Кто герой XXI века?

Герои нашего времени — это люди сильные, талантливые и обреченные.
Кто герой XXI века?

МАРИЯ РУДЕНКО

к.ф.н., преподаватель кафедры истории новейшей русской литературы филологического факультета МГУ

Дело в том, что в XXI веке русской литературы не существует: идейный комплекс, который обеспечивал существование и функционирование русской литературы погиб вместе с Российской империей.

Изменились историко-культурные границы: ушло ощущение силы, потенциала, исчезло чувство, что ты живешь в государстве, которое не только защитит тебя, но у которого есть ресурс. Империя в ее виде до 1 января 1913 (говорим условно) есть империя с неограниченным ресурсом, которая может обеспечить любого человека. Только тогда возможна литература, литература, на мой взгляд, это занятие очень сытых людей. Пространство есть золотой запас силы духа, потенциала – государство, на мой взгляд, перестает существовать тогда, когда у самого неудачливого ее члена исчезает ощущение потенциала и незащищенности.

В XX веке все как-то держалось до 80-х годов, очень хрупко, но держалось, а после 80-х социальные и культурные обстоятельства изменились настолько, что русской литературы нет. Поэтому сложно говорить о героях (а Чацкий и Печорин – это герои имперского типа), на мой взгляд это персонажи, выражающие мнение, дух какой-то большой страны. Сейчас подобных героев, которые выразили бы дух большой страны, не существует потому, что не существует страны. На мой взгляд, таких героев (как Чацкий, Печорин) нет, но можно говорить о выразителях точки зрения групп. Каждая группа избирает своего героя.

Литература сейчас вне интересов этой страны, которая не является государством, на мой взгляд. Это некое «случайное семейство».

Поэтому сейчас говорить о литературном герое «вообще» не представляется возможным потому, что литература никому не нужна.

Если говорить о герое, то самым ярким представителем будет рок-поэзия, лирический герой рок-поэзии, я думаю, что это лирический герой Дианы Арбениной и Сукачева. Кто-то скажет, что это герой «Ленинграда», но мне бы не хотелось в это верить. Я считаю, что выражение духа нашего времени есть в образе лирического героя двух песен Арбениной: в песне «Питерская» и «В этом городе фонари мимолетных, холодных встреч». Если говорить о прозе, то на мой взгляд, это герой новой книги Алексея Иванова «Ненастье»: несчастный парень, оставшийся без всего. Можно говорить о Прилепине, но, на мой взгляд, это не автор (автор, на мой взгляд, это человек, обладающий не только нравственным стержнем (здесь я с Прилепиным во всем согласна), но и художественным талантом, в котором я Прилепину отказываю. Автор должен обладать своим неповторимым стилем и интересно писать, а язык Прилепина – это обычный язык, лишенный художественный). В прозе же можно говорить о собирательном герое Петрушевской.

Например, «Питерская»: «В этом городе живет небо// Небу тысяча лет, оно устало а под небом воздух из мороза//Да к тому же с привкусом металла//Здесь у птиц парализует крылья,//А Икару не к чему стремиться//Новый год приходит годом старым//Ничего не может измениться.

Вот вам характеристика героя: сильного, умного, но совершенно не востребованного. Герой, который понимает: чем он сильнее, умнее, укорененнее в традиционной русской культуре, тем менее у него права на жизнь. То есть человек обречённый: при всем своем уме, яркости, таланте. Герои Иванова также герои обреченные. Герои нашего времени – это люди сильные, талантливые и обреченные. Он обречен потому, что, когда говорят пушки, музы молчат. Булгаков говорил, что литературу надо кормить, литература существует на дотации. Свобода возможна только при максимальной освобожденности от материальных забот, направленных на выживание. Во всяком случае, эта идея циркулировала в «Жизни господина де Мольера» Булгакова.

Но это все касается литературы, какой сейчас очень мало, можно говорить еще и о беллетристике – там, конечно, герой другой. Он будет позитивным, духоподъемным.

Если говорить о постмодерне, нужно упомянуть, что это направление в принципе лишено таких понятий, как герой\негерой. Там действуют другие законы, которые не предполагают такого разговора. Эстетические принципиально не отличается от антиэстетического, добро не отличается от зла, духовное – от телесного. А герой, на мой взгляд, это человек, который очень точно задает ориентиры. Хорошие они или плохие – это другой вопрос. Печорин тоже не очень нравственен, но мы можем судить об их качествах, исходя из общих представлений некой культурной целостности: представлений об уме, о нравственности… А литература постмодерна нацелена на игру, на цитатность, пытается описать мир, лишенный каких-либо координат или ориентиров.

Источник: thequestion.ru

Комментарии
Комментарии