Как пираты поступали с пленниками

Многие боялись пиратского плена, но на деле угодить в трюм к морским разбойникам — совсем не так страшно.
Как пираты поступали с пленниками

Многие боялись пиратского плена, но на деле угодить в трюм к морским разбойникам — совсем не так страшно. Алексей Дурново о том, как пираты поступали с пленниками.

Всех убить

Когда пираты наводнили моря и океаны Европы и Нового Света, у многих сложилось представление, что нет ничего страшнее, чем попасть к ним в руки живым. Повешение на рее, пускание по доске, пытки… По доске, правда, пираты пускали в основном изменников, а вздернуть на рее — это не про них, это для них. Капитанов, которые убивали и мучали беззащитных пленных можно пересчитать по пальцам. Строго говоря, их таких было ровно двое. Франсуа Олонэ — флибустьер с каперским патентом — который убивал исключительно испанцев, потому что имел к ним личный счет.

Как правило, француз казнил всех, кроме одного. Этого счастливчика оставляли в живых для того, чтобы он распускал слух о свирепом капитане Олонэ, который поклялся убить каждого испанца в Новом Свете. Другим любителем кровавых расправ был англичанин Эдвард Лоу. Он жил уже в XVIII-м веке и был не капером, а полноценным пиратом, тем самым, которого в случае поимки ждет виселица. Лоу действительно убивал пленных, причем со собой жестокостью. Описавший его похождения капитан Чарльз Джонсон уверял, что Лоу был безумен. Скорее всего, так оно и есть, ибо другие пираты не вырезали тех, кто попал к ним в плен.

Отдать за выкуп

Захватив Мараккайбо и Гибралтар, Олонэ получил с жителей около 50 тысяч пиастров выкупа

Большинство пиратов стремились получить за пленных выкуп. Другое дело, что далеко не каждый пленник стоил больших денег. Знатный вельможа, чей-нибудь родственник, губернатор, видный военный — вот те пленники, за которых можно было получить солидный выкуп. Увы, но такие люди крайне редко попадали в руки пиратов или флибустьеров. А вот простые матросы не стоили ничего. Получение выкупа практиковал в XVII-м веке, когда пиратство пользовалось государственной поддержкой.

При захвате города (а такой случалось часто) буканьеры попросту собирали граждан и называли им сумму, за которую они могут спасти свои жизни и недвижимое имущество. Что любопытно, делалось это уже после грабежа. Пираты сначала сами собирали то, что плохо лежит, а потом требовали, чтобы им отдали содержимое тайников. Жителям предлагалось выкупить свои жизни и, надо сказать, они не пренебрегали такой возможностью. Прием использовали и Франсуа Олонэ, и Мишель де Граммон, и Генри Морган. Все они, в итоге, получали желаемое.

Продать в рабство

В Новом Свете и Европе такое не практиковалось. Церковь даже индейцев признавала людьми, запрещая, таким образом, продавать их в рабство. Что уж говорить о европейцах. Были, конечно, каторжане, которых, одно время, отправляли на плантации и рудники Нового Света, но, с правовой точки зрения, они не считались рабами. Продать белого человека просто так было нельзя.

Промышляли эти в основном берберы. Именно торговля на невольничьих рынках составляла основную часть их дохода. Впрочем, наиболее жесткое и беспринципные христиане иногда пренебрегали моралью, ради выгоды. В конце концов, на карте мира были места, где белую кость охотно покупали. Местами этими были Мадагаскар, Занзибар и Индия. Специально ты туда, конечно, не поплывешь, но, если уже оказался по близости… Эдвард Ингленд продал нескольких христиан в рабство на Занзибаре. Есть версия, что именно этот поступок вызвал бунт на его корабле.

Набрать в команду

На захваченном корабле, конечно, мог оказаться знатный пассажир, еще там всегда были капитан и несколько офицеров. Однако основную массу пленных всегда составляли простые матросы. Многие из них охотно соглашались стать пиратами и пойти в команду к своим пленителям. В XVII-м веке такое происходило нечасто, а в XVIII-м — регулярно.

Матросы и пираты, как правило, принадлежали к одной и той же социальной группе. Жалование простого моряка на торговом корабле было довольно смешным. Стимул поднять черный флаг имелся всегда. Больше того, некоторые такие добровольцы сами потом становились капитанами. Подобный случай произошел с Бартом Робертсом. Он был плотником на торговом корабле, пока не попал в плен к Хауэллу Дэвису. Робертс вступил в пиратскую команду, а после того как Дэвис погиб, сам стал капитаном. Впрочем, пиратами не рождаются. Более или менее все пираты XVIII-го века изначально были людьми честными и законопослушными. На дурную дорожку их толкнула жизнь.

Отпустить

Никакого резона убивать пленников не было. Конечно, всегда существовала вероятность, что, оказавшись на свободе, они сообщат властям о пиратах. Вот только ничего нового в такой информации нет. Если мы говорим о XVII-м веке, то корсары того времени были, по сути, военными. Что же касается морских разбойников восемнадцатого столетия, то о них власти и так прекрасно знали.

К тому же, пираты никогда не задерживались надолго в одном месте. Ограбив несколько кораблей, они уходили подальше. Зачастую бывало так, что пленников просто высаживали на каком-то безлюдном берегу. Как правило, на необитаемом острове, где их могли бы подобрать. Но случалось и так, что это был материк или остров вполне обитаемый.

Источник: diletant.media

Комментарии
Комментарии