Как создавалась боевая машина Renault R 35

Развитие французских легких танков после Первой мировой войны пошло по пути модернизации Renault FT.
Как создавалась боевая машина Renault R 35

После долгих экспериментов, одним из результатов которых стал Renault NC, пехотное командование приняло решение о разработке танка боевой массой 12 тонн. Энтузиаст танкового дела ЮРИЙ ПАШОЛОК делится историей разработки французского легкого танка Renault R 35.

Этот проект увенчался созданием 14-тонного Renault D1, по размерам и боевой массе приближавшегося скорее к машинам среднего класса. D1 преследовало много проблем технического характера. Да и массовым он не был: на фоне более чем 3,5 тысяч Renault FT, которые предстояло заменить, 160 этих танков выглядели каплей в море. Одним словом, французское пехотное командование крепко задумалось. Плодом этих размышлений стал новый танк Renault R 35, сыгравший роковую роль в поражении Франции летом 1940 года.

Обратно в 6-тонный класс

Новый импульс к дальнейшему развитию французских танков придали технологии изготовления брони. В то время броневые листы, как правило, соединяли между собой при помощи клёпки. Как противопульная защита клёпаные соединения были вполне пригодны, но конструкция корпусов при этом получалась довольно сложной.

Первыми, кто хотя бы частично применил при изготовлении корпусов сварку, в 20-е годы стали немцы, но про их танки в виду повышенной секретности тогда ещё никто не знал. Ещё одной альтернативой было литьё. Даже самые первые Renault FT имели литые носовые детали корпусов и литые башни, но по ряду причин эта технология в производстве прижилась не сразу. Вновь к литью французы вернулись лишь к началу 30-х годов — да и то, ограничившись поначалу башнями.

Между тем использование литых деталей обещало заметное упрощение изготовления корпусов. При этом деталь получалась однозначно прочнее клёпаной конструкции. Первопроходцами, рискнувшими предложить массово внедрить литьё при производстве танков, стали инженеры фирмы Hotchkiss из Сен-Дени (ныне этот город к северу от Парижа превратился в один из его пригородов).

Оружейный гигант представил свою первую боевую машину ещё в 1909 году, но то был броневик, а к танкам до поры до времени эта фирма отношения не имела. Тем не менее, концепция, предложенная инженерами Hotchkiss, пехотное командование французской армии сильно заинтересовала. При толщине брони 30 мм и больше технологичность литья оказывалась выше. К тому же фирма Hotchkiss предлагала таким способом создать лёгкий танк, которого французской пехоте так не хватало.

Однако отдавать такой важный проект на откуп фирме, которая до того танками вовсе не занималась, французская армия не решилась. 2 августа 1933 года были сформулированы требования на разработку нового лёгкого танка, который должен был заменить безнадёжно устаревшие Renault FT. Требования во многом перекликались с теми, что предъявлялись в своё время к будущему Renault D1.

Согласно им, новый танк должен был иметь броню толщиной 30 мм и вооружаться либо двумя пулемётами, либо пушкой калибра 37 мм. Разница состояла в том, что при этом боевая масса нового танка должна была оставаться на уровне Renault FT (6 тонн). То же самое касалось и численности его экипажа (2 человека).

Очень похожей должна была быть и средняя скорость — 8–10 км/ч. Одним словом, военные «заказали» тот же Renault FT, но с защитой от крупнокалиберных пулемётов.

​Родилась подобная идея у французской пехоты не случайно. Согласно воззрениям пехотного командования, со времён Первой мировой войны тактика боевых действий на суше к началу 30-х годов почти не изменилась. Успехи Renault FT в сражениях 1918 года создали иллюзию того, что массовое использование лёгких пехотных машин и является основным способом применения танков.

По этой логике выходило, что чем больше танков производилось, тем лучше, а в условиях снижения расходов на оборону маленькие двухместные машины, сочетающие низкую цену и толстую броню, выглядели настоящей палочкой-выручалочкой.

Того, что в остальном мире давно наметилась тенденция к росту скорости танков и превращению их из средства усиления пехоты в отдельный мобильный род войск, французские военные как будто и не замечали.

На спецификацию от 2 августа 1933 года откликнулось 14 фирм. Одной из первых среди них оказалась Renault. В то время локомотив французского танкостроения занимался параллельно целым рядом проектов. Среди них была разведывательная танкетка Renault VM, создававшаяся для кавалерии и позже принятая на вооружение под индексом AMR 33.

Примерно в это же время велись работы над ещё одной машиной для кавалерии — Renault VO (это была уже вторая машина с таким названием). Отработанная на этих объектах концепция маленького танка с передним расположением трансмиссии стала отправной точкой при разработке нового лёгкого танка для пехоты. К слову, позаимствовали эту концепцию французы у англичан: Renault VM «вырос» из транспортёра Renault UE, а тот, в свою очередь, был французским развитием английской танкетки Carden-Loyd.

Концепция нового лёгкого танка для пехоты, получившего обозначение Renault ZM, стала обретать очертания к началу 1934 года. Сложных путей инженеры искать не стали и фактически переработали концепцию Renault VM на новый лад. Танк получил корпус, собираемый в основном из литых деталей. По своей форме он здорово напоминал танкетку для кавалерии.

Ведущие катки и трансмиссия находились впереди, боевое отделение было сдвинуто немного назад. При этом механик-водитель находился в рубке, смещённой влево. Это позволило сделать танк очень компактным. Достаточно сказать, что по длине он оказался лишь чуть длиннее Renault FT. Несмотря на смещение боевого отделения назад, двигатель, в отличие от Renault VM, не находился прямо в нём. По правому борту размещались коробка передач и вал к трансмиссии.

Такое техническое решение позволило избежать одного из главных недостатков подобной схемы — роста высоты корпуса. Ходовая часть также не создавалась с нуля, а была позаимствована у Renault VO.

Опытный образец танка было решено вооружить спаркой пулемётов. Первоначальная конструкция башни, которая, к слову, проектировалась как пушечная, представляла собой куполообразную конструкцию с пушкой, смещённой вправо. Проведя расчёты, инженеры Renault пришли к выводу, что при такой компоновке внутри остаётся очень мало места.

Башню перепроектировали, и в результате получилась совсем другая конструкция, больше напоминавшая Renault VM, но изготовленная методом литья. Сзади и сверху башни предусматривались люки. В таком виде танк и вышел к декабрю 1934 года на испытания, опередив всех конкурентов. Правда, к тому моменту условия конкурса несколько поменялись.

Перехват лидерства

22 мая 1934 года пехотное командование изменило спецификацию на лёгкий танк поддержки пехоты. Согласно новой её редакции, толщина брони увеличивалась до 40 мм, поскольку теперь танк должен был «держать» выстрел 25-мм пушки.

От пулемётного варианта вооружения заказчики отказались. Кроме того, максимальная скорость вырастала и должна была составить до 15–20 км/ч. К тому моменту из 14 фирм в конкурсе принимали участие уже лишь 7, а реально контракты на изготовление военные подписали с четырьмя: Delaunay Belleville, Compagnie générale de Construction de locomotives (Batignolles-Châtillon), Forges et Chantiers de la Méditerranée (FCM) и Renault.

Поскольку к тому моменту фирма Renault уже строила опытный образец ZM, вышел он именно таким, как того требовала исходная спецификация. Строить ещё одну машину не стали: 20 декабря 1934 года комиссии был представлен переделанный прототип, толщина брони которого осталась на уровне 30 мм. До 40 мм была утолщена только броня башни, в результате чего боевая масса танка возросла до 7,5 тонн.

После демонстрации комиссии в опытный Renault ZM стали вносить дополнительные изменения. Например, появились надгусеничные полки, а глушитель с кормы переместился на левый борт.

Главным же изменением стала новая башня, которую установили на танк в начале 1935 года. Её создателями были инженеры танкового подразделения Ateliers de Puteaux (APX). Этот оружейный гигант также вступил в конкурс на создание 6-тонного танка, но финансирование на постройку прототипа ему так и не дали.

Это не помешало APX построить свой опытный образец, а ещё раньше, 18 апреля 1934 года, конструкторы APX представили проект новой башни, получившей индекс APX R (APX Rueil). Именно эта башня и «прописалась» на опытном образце Renault ZM. Она получилась заметно лучше собственной конструкции Renault, а главное, несла соответствующее спецификации вооружение, состоящее из 37-мм пушки SA 18 и пулемёта MAC Mle.1931.

Отдельно стоит рассказать об установленном в танке вооружении. Дело в том, что пушка SA 18, использовавшаяся в Renault FT, не устраивала французских военных уже в 1926 году. Причины, по которым SA 18 оказалась в качестве вооружения на новом танке, были чисто экономическими. Во-первых, довольно сложное финансовое положение заставляло французскую пехоту экономить на всём — даже на металле для производства новых танков.

Это, собственно говоря, и было одной из причин появления аналога Renault FT, с более мощной бронёй, но примерно в той же весовой категории. Во-вторых, пушек SA 18 было произведено довольно много, и стояли они в «старичках» Renault FT. Когда в 1934 году началось перевооружение Renault FT на пулемёты MAC Mle.1931, переоснащали ими не только пулемётные, но и пушечные танки. Таким образом, появился излишек «свободных» танковых пушек.

Параллельно с перевооружением, списывались и Renault FT, выработавшие свой ресурс. Это тоже оказалось источником дополнительных «освободившихся» пушек.

Масса танка ещё больше увеличилась, что не могло не сказаться на его динамических характеристиках. Ещё одним из проблемным местом оказалась чересчур маленькая длина корпуса, из-за чего возможности преодоления траншей были ограничены. Решение оказалось простым и бесхитростным: танк получил «хвост», аналогичный тому, что ставился на Renault FT.

Несмотря на все выявленные проблемы, модифицированный Renault ZM оказался победителем конкурса. Дело в том, что фирма Hotchkiss, в свое время оказавшаяся инициатором организации этого конкурса, из него самоустранилась. Остальные танки-конкуренты либо оказались ничуть не лучше танка Renault, либо требовали серьёзной доработки.

В сложившейся ситуации пехотному командованию не оставалось ничего лучшего, кроме как 29 апреля 1935 года принять Renault ZM на вооружение под названием Char léger Modèle 1935 R (лёгкий танк обр.1935 фирмы «Рено»). Первый заказ на R 35 составил 300 танков. Машины получили регистрационные номера начиная с 50001. За первым заказом последовал следующий. Французская пехота, наконец, получила долгожданную замену стареньким Renault FT.

Между тем одним только слабым вооружением проблемы этого танка не ограничивались. Первоначальная масса в 6 тонн к моменту начала серийного производства Renault R 35 выросла почти до 11. И если установленный в танке мотор Renault 447 мощностью 85 лошадиных сил обеспечивал исходному Renault ZM неплохую подвижность, после всех переделок его удельная мощность составила всего 7,7 лошадиных сил на тонну.​Проблемной оказалась и ходовая часть, изначально создававшаяся для кавалерийской танкетки и больше подходящая для ровной поверхности. На бездорожье она себя вела неважно: пять опорных катков на борт было явно маловато, да и подвеска не очень подходила для преодоления крупных неровностей. Несмотря на такие проблемы, общий выпуск Renault R 35 составил 1540 танков. Реально заказ был ещё большим (1800 штук + 500 добавилось сразу после начала войны), но сложившаяся ситуация не дала реализовать эти планы.

Печальные результаты экономии

Некоторое отрезвление пехотного командования в отношении своей «обновки» произошло в 1937 году. Французские военные не обошли вниманием начавшуюся в Испании гражданскую войну, а сводки оттуда приходили тревожные. Выяснилось, что во всё больших количествах в боях стали применяться противотанковые пушки, прежде всего немецкие 3.7 cm Pak. В июне 1937 года «эталонный» R 35 с регистрационным номером 50004 обстреляли сначала 25-мм пушкой, а затем и немецкой 3.7 cm Pak. Результаты для французских военных оказались крайне неприятными.

Выяснилось, что сама по себе толщина брони совсем не означает надёжной защиты. Проблема литых деталей в том, что при равной с катаной бронёй толщине их стойкость ниже на 10–15%. Из 18 выстрелов, сделанных пушкой 3.7 cm Pak по танку, 14 оказались с пробитием брони.

Для немецкой пушки ни корпус, ни башня французского танка не стали серьёзной проблемой. Ещё более неприятным открытием стало то, что из 22 выстрелов 25-мм пушки 13 также смогли пробить броню Renault R 35.

Неудивительно, что после таких, мягко говоря, неожиданных результатов командование французской пехоты стало с большим энтузиазмом смотреть на FCM 36. Хотя этот танк был вдвое дороже, чем Renault R 35, он изготовлялся из катанных бронелистов, установленных под рациональными углами наклона и соединенных между собой сваркой. Да и ходовая часть у детища Forges et Chantiers de la Méditerranée оказалась куда более приспособленной для преодоления бездорожья.

В сложившейся ситуации, впрочем, серьёзные изменения проводить было уже поздно. Как бы ни был хорош FCM 36, он был дорогим, а производственные возможности Forges et Chantiers de la Méditerranée были ограничены. И даже фирма Renault не до конца справлялась с военным заказом, в результате чего французская пехота заказала 100 танков Hotchkiss H 35 (по сути это был полный аналог Renault R 35).

Одним из частичных решений проблемы оказалось решение после выпуска 1350 башен APX R заменить её на сварную башню Tourelle FCM, которая устанавливалась на FCM 36. Резон в этом был, поскольку сварная башня была явно крепче литой, но тут возникла другая проблема.

В 1938 году французских военных внезапно осенило, что пушка SA 18 при текущей тенденции роста брони скоро не сможет пробить даже лёгкий танк. Ответом на это запоздалое озарение стала срочная разработка 37-мм пушки SA 38, со 100 метров пробивавшей 29 мм брони.

Конечно, этого было уже маловато даже для 1938 года (немцы как раз в это время запускали производство танков с лобовой бронёй 30 мм), но всё же лучше, чем SA 18 с её менее чем 20-мм бронепробитием. При этом испытания показали, что у башни Tourelle FCM после интенсивной стрельбы начинают разрушаться сварные швы. В итоге пришлось ставить новую пушку в старую литую башню APX R. Правда, и этого ждать пришлось очень долго, ведь, помимо Renault R 35, в новой пушке нуждались Hotchkiss H 35 и сменившие их Hotchkiss H 39. В результате SA 38 начали устанавливать в Renault R 35 уже под самый занавес их производства. Одним из первых танков, получивших новую пушку, была машина с регистрационным номером 51295.

Уже из этого можно сделать вывод, что «длинноствольных» R 35 было меньше 250 штук. На самом деле их было и того меньше: анализ фотографий показывает, что примерно половина из танков, построенных после машины 51295, вооружены старой SA 18.

Результаты устаревших взглядов на применение танков, основанных на опыте Первой мировой войны, французской армии пришлось расхлебывать в боях мая-июня 1940 года. Впрочем, первыми, кто опробовал Renault R 35 в бою, были поляки.

Польская армия получила 50 танков этого типа, но из-за недостаточной обученности экипажей и по ряду других причин применение R 35 в сентябре 1939 года оказалось скомканным. Часть машин досталась немцам и Красной армии в исправном состоянии.

В целом можно сказать, что польские танки 7TP были куда более ценными машинами, поскольку оказались более манёвренными и легко пробивали любые немецкие танки того периода. Что же касается непосредственно боёв во Франции, то их итоги оказались вполне закономерными. Renault R 35 стал самым массовым французским танком Второй мировой войны (если не считать архаичного Renault FT), но при этом он был совершенно к ней не приспособлен.

Никаких массовых и неторопливых атак сотнями танков в стиле сражений Первой мировой теперь не было и в помине. Воевать пришлось с высокомобильным противником. Фактически танковые батальоны (BCC, Bataillon de Chars de Combat), оснащённые Renault R 35, выступали в роли статистов, от которых мало что зависело. Дрались французы яростно, но что можно сделать, когда твоя пушка не способна пробить большинство немецких танков, а твоя броня пробивается 37-мм пушками на дистанциях меньше 300 метров?

И это не считая того, что командир французского танка — одновременно и наводчик, и заряжающий, а иногда ещё и радист. Даже старенький и признанный самими французами неудачным Renault D1 оказался в новой войне более эффективным. За свою экономность и просчёты с выводами о характере грядущей войны французы заплатили очень дорого.

Источник: www.livejournal.com

Комментарии
Комментарии