Как учеба по обмену подружила Сан-Диего и Новочеркасск

Чему учат американских детей в России и что так нравится у нас учителям из США.
Как учеба по обмену подружила Сан-Диего и Новочеркасск

Чтобы найти для себя программу по обмену, достаточно ввести в поисковике страну, изучаемый язык и примерный срок поездки. Но после этого придется долго исследовать сайты образовательных организаций и иностранных посольств в поиске надежных предложений. Учитель английского из Новочеркасска и директор школы из Сан-Диего сами создали программу по обмену и сотрудничают уже пять лет. Анна Рыжкова пообщалась с участниками и организаторами проекта о том, как вести «диалог культур».

Инна Терещенко, учитель английского языка школы № 1 г. Новочеркасска

Долгосрочная программа по обмену может строиться только на крепких межличностных отношениях, больше никак. Поэтому, чтобы создать такую программу, нужно в первую очередь искать единомышленников и школу, которая тебе будет доверять. После выступления на конференции в США, я получила контакты Фернандо Эрнандеса, директора школы Perkins K-8 в Сан-Диего. Мой доклад был посвящен проблемам экологии, и так получилось, что наши интересы совпадали. Эта школа была заинтересована в сотрудничестве, потому что там изучали русский язык как факультатив. Раз директор сам много рассказывает детям о России, то его ученики, конечно, загораются желанием увидеть все своими глазами.

В течение двух лет мы просто обменивались письмами, организовывали небольшие совместные проекты под общим названием «It’s a small world».

Чтобы просто познакомиться, ученики наших школ должны были ответить на 50 вопросов о себе, о своем городе и своей стране, о культуре и традициях. А потом поделиться друг с другом этими ответами. Мы также продолжили развивать тему экологии: от экологии окружающей среды к экологии тела и экологии души. В тот момент очень важной проблемой в Калифорнии были пожары, и ученики из Сан-Диего прислали нам много рисунков. Мы, в свою очередь, отправили им слова сочувствия и на своих рисунках изобразили то, что волнует людей в России.

Когда речь пошла уже о полноценной программе по обмену и школа Perkins пригласила наших учеников в гости, мы составили негласный договор: наша сторона оплачивает дорогу, а принимающая сторона —всю культурную программу. При этом русские дети должны обязательно жить в американских семьях. Конечно, для этого нужно было познакомить с нашими традициями не только детей, но и родителей. То есть проект вышел за рамки уроков, и в школе стали проводиться встречи со взрослыми.

Наши партнерские отношения имеют два направления: это обмен опытом и между учениками, и между учителями. Поэтому одна из частей нашей программы называется «Партнерство в образовании». Когда американцы приезжали в Россию, мы вместе обсуждали методические вопросы преподавания, сравнивали системы образования и выделяли преимущества. Наши учителя в Америке также могли посещать все уроки и педсоветы. Мы даже были в департаменте образования и присутствовали на конференции директоров всего города Сан-Диего.

В Америке инклюзивное образование находится на уровне, который уже всем пора достичь. Представим, что в классе 12 учеников и три преподавателя. Конечно, дети смогут учиться в общеобразовательной школе, потому что им уделяется достаточно внимания. Мне также понравилось, что после занятий ученик имеет право получить индивидуальную консультацию у специальных преподавателей, которые в любой момент находятся в библиотеке и готовы подробно рассказать еще раз обо всем, что ребенку непонятно. Хорошо у них работает и система замещения: ни один урок не может быть заменен другим предметом.

В американских школах есть специальная должность заместителя (substitutor). Этот человек не находится в школе каждый день, но по первому звонку приезжает и проводит урок. Однако нужно понимать, что совершенных систем нет и абсолютно везде можно найти свои плюсы и минусы. Есть такой закон: «It’s not good, it’s not bad, it’s different!», и ученики его хорошо усваивают. Дети заметно меняются после участия в программе по обмену. Около 60 человек съездило в Сан-Диего из нашей школы, примерно столько же посетило Новочеркасск. И я верю, что дети — самые лучшие послы мира, потому что ребенок, который самостоятельно знакомится с культурой другой страны, по-другому начинает к ней относиться. В то же время такие дети становятся самыми большими патриотами. Каждый раз в Америке мы показываем и наши песни, и наши танцы, везем сувениры, знакомим с нашими традициями — то есть ведем диалог культур.

Нам важно, что люди хотят узнать, какая Россия на самом деле. Когда дети из Америки впервые увидели Красную площадь, один ученик сказал: «Это же как Диснейленд, только в реальности!» Гостям хочется увидеть не только Москву и Санкт-Петербург, но и маленькие города: увидеть, чем самый обычный русский человек увлекается, чем занимается каждый день.

Меня поддерживают родители учеников и коллеги — люди, которые рады такую программу развивать. Конечно, чаще за счет своего времени и своих средств.

Фернандо Эрнандес, директор школы Perkins K-8 в Сан-Диего

Организовать программу по обмену с русской школой было сложно. Во-первых, в Калифорнии самыми распространенными языками считаются испанский, французский, китайский, японский и немецкий. Во-вторых, после распада СССР интерес к России стал меньше. Мне понадобилось много энергии, чтобы вдохновить своих учеников на изучение русского языка.

По-настоящему непросто было найти в России такую школу, которая захотела бы сотрудничать. Я пытался выйти на связь сразу с несколькими, но не получал никакого ответа. Когда моя коллега в Сан-Диего дала мне контакты Инны Николаевны, мы стали переписываться. Для того чтобы наши школы могли по-настоящему подружиться, я пригласил учеников из Новочеркасска в Сан-Диего на две недели. Инне Николаевне нужно было не только показать родителям школьников, что этой программе можно доверять, но и самой поверить мне, ведь к тому моменту мы еще ни разу не виделись!

Наша школа буквально влюбилась в программу, когда группа из Новочеркасска приехала в гости. Все были очень довольны! Конечно, как только стали планировать ответный визит из США в Россию, мне пришлось пройти через то же самое, что и моя русская коллега. С учениками мы говорили о поездке в нашем школьном Русском клубе, где изучаем русский язык.

С родителями мы проводили собрания: важно было убедить их в том, что дети будут в полной безопасностиТакже я должен был подготовить специальные документы (заполнить больше 20 страниц!) и спросить разрешение в управлении образования. Ни один человек не был против, и на голосовании мы получили пять голосов из пяти.

Когда мы вернулись обратно в Сан-Диего и показали в школе фотографии, нас стали расспрашивать о большой и загадочной России. Я предложил другим директорам подключиться, но большинство из них боятся ездить с учениками даже в соседние штаты. Это огромная ответственность, поэтому мало школ в Калифорнии готовы к нам присоединиться и участвовать в такой замечательной программе.

Мы видим, как меняются наши ученики после поездок в Россию, даже успеваемость становится лучше. Появляется мотивация к учебе, особенно к изучению русского языка. Один из наших выпускников, Натан Гарридо, сейчас готовит документы на обучение в Санкт-Петербургском государственном университете и целый семестр проведет в России. Разве не здорово?

Больше всего меня впечатляет, насколько разносторонне развиты русские дети и как много у них возможностей для дополнительного образования. Они учатся музыке, живописи и занимаются спортом в специальных школах, которые еще и бывают бесплатными. Было бы неплохо заимствовать такую систему.

Я думаю, что мир становится лучше, когда дети получает возможность общаться и видеться друг с другом, несмотря на то, что живут на разных континентах. Они вырастут, станут лидерами и обязательно преодолеют те недопонимания между странами, которые приводят к конфликтам. Из-за событий на Украине Ростовская область долгое время считалась в Америке местом повышенной опасности. Две недели назад этот статус сняли! И у меня уже много желающих отправиться в Новочеркасск в следующем апреле: как минимум десять взрослых и пятнадцать детей. Некоторым мне даже придется отказать.

Геннадий Андрющенко, ученик 10 класса новочеркасской школы № 1

Когда я узнал о программе, сразу загорелся желанием поехать. Меня привлекали штаты, особенно американская медиакультура. К тому же очень хотелось повысить свой уровень английского. Родители какое-то время раздумывали, но больше над финансовой стороной вопроса. В итоге договорились.

Сначала я переживал, что будет тяжело говорить на английском и понимать разговорную речь американцев. У тебя ведь нет выбора: ты попадаешь в среду, где вокруг никто почти не говорит по-русски — ни во время экскурсий, ни во время занятий в школе. Но скоро стало ясно, что все очень приветливые и не обращают внимание на твои ошибки. Как бы ты ни говорил, американцы в любом случае сделают тебе комплимент и скажут, что твой английский — лучший в мире. Это очень помогает не чувствовать языкового барьера.

Первое, что меня поразило, когда я зашел в дом своей хост-семьи, — все полки были уставлены матрешками. Везде хохлома, гжель и сувениры из России. В таком количестве это можно только в музее увидеть! Моя хост-семья живет в пригороде Сан-Диего, а школа находится в центре. Но они очень мобильны и без проблем по несколько раз в день путешествуют от дома к центру города и обратно, а то и через весь Лос-Анджелес!

За две недели я побывал в двух школах: в Perkins K-8 school и Roosevelt Middle school. Школы совсем не похожи на наши. Мне показалось, что там больше условий для креативной работы и отдыха. Очень длинные перемены, много времени отводится секциям: актерскому мастерству, волейболу, плаванию и так далее. Кабинеты уставлены техникой: ученики пишут сочинения на компьютере и делают презентации в программах, о которых я и не слышал. Но хотя у нас все явно строже (пришел, шесть уроков отсидел и ушел), мне в американских школах не хватило академизма. Помню преподавателя по литературе с татуировками — как-то это несерьезно. Слишком много свободы, но, может быть, я просто привык к другому подходу.

У нас сложились очень теплые отношения с учениками Perkins K-8. Мы много времени проводили вместе. Больше всего мне запомнились парки развлечений: Universal Studios и Disneyland в Лос-Анджелесе просто гигантские по площади! Мы катались на американских горках, смотрели театральные инсценировки мультиков, видели, как создают спецэффекты для кино. Даже учителя, мне кажется, прочувствовали эту атмосферу веселья.

Когда я ехал в Америку, я думал, что русских в США представляют именно такими, как нас показывают в голливудских фильмахНо все прекрасно понимают, что это абсолютно стереотипный образ, и относятся к нему с юмором: мы вместе над этими фильмами смеялись, над балалайками, матрешками и медведями. Меня удивило, что нам очень много вопросов задавали по истории России и русской классической литературе. Учителя в школе говорили со мной о «Войне и Мире», о «Преступлении и наказании». А когда мы пришли на урок к четвероклассникам, меня окружили дети и стали кричать, чтобы я рассказал им об Иване The Terrible (Иване Грозном). Я был поражен и долгое время не мог понять, что они от меня хотят!

В Новочеркасске американским гостям очень понравилось, что начальная и старшая школа — в одном здании. Им кажется, что это очень удобно. Еще они оценили более официальную атмосферу на наших занятиях. Думают, что у нас нет никаких отвлекающих факторов, что мы лучше концентрируемся на учебе.

Но мне часто вспоминается случай, когда в Сан-Диего мы катались на аттракционе и, по-моему, его сломали. Нужно было в лодке рулить по течению, а мы случайно развернулись и создали пробку. Все начали обливаться. Было видно, что американцы такого не ожидали, но в то же время эффект им понравился! Они стали смеяться и рулить в ту же сторону, что и мы. Я думаю, друзьям из Сан-Диего с нами интересно и в первую очередь очень весело.

Натан Гарридо, студент Калифорнийского университета

Возможность побывать на другом конце света дается нечасто. Но мне повезло, я был в России дважды — в 13 и 14 лет. Обе поездки сформировали мое мировоззрение, ведь я был подростком, не имел большого опыта общения с людьми и многого еще не понимал. К тому же поездка стала для меня мотивацией свободно овладеть русским языком, я стал много читать об истории России и был поражен, насколько сильно эта страна повлияла на мир.

Мне очень хорошо запомнился момент, когда наша группа вышла из самолета и впервые увидела Москву своими глазами. Если честно, я до сих пор пытаюсь подобрать точные слова, чтобы описать эти эмоции. А когда мы приехали уже в Новочеркасск, больше всего мне хотелось поскорее познакомиться с хост-семьей. Конечно, переживал из-за того, что и наш директор, и ребята из группы — все жили отдельно друг от друга. Но я очень быстро адаптировался и полюбил Новочеркасск благодаря своим новым друзьям из школы № 1 и принимающей семье. Даже какие-то негативные впечатления сгладились: например, поездки по разбитым дорогам (я сразу вспомнил об Оахаке, родном городе своей мамы в Мексике).

Мне понравилось, что ученики в России носят школьную форму. Все выглядят очень нарядноКонечно, и у нас в Америке есть дресс-код, но носить костюмы с галстуками никто не требует. Я также заметил, что в русской школе, в отличие от американской, к преподавателю принято обращаться по имени и отчеству — мы используем фамилии.

Очень важная часть России — это ее кухня! Я до сих пор скучаю по бутербродам с чаем каждое утро перед школой. Я хорошо запомнил наш последний ужин, на берегу Дона, когда мы сидели с моими близкими друзьями из Сан-Диего по одну сторону стола, а по другую — наши новые русские друзья. Это не просто общение, это всегда смех, игры, танцы и песни. Та теплота, с которой нас принимали, больше нигде мне не встречалась. Наверное, в этот момент человек начинает смотреть на мир гораздо шире, развивается и взрослеет.

Для меня участие в этой программе по обмену — самый ценный опыт. Поездки в Россию действительно повлияли на многие мои действия и решения. Я стал интересоваться культурой разных стран и глобальными проблемами, научился ценить разницу между собой и другими людьми, разницу в наших традициях. А теперь всерьез рассматриваю карьеру в сфере международных отношений. За все это я обязан своей маме, которая много работала и оплатила мое участие в программе, и прекрасным ребятам из Новочеркасска, с которыми я до сих пор дружу.

Этой осенью я вернусь в Россию и целый семестр буду учиться в Санкт-Петербургском государственном университете. Интересно увидеть, что Питер приготовил для меня.

Источник: mel.fm

Комментарии
Комментарии