Иосиф Бродский

У меня нет ни философии, ни принципов, ни убеждений. У меня есть только нервы.
Иосиф Бродский

«Он был строгим судьей, требовательным другом, очень. А женщины от него были без ума», – так говорит о Бродском Барышников в интервью журналу Rigas Laiks. В день рождения поэта решили передать ему слово и представить, из чего складывалась бы беседа Бродского хоть с товарищем, хоть с любовницей.

У меня нет ни философии, ни принципов, ни убеждений. У меня есть только нервы.

Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были.

Смотри без суеты вперёд.
Назад без ужаса смотри.
Будь прям и горд,
Раздроблен изнутри, на ощупь твёрд.

И не могу сказать, что не могу жить без тебя — поскольку я живу.

Любовь, в общем, приходит со скоростью света; разрыв – со скоростью звука.

Для человека, чей родной язык – русский, разговоры о политическом зле столь же естественны, как пищеварение.

Будущее, мягко говоря, есть частная утопия индивидуума.

Бесчеловечность всегда проще организовать, чем что-либо другое. Для этих дел Россия не нуждается в импорте технологий.

Если ты выбрал нечто, привлекающее других, это означает определенную вульгарность вкуса.

Мир, вероятно, спасти уже не удастся, но отдельного человека всегда можно.

Страшный суд – страшным судом, но вообще-то человека, прожившего жизнь в России, следовало бы без разговоров помещать в рай.

Потерять независимость много хуже, чем потерять невинность.

Мы уходим, а красота остается. Ибо мы направляемся к будущему, а красота есть вечное настоящее.

Есть только две поистине захватывающие темы, достойные серьезных рассуждений: сплетни и метафизика.

Человек одинок, как мысль, которая забывается.

Источник: www.gq.ru

Комментарии
Комментарии