Правила вежливости в дореволюционном городе

Неофициальный городской кодекс хорошего поведения сто лет назад.
Правила вежливости в дореволюционном городе

Не шуметь после 23:00, не парковаться на тротуаре и здороваться в лифте — это, пожалуй, самые банальные заповеди современного воспитанного горожанина. А как выглядел неофициальный городской кодекс хорошего поведения сто лет назад? Рассказываем в новом выпуске «Факультатива по истории».

Приведи в порядок свою планету

Простите за нескромный вопрос: во что вы обуты? Сейчас лето — жара стоит, наверное, вы в сандалиях или легких белоснежных кедах. А что такого? Все логично, не в сапогах же по улицам ходить. Но еще в XIX столетии такую роскошь, как открытую обувь, вы бы вряд ли себе позволили. Хотя бы потому, что немощеные городские улицы представляли собой страшное грязевое месиво. Тротуары домовладельцы обязаны были строить за свой счет. По обеим сторонам дороги, чуть отступив от домов, рылись канавы, а сверху клались доски. Средств на хорошую древесину хватало не всем, часто тротуар строили из плохого леса, абы как, поэтому доски быстро гнили, и ступив на них, можно было провалиться в канаву. В этом случае домовладельцу следовало бы проявить такт и заботиться о пешеходе, если он ушибся или потерял сапоги в густой жиже напившихся нечистот. На деле же все кончалось словесной перепалкой.

Еще одно правило, вытекающее из предыдущего, — канавы перед своим забором следовало регулярно прочищать, но, к сожалению, правилом этим тоже зачастую пренебрегали, и в скором времени уличная яма наполнялась дохлыми курами и кошками, а дышать приходилось ароматами разлагающихся животных и конского навоза.

Помимо всевозможных запахов улицу наполнял страшный шум. Тут уж никуда не деться — деревянные колеса телег ошинованы железом и страшно гремят о мостовую, кони ржут и бьют копытами, извозчики кричат свое «Поберегись!» А что делать, если хочется тишины? Вот еще одно правило выживания в городе: единственный способ смягчить стук колес и снизить уличный шум — постелить перед домом солому. Так делали, если, например, в семье кто-нибудь болел и домашним требовался покой.

Стреляй собак, уважай голубей

В отличие от огромных экипажей, велосипед — куда менее шумный вид транспорта. Однако ездить на нем мешали дворняги, норовящие укусить ездока за мелькающие пятки. Специально для велосипедистов выпускались компактные карманные револьверы «Велодог». И если бродячих собак никто не жалел, не дай вам бог было обидеть голубя. Голубь издавна почитался священной птицей, а его убийство считалось святотатством. Отправляясь на городское гуляние, следовало взять копеечку на корм для птиц и купить у баб моченого гороха.

«Ваше бродь», «Ваш сиясь»

И напоследок еще одно правило. Сегодня перед нами остро стоит проблема, как обратиться к человеку на улице. Мы просто не знаем, что сказать: «товарищ» уже давно неуместно, «господин» — старомодно, и в крайних случаях используются уродливые обращения «мужчина» и «женщина» или «девушка» и «молодой человек». Перед нашими предками такой проблемы не стояло, важно было лишь запомнить, кого как называть, потому что вариантов была уйма.

Крестьян называли «баба» и «мужик», и это не было обидным. Простой люд отвечал господам обращениями «барин», «господин», «ваше благородие». Люди равного положения использовали «мадам», «месье», «господин», «госпожа». Назвать мужчину «мужчиной» могла только проститутка. Некоторые нынешние бранные слова (например, «сволочь» в ту пору еще не успели приобрести грубой окраски, а слуги и вовсе порой обращались к хозяевам «на ты». Гончаров вспоминал, как один из матросов, обращаясь к нему, сказал: «…На вот, ваше высокоблагородие, мойся скорее… а я пока достану полотенце тебе рожу вытереть!».

Источник: Дилетант

Комментарии
Комментарии