Самые знаменитые мошенницы в истории

Героиням этой статьи лучше всего удавалось обманывать доверчивых граждан.
Самые знаменитые мошенницы в истории

Удивительная вещь – талант. Кто-то виртуозно вышивает крестиком, кто-то громче всех поёт. А вот героиням нашей статьи лучше всего удавалось обманывать доверчивых граждан.

Сонька Золотая Ручка

Шейндля-Сура Лейбовна Соломониак, таково настоящее имя знаменитой преступницы, родилась в 1846 году в Варшавской губернии.

Отец девочки, мелкий торговец, был плохим примером для подражания. Среди его бизнес-партнеров встречались и фальшивомонетчики, и контрабандисты, и даже обычные воры. Не мудрено, что Шейндля с младых ногтей стала искать легкие пути обогащения.

В юности девушка разводила на деньги доверчивых поклонников, после на смену воздыхателям пришли законные мужья. Кстати, свою карьеру преступницы Шейндля начала после разрыва с первым мужем, бакалейщиком Розенбадом. Девушка сбежала от супруга, прихватив новорожденную дочь и все деньги из кассы его лавки. Тогда же Шейндля сменила свое экзотическое имя на более привычное для русского уха. На свет появилась Софья Ивановна, она же Сонька Золотая Ручка.

Первое время воровка специализировалась на поездах – начав с вагонов третьего класса, она скоро добралась до обитателей элитных купе. Воспитанная, интеллигентная барышня очаровывала своих попутчиков, а потом, подсыпав в напиток снотворное, обирала их до нитки.

Но такие примитивные способы наживы были не в её характере. Чем больше Сонька накапливала воровского опыта, тем более изощренными становились её схемы отъема денег у населения.

Она воровала артистично, красиво. При этом к каждому своему предприятию мошенница подходила чрезвычайно ответственно, не позволяя нелепой случайности разрушить рукотворную гармонию.

Одну из самых оригинальных «авторских» схем кражи Сонька назвала «Гутен морген». Ранним утром, в предрассветный час, когда сон постояльцев особенно крепок, в гостиничный номер заходила шикарно одетая дама. Если хозяин номера не просыпался, то дама просто уносила все, что попадалось под руку. Если же жертва просыпалась, девушка делала вид, что перепутала комнаты и очень пугалась, заметив в «своей» постели незнакомца.

Впервые воровку поймали в 1880 году. Однако уже через год она сбежала из заключения, очаровав своего надзирателя. Дальше следовала череда процессов. «Украл, выпил, в тюрьму» длилось почти 20 лет.

В 1898 году, отмотав свой последний срок, Сонька осталась на поселении близ места заключения в Приморье. Говорят, перед самой смертью женщина пыталась сбежать из этого холодного края. Увы, здоровье не позволило. В 1902 году Софья Ивановна скончалась.

Кэсси Чедвик

В биографии одной из самых успешных аферисток XIX столетия, урожденной Элизабет Бигли, довольно много белых пятен. Говорят, первое свое «дельце» она провернула еще в 1870-е гг.: четырнадцатилетняя девочка приехала в город Вудсток, где открыла банковский счет, предъявив сомнительного вида документ о наследстве от дядюшки из Британии.

После Лиз отправилась по магазинам, раздавая продавцам необеспеченные чеки. Тогда мошенницу быстро задержали. Но тюремного срока ей всё же удалось избежать –барышню быстро отпустили, не то из-за её юного возраста, не то благодаря удачно разыгранной невменяемости.

Следующей ступенью её карьерной лестницы стала роль гадалки и предсказательницы. Элизабет переезжала из города в город, меняя имена, мужей и обирая доверчивых американцев.

В 1891 году Лиз сменила амплуа: под именем Кэсси Хувер, «благородной вдовы», она открыла в Кливленде публичный дом, который выдавала за респектабельный пансион для женщин. Тогда же Элизабет познакомилась со своим очередным мужем, богатым вдовцом Лероем Чедвиком, который «раскрыл глаза» своей возлюбленной на то, чем занимаются обитательницы её «пансиона» и благородно спас обескураженную невесту от позора.

Позже именно под именем Кэсси Чедвик девушка провернула самую грандиозную аферу в своей жизни.

В 1897 году во время поездки в Нью-Йорк миссис Чедвик попросила приятеля своего супруга (который, по некоторым данным, был банковским служащим) сопроводить её во время визита к одному знакомому. Кэсси привела недоумевающего спутника к особняку сталелитейного магната Эндрю Карнеги и сделала вид, заходит в дом.

Через несколько минут она вернулась, держа в руках вексель на 2 млн долларов за подписью самого Карнеги. В ответ на вопросы Кэсси призналась, что, на самом деле, она – незаконнорожденная дочь предпринимателя.

Схема сработала идеально. В банковской среде быстро распространился слух, что в Нью-Йорке живет наследница многомиллионного состояния. Однако проверить эту информацию никто не решался – банкирам вовсе не хотелось портить отношения с влиятельным бизнесменом.

В течение следующих 8 лет Кэсси купалась в роскоши. Банки выдавали ей гигантские ссуды одну за другой, ничуть не сомневаясь в платежеспособности клиента. Только в 1904 году, когда один из кредиторов, все же решил проверить, как обстоят финансовые дела у заёмщицы, обман раскрылся. Карнеги в глаза не видел никакой «дочери».

В 1905 году мошенницу приговорили к 14 годам тюремного заключения. Правда, уже два года спустя пятидесятилетняя миссис Чедвик скончалась в стенах своей камеры.

Принцесса Карабу

Весной 1817 года на улицах британского городка Алмонсбери появилась странного вида девушка: смуглая кожа, темные глаза, на голове – тюрбан, сооруженный из черной шерстяной шали. Документов у незнакомки не было. Она ни слова не знала по-английски, сама же изъяснялась на причудливом, никому не известном наречии.

Появление таинственной путницы поставило обитателей города в тупик. По тогдашним законам бродяжничество каралось чрезвычайно строго. Девушку следовало отправить за решетку или в работный дом, однако правоохранители не решились поступить с бедняжкой так жестоко.

Мировой судья графства Сэмюэл Уоралл, посовещавшись с женой, решил до поры до времени не предпринимать радикальных мер в отношении загадочной незнакомки: гостью поселили в судейском доме.

Вот тут-то и началось самое интересное. Девушка поражала воображение домочадцев экзотическими привычками – отказывалась спать на кровати, отвергала алкоголь и все время возносила молитву неведомому богу. Единственным, что удалось выяснить миссис Уоралл, было имя незнакомки (или, может быть, название местности, откуда она родом) – Карабу.

Тем временем судейский дом превратился в самый настоящий музей. Посмотреть на чудо-девицу спешили ученые и путешественники со всех концов туманного Альбиона.

Как-то раз в гости к Уораллам наведался португальский моряк. Он смог «перевести» историю незнакомки. Оказалось, что красавицу, объяснявшуюся на редкой смеси диалектов, характерной для побережья Суматры, из отцовского дворца похитили пираты: Карабу оказалась самой настоящей принцессой.

Увы, «царствование» заморской гостьи на британской земле длилось недолго. Некая миссис Нил заметила портрет барышни в The Bristol Journal и опознала в ней свою квартирантку Мэри Бейкер-Уиллкокс.

К счастью аферистки, её благодетели не стали настаивать на судебном преследовании. Уораллы приставили к «принцессе» двух почтенных леди и посадили на корабль, уходящий в Америку.

Через несколько лет Мэри всё же вернулась в Англию, где пыталась заработать на образе загадочной Карабу. Когда же мошенница поняла, что её «принцесса» окончательно вышла из моды, она осела в Британии и занялась поставкой пиявок в Бристольскую больницу.

Княжна Тараканова

В 70-е гг XVIII века в Париже откуда ни возьмись появилась молодая дама, называвшая себя русской принцессой, черкесской княжной, султаншей и еще бог знает кем. Незнакомка тут же произвела фурор в парижском «свете»: привлекательная, образованная, она не оставляла ни единого шанса тому, кто желал бы усомниться в её благородном происхождении.

Как того требовали обстоятельства, красавица жила на широкую ногу. Она с упоением транжирила банковские ссуды, выданные под залог наследства персидского дядюшки, и капиталы своих многочисленных любовников.

Однако вскоре выяснилось, что загадочную княжну интересуют не только легкие деньги.

Идея попробовать себя в роли законной наследницы российского престола, дочери Елизаветы Петровны и её тайного супруга Алексея Разумовского, вероятно, возникла у «принцессы» не случайно. В Париже девушка познакомилась с польским шляхтичем Михаилом Доманским, убежденным конфедератом – сторонником свержения власти пророссийского правителя Польши, фаворита Екатерины II, Станислава Понятовского.

Поскольку чтобы убрать Понятовского с польского престола, следовало избавиться от Екатерины, конфедераты решили спровоцировать в России государственный переворот. Благо, почву для революционных настроений уже подготовил небезызвестный Емельян Пугачев.

К моменту, когда слухи о намерениях амбициозной красотки и её сподвижников дошли до Екатерины II, Версаль вовсю покровительствовал самозванке. Вслед за французами законность притязаний «наследницы» готовы были признать англичане и итальянцы. Но тут в игру вступил сподвижник Екатерины, граф Алексей Орлов.

По приказу императрицы, Орлов сделал вид, что всем сердцем верит «наследнице» и даже предложил княжне руку и сердце. Та, на радостях, согласилась. Свадьбу решили сыграть на «частице родной земли» – на русском судне.

Конечно, как только Тараканова ступила на борт корабля, её тут же бросили в трюм. Потом была тюрьма, допросы на «исторической родине». Однако Екатерине не пришлось ни казнить мошенницу, ни отправлять её в ссылку. Морское путешествие сильно подкосило здоровье «принцессы». Она скончалась через несколько месяцев ареста в Петропавловской крепости.

Анна Ламинит

На рубеже XV-XVI вв. в немецком городе Аугсбург на улице Святой Анны работал женский приют, в котором обитали бегинки, адепты популярного в те годы религиозно-светского движения.

В 1497 году в стенах общежития появилась новенькая. Семнадцатилетняя девушка была теской матери Богородицы, особо почитаемой членами аугсбургской общины. Её звали Анна Ламинит.

Говорят, к этому моменту Анне уже довелось стоять у позорного столба за недостойное поведение. Но оказавшись в обществе благочестивых дам, Анна быстро разобралась, что к чему, и принялась разрабатывать имидж «святой». Сначала были видения, приступы ясновидения и встречи с ангелами небесными. Потом Ламинит заявила, что дала обет голодания, который блюдет уже без малого 14 лет.

В Аугсбург устремились толпы паломников, желающих лично пообщаться со святой. Были среди них и люди известные – император Римской империи Максимилиан, его вторая супруга Бьянка Мария Сфорца. Заглядывал даже сам Мартин Лютер.

Разумеется, Анна прикидывалась пророчицей отнюдь не из спортивного интереса. Прихожане щедро благодарили святую, а также жертвовали на храм. Все эти деньги попадали в карман предприимчивой бегинки.

К счастью, не все верили в святость Ламинит. Однажды сестра римского императора Кунигунда Австрийская пригласила голодающую к себе в гости – в Пюттрихский монастырь. Тут-то пророчицу и засекли – оказалась, она не только ест и пьет, но и, как положено простым смертным, даже испражняется.

После разоблачения Анна вернулась в родной Аугсбург, где снова попыталась разыграть карту «голодающей святой», но Кунигунда отреагировала быстро – она просто выслала мошенницу из города.

Вскоре Ламинит арестовали. Оказалось, что помимо святотатства на её совести немало других грешков – она обманом вымогала деньги у бывшего мужа и даже была замешана в похищении ребенка.

Женщину казнили «гуманно». Вместо того чтобы, как полагается, сжечь её на костре, аферистку посадили в мешок и держали под водой, пока она не захлебнулась.

Жанна де ла Мотт

Графиня де ла Мотт прославилась благодаря знаменитому «Делу об ожерелье королевы», сыгравшему злую шутку с французской монархией.

После смерти Людовика XV в руках парижских ювелиров Бемера и Бассанжа осталось бриллиантовое ожерелье, изготовленное для фаворитки короля мадам Дюбарри. Стоимость украшения составляла порядка 2 миллиона ливров – космическая по тем временам сумма.

Людовик XVI и его супруга Мария-Антуанетта выкупать драгоценность отказывались – то ли в казне не было свободных денег, то ли королева не хотела носить бриллианты, предназначенные для другой женщины.

Но вскоре официальная позиция Версаля изменилась. Близкая подруга королевы графиня де ла Мотт уговорила августейшую особу приобрести ожерелье втайне от супруга. Сделку оформил кардинал Луи де Роган – часть причитающейся суммы он заплатил наличными, часть – заёмными письма с подписью королевы.

Однако когда наступил первый срок выдачи платежа, ювелиры обнаружили, что подпись на письмах подделана. Выяснилось, что Мария-Антуанетта знать не знает ни о своей «подруге», ни о покупке ожерелья.

Де ла Мотт запудрила мозги не только ювелирам, но и несчастному кардиналу, желавшему выслужиться перед своей госпожой – графиня устраивала ему встречи с королевой в версальском парке, в которых роль Марии-Антуанетты играла модистка Николь Леге.

Разумеется, когда афера раскрылась, Людовик XVI пришел в ярость. Жанну высекли плетьми, клеймили и отправили в тюрьму для проституток Сальпетриер. Но аферистке удалось сбежать – она отправилась в Британию, где опубликовала книгу, посвященную жизни и нравам обитателей Версаля. Говорят, этот труд оказал огромное влияние на революционное движение в стране.

Дорис Пэйн

Самая знаменитая бриллиантовая воровка XX века Дорис Пэйн родилась в нищем шахтерском поселке в Западной Вирджинии. После окончания школы она устроилась санитаркой в дом престарелых – в конце 40-х гг. черная девушка едва ли могла получить другую работу.

Еще в молодости Дорис промышляла мелкими кражами – она тянула с прилавков одежду, белье, игрушки. Заметив, как порой легко отвлечь внимание продавца, девушка решилась на свою первую крупную кражу.

Дело было уже после отмены расовой сегрегации, в конце 60-х гг. Мисс Пэйн основательно принарядилась и отправилась в один из ювелирных магазинов Питтсбурга. Представившись невестой местного богача, Дорис стала примерять бриллианты покрупнее, параллельно рассказывая байки о том, как сватался её суженый, как ей пришлось уговаривать своих родителей на брак…. Разумеется, на следующий день в ювелирке не досчитались одного колечка.

Вскоре Дорис поставила кражи на поток: она никогда никому не угрожала, не носила оружия. Под видом обеспеченной дамы – дочери, жены, невесты, сестры какой-нибудь известной персоны – Пэйн наведывалась в ювелирные салоны и, запудрив мозги продавцам очередной небылицей, выходила оттуда с бриллиантами в кармане.

Вскоре амбиции толкнули Дорис испытать на прочность ювелиров Европы. Воровать в Старом Свете оказалось даже проще, чем на родине. Европейцы гораздо терпимее относились к её цвету кожи.

Наконец, в 1984 году американской полиции удалось установить личность воровки. Стражи порядка направились прямиком к Дорис домой и, войдя, не поверили своим глазам. Женщина, укравшая драгоценностей на сотни тысяч долларов, жила на грани нищеты.

Часть вырученных денег она потратила на лечение больной раком матери и реабилитацию сына-наркомана. Остальное она отдавала в качестве пожертвований онкологическому госпиталю и на нужды местной церкви.

С тех пор Дорис регулярно попадала под следствие и регулярно выкручивалась или отделывалась непродолжительным сроком.

Адвокаты женщины напоминали присяжным о тяжелом детстве подсудимой и её благотворительной деятельности.

Тем не менее, после очередного процесса обвинителям стало ясно – пока Дорис на свободе, она не прекратит воровать. В 2015 году 84-летнюю преступницу все же приговорили к 5 годам тюремного заключения.

Источник: april-knows.ru

Комментарии
Комментарии