Семён Будённый: неуязвимый командарм

Человек-харизма, военачальник, командарм Первой конной - маршал Будённый остаётся одной из самых ярких фигур XX века.
Семён Будённый: неуязвимый командарм

Семён Будённый спорил с самим Иосифом Сталиным и свою репутацию готов был отстаивать с шашкой наголо. Человек-харизма, военачальник, командарм Первой конной - маршал Будённый был и остаётся одной из самых ярких фигур XX века.

«Иногородний» казак

Семён Будённый родился 25 апреля 1883 года в семье «иногородних» крестьян на хуторе Козюрин станицы Платовская Сальского округа Области Войска Донского (ныне Ростовская область). Самим местом своего рождения Будённый был «предрасположен» к тому, чтобы оказаться в самой гуще революционный событий, которые во всю мощь развернутся спустя четверть века после его появления на свет.

«Иногородние» крестьяне, жившие на казачьих землях, но не принадлежавшие к казачьему сословию, как правило, были людьми бедными. Они вынуждены были мириться со своим «второсортным положением», так как шансы получить большие земельные наделы, «как у казаков», у них были крайне невелики.

Как мы помним из шолоховского «Тихого Дона», казаков, особенно «старой закалки» возмущала сама мысль, что у «пришлых» могут быть такие же права, как у них. Тем не менее, Будённый, несмотря на «неравные стартовые условия», уже в начале своей жизни сумел добиться больших успехов, чем многие из его станичных ровесников.

В 1903 году он был призван в армию, проходил службу на Дальнем Востоке в Приморском драгунском полку. Там же остался на сверхсрочную. Участвовал в русско-японской войне 1904—1905 годов в составе 26-го Донского казачьего полка.

В 1907 году был признан лучшим наездником полка (факт сам по себе удивительный: казаки нередко дразнили «иногородних» наездников за плохое умение держаться в седле «свиньями на заборах», а здесь этот самый «иногородний» превзошёл их в верховой езде).

В результате, Будённый был отправлен в Петербург, в Офицерскую кавалерийскую школу на курсы наездников для нижних чинов, которые закончил в 1908 году.

Георгиевский крест за неподчинение приказу

Первая мировая война, столетие которой мы вспоминаем в эти дни, высветила многие черты молодого ещё унтер-офицера, позволившие ему стать в будущем одним из самых прославленных «красных командиров». Первый из своих четырёх Георгиевских крестов Будённый получил, прямым образом нарушив строжайший приказ.

8 ноября 1914 года он возглавил разведывательный взвод численностью 33 человека, с задачей вести разведку возле местечка Бжезины. Обозные колонны немецких войск, двигавшиеся по шоссе, показались Семёну Михайловичу лёгкой добычей. Несколько раз он отправлял донесения вышестоящему офицеру с предложением напасть на один из обозов противника. Получив категорический приказ продолжать скрытно вести наблюдение, Будённый всё же не выдержал, и принял решение атаковать один из обозов.

Казаки как из-под земли выросли перед изумлённым противником. Им противостояла целая обозная рота, вооружённая двумя станковыми пулемётами. Тем не менее, всё произошло так внезапно, что сопротивление попытались оказать лишь два офицера, которые тут же были зарублены.

В итоге 33 казака захватили около двухсот пленных, повозку с револьверами разных систем, повозку с хирургическими инструментами и тридцать пять повозок с тёплым зимним обмундированием.

Кстати, этого, полученного за лихачество Георгиевского креста, Будённый очень скоро лишился за очередное стихийное проявление своей натуры. Не выдержав оскорбления от старшего по званию вахмистра Хестанова, который оскорбил и ударил его в лицо, Будённый «дал сдачи».

Но уже в конце всё того же 1914 года он вернул себе звание георгиевского кавалера, когда на Турецком фронте, в бою за город Ван, проник в глубокий тыл противника, и в решающий момент боя захватил три вражеских орудия.

Начало революционной карьеры

Летом 1917 года судьба снова бросает Будённого в гущу событий. Кавказскую кавалерийскую дивизию, где он служил, с Турецкого фронта перебрасывают в город Минск. Будённого, который, как мы помним, самим фактом своего происхождения был склонен к бунту против сложившегося порядка вещей, избирают председателем полкового комитета и заместителем председателя дивизионного комитета.

В августе 1917 года Будённый решительно становится на сторону большевиков и вместе с Михаилом Фрунзе руководит разоружением пяти (по другим данным – шести) эшелонов корниловских войск в Орше. Правда, существуют исследования доказывающие, что роль Семёна Михайловича в тех событиях была сильно преувеличена советской пропагандой середины 1920-х, создававшей миф о непобедимом красном командарме.

После Октябрьской революции Будённый покинул разложенную не без его участия царскую армию и вернулся на Дон, в станицу Платовскую. Здесь его избирают членом исполнительного комитета Сальского окружного Совета. Однако дома Семёну Михайловичу явно не сидится. Он видит, что большинство казаков прямо или скрыто выступают против советской власти. Поэтому уже в феврале 1918 года он создаёт «революционный конный отряд».

Неуязвимый командарм

Сначала группа Будённого объединилась с отрядом Бориса Думенко, будущего комдива. Затем они приняли ещё несколько отрядов, и образовался конный дивизион. В войска Ворошилова Будённый влился уже в качестве командира Особой кавалерийской дивизии.

С этой дивизией Семён Михайлович совершил рейд против белых: разгромил двадцать три пехотных и кавалерийских полка, взял в плен пятнадцать тысяч человек, захватил семьдесят орудий, двести пулемётов и три тысячи подвод с боеприпасами. За этот поход Будённый получил орден Красного Знамени, а его дивизия стала костяком Первой Конной армии.

Авторитет Будённого был высок, поэтому в своей дивизии в начальный период Гражданской войны, когда другие красные отряды на Дону больше походили на полубандитские шайки, чем воинские части, он умел поддерживать относительный порядок.

Кстати, будущий командарм не гнушался рукоприкладством, от которого ему самому доставалось в начале армейской службы. В воспоминаниях Хрущёва говорится о том, что Семён Михайлович дважды съездил по физиономии рядовым солдатам, уже будучи маршалом СССР. Не случайно, лучший друг Будённого Климент Ворошилов и другие большевики подозревали его в том, что он может стать атаманом типа батьки Махно и возглавить какое-то мощное антибольшевистское восстание.

Троцкий как-то отозвался о Будённом и его конниках так: «Это современный Разин, и куда он поведёт свою ватагу - неизвестно: сегодня за красных, а завтра за белых, и они все двинутся за ним». Существуют воспоминания, в которых описывается, что крестьяне во время встреч с Будённым стремились отрезать от его шинели кусочек, чтобы приобрести, таким образом, талисман «на счастье». Уже тогда многие верили в Будённого, как в неуязвимого командира, которого «не брали» пули в бою.

19 ноября 1919 года командование Южного фронта на основании решения реввоенсовета Республики подписало приказ о переименовании Конного корпуса в Первую Конную армию. Командующим этой армией был назначен «неукротимый» Будённый. Эта армия сыграла важную роль в ряде крупных операций Гражданской войны. В частности, в разгроме войск Антона Деникина и Петра Врангеля в Северной Таврии и Крыму. Она приняла участие в самом крупном встречном конном сражении, получившем название Ерголыкского. С обеих сторон в нём приняли участие 25 тыс. всадников.

После Гражданской войны образ прославленного полководца всячески мифологизировался советской пропагандистской машиной. Хотя это не спасло Будённого от «дворцовых» сталинских интриг. Он был в числе тех политических деятелей, кто выступал за «предание суду и расстрелу» Николая Бухарина, Алексея Рыкова, Михаила Тухачевского и Яна Рудзутака.

Известна история, больше похожая на миф, о том, что и сам Семён Михайлович едва не стал жертвой «культа личности». Якобы в одну из ночей за ним приехали «на чёрном воронке». Однако боевой дух ещё не выветрился в бывшем красном командарме. Он выхватил шашку, угрожая зарубить всякого, кто к нему приблизится и бросился к телефону звонить Сталину. Дескать, генсек после этого бросил фразу: «Оставьте старого дурака, он не опасен». И от Будённого на самом деле отстали. В этой истории важно даже не то была ли она на самом деле. Важно, для понимания личности Будённого, что она могла быть, и потому возникла не случайно.

Рудимент эпохи гражданской войны

Несмотря на то, что к началу Великой отечественной войны Будённый имел звание маршала СССР, значительной роли в этой войне он не сыграл. От военачальника Второй мировой требовалось несколько больше, чем личное бесстрашие и «харизма».

Будённый был самородком, умевшим «на лету схватывать обстановку», но стратегического видения ситуации складывавшейся на фронтах, умения разрабатывать многоходовые военные операции ему не хватало. Именно поэтому нельзя назвать ни одной крупной военной победы, которую войска под управлением Будённого одержали во время Великой Отечественной.

Тем не менее, один эпизод из периода Великой Отечественной говорит о том, что Семён Михайлович оставался здравомыслящим и смелым человеком, не боявшимся навлечь на себя гнев Сталина.

В сентябре 1941 года Будённый отправил телеграмму в Ставку с предложением отвести войска от Киева из-за угрозы окружения. В то же самое время командующий фронтом Кирпонос информировал Ставку о том, что у него нет намерений отводить войска. В результате Будённый был отстранен Сталиным от должности главнокомандующего Юго-Западным направлением и заменён С. К. Тимошенко.

Однако история показала, что прав был именно Будённый. И если бы вовремя были отведены войска, то большую часть из почти 700 тыс. красноармейцев, погибших в «Киевском мешке» удалось бы сберечь для последующих боёв.

После войны Семён Михайлович занимал скорее «почётные», чем важные должности. При этом он всё больше уделял времени и внимания своему любимому коневодству. В 1948 году под его руководством была создана новая Будённовская порода лошадей.

Источник: Русская Семерка

Комментарии
Комментарии