Как Фёдор Тютчев понимал Россию

В жизни поэт стремился быть, в первую очередь, политиком.
Как Фёдор Тютчев понимал Россию

Фёдор Тютчев, величайший русский поэт, в жизни стремился быть, в первую очередь, политиком. Он посвятил политической карьере более 45 лет. Но сегодня мы знаем его по знаменитой фразе: Умом Россию не понять.

Россия как Ноев ковчег

Тютчев работал дипломатом в европейских городах 22 года, а после еще 23 года - с 1844 по 1867 - он был цензором Министерства иностранных дел. О жизни в западных странах он знал не понаслышке, и взгляд Тютчева на Запад полон печали и даже осуждения: Запад исчезает, все рушится, все гибнет... Поэт был уверен, что революции ведут к катастрофе, в которой и гибнет все. Россия в его внутренней карте была Ноевым ковчегом, спасительным островом мировой цивилизации. Его строки о ней не лишены патетики: когда над этим громадным крушением мы видим всплывающую святым ковчегом эту империю (Россию), еще более громадную, то кто дерзнет сомневаться в ее призвании?. Что же это за призвание? Ответ Тютчева таков: не потерять себя и усмирить революцию, охватывающую постепенно весь мир, то есть спасти себя и тем самым спасти и Запад, если он того захочет. Образ России как непоколебимо стоящей страны встречается и в стихотворении Тютчева Море и утес. В нем бунтующие войны изображают революции в западных странах, а непоколебимо стоящий утес - самодержавную Россию.

Россия как мировая контрреволюция

«В Европе существуют только две действительных силы – революция и Россия, - писал Тютчев. - Эти две силы теперь противопоставлены одна другой, и, быть может, завтра они вступят в борьбу». Мир, охваченный революциями наподобие Французской, Тютчев считал загнивающим, антирусским, антихристианским. Он утверждал, что у России совсем другой путь. Из истории мы знаем, что Тютчев ошибся, а Россия все-таки пошла путем революции, причем не самым мягким. И все же Тютчев пишет о какой-то внутренней сути России, о том, что она не то же самое, что Запад. Что революция ей не то что во вред, а между ними невозможны никакие соглашения и договоры. Жизнь одной из них означает смерть другой. От исхода борьбы между ними, величайшей борьбы, когда-либо виденной миром, зависит на века вся политическая и религиозная будущность человечества.

По мнению Тютчева, революция - это мировой пожар, из-за которого Запад теперь уходит со сцены: Все рушится и гибнет во всеобщем мировом пожаре — Европа Карла Великого и Европа трактатов 1815 года, римское папство и все западные королевства, Католицизм и Протестантизм, уже давно утраченная вера и доведенный до бессмыслия разум, невозможный отныне порядок и невозможная отныне свобода. А над всеми этими развалинами, ею же нагроможденными, цивилизация, убивающая себя собственными руками...

Русь - христианка

Как Достоевский будет убежден, что душа каждого человека - христианка, так убежден Тютчев, что Россия - тоже христианка. Причем для Тютчева несомненно, что русский народ является христианским не только потому, что принял крещение с князем Владимиром, но и благодаря чему-то еще более задушевному. Способность к самоотречению и самопожертвованию - это основа русского духа, его нравственной природы. Именно поэтому, по Тютчеву, Россия не повторит пути западных стран и никогда не затеет революции. Ведь антихристианский дух есть душа Революции, ее сущностное, отличительное свойство. Ее последовательно обновляемые формы и лозунги, даже насилия и преступления — все это частности и случайные подробности. А оживляет ее именно антихристианское начало, дающее ей также столь грозную власть над миром. Тютчев владеет приемами риторики и умеет строить метафоры, и продолжает этот тезис так: Тысячелетние предчувствия не могут обманывать. Россия, страна верующая, не ощутит недостатка веры в решительную минуту. Она не устрашится величия своего призвания и не отступит перед своим назначением.

Россия - дом всех славян

Тютчев - известный панславист, верующий в объединение и дружное сожительство всех славян под эгидой России. Его стихотворение Славянам звучит восторженно, празднично, сладко, но вместе с тем и немного захватнически:

Недаром вас звала Россия

На праздник мира и любви;

Но знайте, гости дорогие,

Вы здесь не гости, вы – свои!

Вы дома здесь, и больше дома,

Чем там, на родине своей...

Тютчев настаивает на том, что славяне должны объединиться и не прогибаться под другие народы. В его сочинениях встречаются такие вопросы: Конституционный закон — закон большинства. А поскольку большинство в Австрии принадлежит славянам, то Австрия должна бы стать славянской. — Вероятно ли такое? и даже возможно ли?... Вопрос для австрийских славян сводится вот к чему: или оставаться славянами, став русскими, или превратиться в немцев, оставаясь австрийцами. И снова: что же такое Россия? Что она представляет из себя? Тютчев отвечает: две вещи. Во-первых, славянское племя, во-вторых - православная Империя.

Три стольных града

Тютчев мыслил масштабно и имел план по завоеванию Константинополя. Согласно этому плану, у России - три золотых столицы: Москва, Санкт-Петербург и Константинополь. Эти мысли высказаны и в статьях, и в стихах Тютчева.

Вот, например, стихотворение Русская география, продолжающее тему великих размеров великой империи:

Семь внутренних морей и семь великих рек...

От Нила до Невы, от Эльбы до Китая,

От Волги по Евфрат, от Ганга до Дуная...

Вот царство русское... и не прейдет вовек,

Как то провидел Дух и Даниил предрек.

Напомним, что имеется в виду пророчество Даниила о царстве, которое вовеки не разрушится. Не община, но Империя - вот что такое Россия для Тютчева.

Идеальное место для идеальной власти

О роли российской власти (в то время монархической) Тютчев рассуждает в Письме о цензуре в России. Конечно, он рисует некую идеальную картинку, где власть совершенно лишена какого-либо эгоизма, и все свои силы устремляет на заботу о людях. И в этих рассуждениях тоже проступает тютчевское виденье России как великой христианской державы, не изменяющей ее ценностям. Поэтому для него Россия - идеальное место для идеальной власти.

Вот что он пишет об этом: Одним словом, если правда, о чем часто говорят, будто Государство так же много печется о душах, как и Церковь, то нигде эта истина не является столь очевидной, нежели в России, и нигде это государственное призвание не могло быть столь легко исполнимым.

Поэтому, считает Тютчев, все русские люди с радостью бы передали полномочия цензуры властным органам, ведь это значило бы, что власть берет на себя серьезно и честно понимаемое управление общественным сознанием и отстаивать свое право руководить умами.

Источник: Русская Семерка

Комментарии
Комментарии