Почему пираты грабили испанские колонии

Почему пираты так часто нападали на испанские города и почему те всякий раз оказывались совершенно беззащитны.
Почему пираты грабили испанские колонии

В 1640 году группа голландских флибустьеров во главе с Филиппом ван Рутеном атаковала с суши испанский город Маракайбо. Нападавших было очень мало, они сумели ворваться в город, но были отброшены в джунгли и чудом добрались живыми до своих кораблей. Это достаточно малозначительный эпизод истории Нового Света. Важно другое. Если верить письмам иезуитского миссионера Хорхе Лаудано-и-Рейеса, голландцы пробрались в Маракайбо через брешь в осыпавшейся стене. 26 лет спустя Маракайбо будет захвачен и разграблен французским корсаром Франсуа Олонэ. Четверти века оказалось недостаточным для того, чтобы укрепить оборону.

Слабость испанских городов

Став властелинами почти всей Америки, испанцы столкнулись с совершенно новой для себя проблемой. Они совершенно не понимали, как это все удержать. Непосредственно из Мадрида местные власти не получали ничего, кроме ценных советов. Оно и понятно, ведь колония оказалась значительно богаче метрополии. Все, что добывалось в Новой Испании, отправлялось в Испанию старую. Значительная часть всего этого добра, разумеется, оседала в карманах и сундуках вице-короля и управленцев рангом пониже. А вот сами поселения не получали почти ничего, что, естественно, отражалось на состоянии инфраструктуры.

На самом деле, всю беззащитность испанских городов в Новом Свете перед лицом внешних угроз показал еще Фрэнсис Дрейк во время своего кругосветного путешествия в 1577—1580 годах. Его «Золотая лань» вихрем пронеслась по испанским владениям, разграбив не одно поселение. Именно тогда стало ясно, что оборону хорошо бы укрепить. Ее, по большому счету, и укрепили, только весьма необычным способом.

«Золотая лань» Фрэнсиса Дрейка

Главной своей задачей испанские колониальные власти видели в том, чтобы защитить добываемые в Новом Свете ресурсы, а также пути их доставки в Европу. Надо сказать, что с этой задачей они справились довольно успешно.

Серебряные рудники в Потоси (ныне Боливия) были взяты под такую надежную охрану, что и муха бы не пролетела. Там на долгие годы расквартировалась целая армия, а рудники превратились в настоящую крепость. То же самое произошло и с месторождениями золота и драгоценных камней в Перу и Мексике. Пути доставки Испания укрепила, как смогла. Серебряный флот по мощи не уступил бы Непобедимой армаде. Как мы помним, захватить его полностью удалось лишь голландцу Питу Хейну. Это была полномасштабная военная операция, к тому же, Хейну повезло с обстоятельствами.

Свою главную транспортную артерию Испания на произвол судьбы не бросила. Порто-Белло — город на Карибском побережье, куда свозилось все, что добывалось в Южной Америке, — обзавелся сразу двумя фортами, причем численность гарнизона достигала тысячи человек. Веракрус, на складах которого хранились сокровища Мексики, также был как следует укреплен. Не так, как Порто-Белло, но все же довольно неплохо.

Оба города обзавелись собственным флотами, для транспортировки грузов в Гавану, откуда раз в год отправлялся Серебряный флот. Если бы испанские владения в Новом Свете состояли только из Порто-Белло, Веракруса и Гаваны, то оборону можно было бы назвать почти идеальной. Беда в том, что поселений было гораздо больше. По сути, здесь работал очень простой принцип: если ты не имеешь стратегического значения, то защищай себя сам.

Этот подход сыграл роковую роль в истории многих испанских городов. В XVII веке от рук английских, голландских и французских флибустьеров пострадал не только печально известный Маракайбо, который подвергался разграблению раз в 20 лет, но также Санто-Доминго, Каракас, Кумана, Гибралтар и Картахена. Все города, которые находились на северном побережье Южной Америки, хоть раз, да узнавали, что такое пиратский налет. К концу XVII века, когда дела у Испании шли совсем уже ужасно, порвалось и там, где до этого было прочно. В 1671-м Генри Морган захватил Панаму, расположенную в самом центре торгового пути между Потоси и Порто-Белло. Испанцы надежно укрепили начальный и конечный пункты, но не позаботились о центре. В 1683-м француз Мишель де Граммон в компании голландцев Лоренса де Граафа и Николаса ван Дорна успешно атаковал и захватил укрепленный Веракрус.

Лоренс де Грааф вместе с Мишелем Граммоном доказали, что Веракрус не такой уж и неприступный город

Эти два события ознаменовали полный крах испанской военной обороны. Страна оказалась не в состоянии защитить даже важнейшие для себя поселения.

Сила корсаров

Те пираты, что орудовали на Карибах в XVII веке, в массе своей были не столько морскими разбойниками, сколько военными. Каперский патент, фактически, делал их солдатами на службе Англии, Франции или Голландии. Такой подход был удобен всем. Флибустьеры имели своеобразную «крышу», государства могли высказаться в духе: «Наших войск там нет, а корабль можно купить на любой верфи». От успешных действий против Испании каперы получали не только награбленную добычу, но и возможность карьерного роста.

Кристофер Мингс, обосновавшийся на Ямайке и совершивший оттуда с десяток набегов на испанские владения, в конце концов, стал адмиралом английского флота. Жан-Батист Дюкасс, бывший поначалу обычным контрабандистом, дорос до адмирала и губернатора Тортуги. Уже упомянутый Мишель де Граммон получил за разграбление Веракруса чин лейтенанта. Генри Морган, после Панамской операции, сделался вице-губернатором Ямайки.

Наиболее предприимчивые и деятельные буканьеры довольно быстро поняли, что не нужно размениваться на мелочи. Гоняться по морям за испанскими торговцами — муторно и не прибыльно. Серебряный флот был им не по зубам. А вот более или менее беззащитные города — это просто идеальная добыча. Во-первых, какие-то деньги и товары там все равно найдутся. Церковная утварь, предметы роскоши из домов наиболее зажиточных горожан, ценные ресурсы со складов… В крайнем случае, можно было добыть деньги шантажом. К таким методам прибегали Олонэ и все тот же Граммон. Пленных жителей собирали в центре города и объявляли им, что если в течение нескольких дней они не соберут определенную сумму, то будет им всем очень плохо. Работало безотказно. Когда речь заходила о выкупе за собственную жизнь, деньги немедленно находились.

На худой конец, деньги можно было получить и еще одним способом. Если поселение совсем нищее, но удачно расположено с точки зрения ведения боевых действий, то его можно передать своей короне, попросив в обмен компенсацию. Именно так поступили в середине XVII века с Ямайкой. Остров принадлежал Испании, но она не вполне понимала, как его использовать. Ценных ресурсов там не было, все враги далеко. В 1655 году остров захватил английский адмирал Уильям Пенн.

На эту операцию ему потребовалось три дня. Пенн и его последователи нашли Ямайке достойное применение. Вскоре здесь вырос могучий Порт-Ройял, имевший короткую и довольно печальную судьбу. За полвека своего существования он, однако, успел стать главным английским поселением в Новом Свете и основным источником угрозы для Испании. Остров в самом центре Карибского моря стал идеальной базой для атак на испанские города. Буканьер, затеявший поход, всегда получал здесь помощь в его организации.

Источник: diletant.media

Комментарии
Комментарии