Как можно описать среднестатистического россиянина?

Стоит начать с того, что среднего россиянина не существует.
Как можно описать среднестатистического россиянина?

Например, Госкомстат России считает иногда средний возраст россиянина, который составляет 37 или 36 лет. Но что это говорит о возрастной структуре нашего общества? Ничего. Если посмотреть эту цифру в динамике, то десять лет назад эта цифра была на год меньше. Сейчас, мы старее. Но при этом гораздо более продуктивно было бы просто посмотреть на размер разных возрастных групп.

Еще пример. Наше общество состоит из 54% мужчина и 46% процентов женщин. Примерно половина на половину. Какая здесь может быть средняя? Никакой.

Смысл общества как раз в том, что оно состоит из очень большого разнообразного количества людей, которые вместе и создают это общество, своим разнообразием, а не своей общностью. Это и к возрастам применимо: есть и молодые, и средние, и старые – вместе получается сложная композиция.

Существуют также некие показатели усредненного дохода. Как его считают? Все деньги, заработанные обществом, делят на количество людей, получают некую среднюю цифру. Говорит ли эта цифра что-нибудь о том, сколько зарабатывает большое количество людей в России? Нет. Это ни о чем не говорит. Если все получают рубль, а кто-то миллиард, какая будет средняя? Миллион, но кто получает миллион? Никто. Но здесь можно повернуть вопрос в другую плоскость.

Например, считается, что в России разрыв между доходами разных групп населения достаточно велик, значительно выше, чем когда-либо был в нашем обществе раньше, по сравнению с тем, что было в советское время, когда доходы людей чрезвычайно мало отличались друг от друга. Условно, самый бедный отличался от самого богатого в восемь раз.

Сегодняшние цифры – это пятьдесят или даже больше (при этом мы не берем самую верхушку богатых людей, которых очень мало). Россияне сейчас чувствуют это очень остро, так как разрыв этот увеличился за последние 20 лет очень существенно. Но при этом, социально-экономические отношения в обществе сейчас гораздо более разнообразны, чем в советское время.

Интересный поворот этого вопроса в том, что схожесть россиян между собой по многим параметрам (по взглядам и ценностям, например) выше, чем схожесть, например, американцев, которые более диверсифицированы в своих взглядах. Среднестатистического россиянина нет, а есть бесконечное количество нас.

Общество становится очень сложным по составу (например, меняется национальный состав), это порождает множество проблем, но это рождает и разнообразие, уникальность, возможности. Можно говорить скорее о неких преобладающих тенденциях, о больших группах, которые определяют профиль общества. Но при этом меньшинства определяют профиль общества не меньше, чем большинство. Например, предприниматели – их в любом обществе очень мало, от двух до десяти процентов. В США, например, этот показатель очень высок, но их все равно очень мало.

Это меньшинство, но оно задает тон всему обществу. В России, например, интеллектуалы тоже не велики числом, но они также, во многом, определяют образ общества.

А это понятие «средний россиянин» просто очень удобно потому, что позволяет очень линейно описывать общество, не вдаваясь в сложную композиционную структуру, которая, на самом деле, и является единственно интересной. Это вопрос «шаржирования» человека, суда же можно отнести анекдоты про поляка, русского и американца, которые о чем-то спорят, выражая тем самым общее мнение и национальные черты характера какой-то группы.

Но не существует никаких национальных ценностей, национальных идей – существует человек, который находится на разных этапах своего жизненного цикла. Например, молодые люди – перед ним стоят определенные задачи и цели. Которые будут неизбежно отличаться от целей и задача старшего возраста. Единый порыв может быть идеологическим и представлен он в телевизоре, а внутри – это бесконечное разнообразие. В то же время, возникают некие специфические вещи в обществе, которые захватывают определенное количество людей.

Сегодня это некий тренд патриотизма, подогреваемый, конечно, средствами массовой информации, но усвоенный большим количеством людей. В то же время, еще пять лет назад эти чувства были значительно слабее. То есть некие чувства, которые на какой-то момент занимают умы и сердца общества. Я выделяю патриотизм и соревновательность (на страновом уровне), а в 90-х чувство соревновательности было развито на межличностном уровне, амбициозность общества росла, теперь она падает, мы общаемся на крупно-групповых уровнях (уровне государств).

Но я думаю, что с течением времени и эта тенденция сменится новыми чувствами.

Источник: thequestion.ru

Комментарии
Комментарии