — она подавала в помещения свежий воздух, фильтровала и увлажняла его. Ну и наконец, самое удивительное — там же, в подвале, был артезианский колодец, из которого жильцы получали питьевую воду.

Стоит ли говорить о том, что и в квартирах все устроили по высшему разряду: комнаты с огромными окнами, выходы на парадную кованую лестницу и на скромную «черную», полноценные кухни с печами для приготовления еды и огромные столовые, в которых можно было устраивать настоящие званые ужины, настоящие камины в гостиных и отдельные ванные, а в некоторых комнатах — тех, что расположились на последнем этаже, под самой крышей, были даже стеклянные потолки.

КТО ЖИЛ

Дом задумывался как фешенебельное жилье — и стал таковым: квартиры в нем были очень дорогими, и снимать их могли только состоятельные люди. Впрочем, был способ заселиться в знаменитое здание, даже не обладая большим капиталом: для этого нужно было стать членом правительства, представителем передовой советской науки или же творческой интеллигенции.

В разное время в здешних квартирах жили создатели отечественной химической школы, ученые Николай Курнаков и Георгий Уразов, учитель едва ли не всех знаменитых математиков советского времени Николай Лузин, геолог, исследователь Алтая и Сибири Иосиф Григорьев, архитектор Валентин Дубовской, сконструировавший несколько десятков дореволюционных доходных домов по всей Москве, знаменитый офтальмолог Михаил Авербах, лечивший самого Ленина, электротехник Владимир Миткевич, разработавший план по электрификации страны, первый председатель Русского союза невропатологов и психиатров Николай Баженов, театральный режиссер и актер, руководитель Московского драматического театра имени М. Н. Ермоловой Николай Хмелев, один из из создателей Московского физико-технического института Вадим Соколовский и другие важные люди.

Известнейшие люди бывали тут и в гостях. Так, например, приходил в дом писать портреты жильцов молодой художник Илья Репин — тогда еще никто не предполагал, что вскоре его работы будут составлять гордость Третьяковской галереи. А после Первой мировой войны бывал в здании и Владимир Ленин с писателем Максимом Горьким — тогда здесь располагалось Главное артиллерийское управление Красной Армии, и Ленина пригласили осмотреть новые орудия, из которых можно будет стрелять по вражеской технике.

В советский период, увы, этот прекрасный дом, как и многие здания того времени, ждала суровая перепланировка. Из 200-метровых квартир делали маленькие комнатушки, их заселяли целыми семьями, а все технические новинки — вроде отдельной ванной и столовой, которыми так гордились создатели в начале XX века — становились «общественным достоянием»: на них толклись чужие люди, ссорились из-за оставленной кем-то на плите кастрюли и занимали очередь в туалет.

ЧТО БЫЛО

Прежде чем стать сначала огромной коммуналкой, а потом вновь одним из самых дорогих столичных домов, знаменитое здание успело послужить местом дислокации для множества важных организаций. После революции здесь размещалось Российское телеграфное агентство (РОСТА) — работая в нем, поэт Владимир Маяковский рисовал свои сатирические плакаты. А в соседнем корпусе располагался Народный комиссариат просвещения, в котором под началом знаменитого Анатолия Луначарского трудилась жена Ленина Надежда Крупская.

Облюбовали этот дом и литераторы, и журналисты, и другие творческие работники. Здесь устраивались поэтические вечера, которыми руководил Валерий Брюсов, здесь, по слухам, ссорились жены писателя Максима Горького и революционера Льва Каменева — каждая хотела доказать свой авторитет в театральном отделе, здесь находилась редакция газеты «Гудок» и Литературное объединение, в котором работал и о котором писал в своих сатирических записках Михаил Булгаков. А уже в середине 60-х годов на чердаке обосновались художники-концептуалисты: мастерские тут были у Юло Соостера и Ильи Кабакова, и их вместе с остальными примкнувшими стали называть «группой Сретенского бульвара».

ЧТО ТЕПЕРЬ

Сегодня здание, несмотря на то, что ему уже почти 115 лет, выглядит почти не изменившимся, но внутри, конечно, все иначе. Старая лепнина в подъездах теперь соседствует с обычной керамической плиткой, а живут под этой крышей все чаще не художники и не поэты, а те, кто нашел 50-100 миллионов рублей, чтобы купить здесь квартиру. Не зря этот дом так нравился знаменитому французскому архитектору Ле Корбюзье.

По слухам, во время одного из своих приездов в Москву, он предложил снести весь исторический центр и отстроить город заново — единственное, что, по его мнению, стоило оставить без изменений — дом страхового общества «Россия», потому что это — то редкое здание, которое действительно украшает столицу.

Источник: Йод

Комментарии
Комментарии