Как готовилась Москва к Олимпиаде-80

Улицы были «зачищены» от всех, кто мог помешать созданию положительного образа.
Как готовилась Москва к Олимпиаде-80

К Олимпиаде-80 готовились не только спортсмены. Ради её успешного проведения улицы Москвы были основательно «зачищены» от всех, кто мог помешать созданию положительного образа советского общества. Их вывозили за 101 километр.

«Олимпизм»

В октябре 1961 года Никита Хрущев пообещал, что к 1980 году советские граждане будут жить при коммунизме. Отчасти это обещание было выполнено. В 1980 году жители Москвы, Киева, Таллина, Минска и Ленинграда действительно почувствовали себя в некоей измененной, почти идеальной реальности, которую можно назвать «олимпизмом».

На прилавках «вдруг» появились дефицитные продукты, деликатесы, заграничные газировки и «Мальборо», с улиц испарились «антисоциальные» элементы, уровень преступности приблизился к нулевой отметке, автомобили стали идеально чистыми, милиционеры — супервежливыми и по-праздничному опрятными. В общественном транспорте остановки объявляли на русском и английском. В городах-хозяевах Олимпиады-80 сформировалось то, что сегодня принято называть дружелюбной городской средой. Всё было бы идеально, если бы не понимание того, что всё это изобилие — «потемкинские деревни» и лебединая песнь советской экономики.

Сохранилась записка Леонида Брежнева Константину Черненко, в которой он сомневается в целесообразности проведения Олимпиады. Генеральный секретарь был не уверен, что советская экономика сможет восстановиться после Игр. Но маховик уже был запущен, и все нужно было устроить в лучшем виде. В условиях Холодной войны Советский Союз просто не имел права ударить в грязь лицом — нужно было срочно «наводить марафет». И его навели.

Неблагонадежных элементов нет

Первым делом нужно было разобраться с «человеческим фактором», очистить Москву и другие олимпийские города от всех неблагонадежных элементов, то есть от людей без определенного места жительства, от нищих, алкоголиков, фарцовщиков, наркозависимых, воров и проституток. «Жриц любви» в частности расселяли по отдаленным селам и санаториям под строгий присмотр местных участковых, однако в городах все же оставалась часть из них — те, что сотрудничали с Комитетом и могли добывать ценные сведения от иностранцев.

В июле 1979 года под грифом «Совершенно секретно» был принят документ с длинным названием «О введении временных ограничений на въезд в г. Москву в период Олимпиады-80 и направление граждан г. Москвы и Московской области в строительные отряды, спортивные и пионерские лагеря и другие места отдыха летом 1980 года». За шершавым языком документа скрывалось указание о высылке за 101-ый километр всех вышеперечисленных групп населения. Въезд в Москву из других областей был только по пропускам.

Таким образом перекрывался путь стихийным туристам и так называемым «мешочникам»; они ездили в Москву за колбасой, мясом и прочими дефицитными товарами. На вокзалах и шоссе был установлен особый контроль, поток приезжих быстро иссяк. Детей было велено распределять по лагерям (сезоны летом 80-го были продленными), студентов отправляли «на картошку» и в экспедиции.

Бандитизма нет

Несмотря на то, что в СССР было принято считать, что организованной преступности в стране нет и не может быть, она была. И следственные органы это знали.

С 10 марта по 25 мая 1980 года КГБ совместно с милицией (в то время в Москву были стянуты лучшие кадры МВД со всего Союза) проводили рейды среди известных им банд. У преступников было изъято 6905 единиц огнестрельного оружия (828 пистолетов, 25 пулеметов, 146 автоматов, 1676 винтовок и карабинов, 2480 обрезов и единиц самодельного нарезного оружия, 1750 стволов мелкокалиберного оружия, а также 290 тыс. патронов, 965 гранат и 1189 килограммов взрывчатых веществ). Эта операция получила название «Арсенал».

По её итогам к уголовной ответственности было привлечено 1025 человек, к административной — еще 11 700. Конечно, по современным меркам объемы изъятого оружия могут показаться несущественными, но для 1980 года операция «Арсенал» была очень масштабной и несомненно значимой.

Министр внутренних дел Николай Щелоков в июле 1980 года лично встречался с приведенными к нему «ворами в законе» и доходчиво объяснил им, что какие-либо эксцессы во время проведения Игр исключены.

Терроризма нет

Самой серьезной угрозой проведению Олимпиады был терроризм. Ещё свежа была память о трагедии на Мюнхенской Олимпиаде 1972 года, когда террористы «черного сентября» расстреляли 13 израильских спортсменов. Кроме того, накаляла ситуацию череда недавних терактов: 8 января 1977 в Москве прогремели три взрыва, летом того же года террористы захватили самолет немецкой «Люфтганзы», в мае 1978 года в Италии был убит террористами известный прокурор Альдо Моро. Не давали потерять бдительность и громкие акции ирландской ИРА, баскской ЭТА, западногерманской РАФ и «Японской Красной армии». К вопросу предупреждения террористической угрозы в СССР подошли ответственно.

28 октября 1975 года в МВД было создано специальное «олимпийское» управление. В 1976 году совместная делегация МВД и КГБ СССР ездила в Монреаль для того, чтобы перенять опыт зарубежных коллег. В июне 1977 года специальный «олимпийский» 11-ый отдел был создан и в пятом управлении КГБ. В нем собиралась вся информация, связанная с предстоящей Олимпиадой — от пограничников, от разведки и контрразведки, от региональных отделений КГБ, от органов безопасности других стран, от информационных агентств.

К июлю 1980 года на контроль по въезду было поставлено более 2700 лиц, проверено более 400 человек, высказывавших намерение совершить незаконные действия. КГБ СССР закрыл въезд в Союз для 6000 иностранцев, представлявших, по мнению Комитета, опасность. Во время проведения Игр на трибунах большая часть зрителей была переодетыми в штатское сотрудниками госбезопасности и милиционерами. Иностранных спортсменов настораживало, что ещё до открытия входа на стадион, трибуны были на треть заполнены.

Дефицита нет

Олимпиада-80 запомнилась москвичам как время продуктового изобилия. На прилавках магазинов появились деликатесы: сервелат, салями, джем, сыр ломтиками, ликеры, импортное пиво и сигареты. Впервые столичные жители увидели яркие упаковки сока, который нужно было пить через соломинку, узнали, что такое «Фанта», «Кока-Кола», жевательная резинка в ассортименте. Большую часть продуктов обеспечили финны. В баре пресс-центра Олимпиады можно было заказать невиданные по тем временам коктейли, которые готовили кубинские бармены...

Новый город

К Олимпиаде в Москве было построено множество объектов: Дворец спорта на Проспекте мира, Олимпийский бассейн, велотрек в Крылатском, олимпийская деревня... Но было и многое разрушено. В районе спорткомплекса «Олимпийский» оказались фактически стерты с лица земли целые кварталы старой Москвы. Множество домов представляли собой образцы деревянного зодчества начала XIX века. Ничего не осталось от застройки улиц Щепкина (бывш. 3-й Мещанской), и Дурова (бывш. Старой Божедомки). Серьезно пострадали от олимпийской застройки и близлежащие районы. Такая «зачистка» была и в Киеве, где было уничтожено 742 старинных дома. И все это было сделано ради недели футбольных баталий.

Источник: Русская Семерка

Комментарии
Комментарии