Женщины СССР: мать-героиня

Вспоминаем, как жили многодетные матери.
Женщины СССР: мать-героиня

Появление почетного звания «Мать-героиня» 8 июля 1944 года должно было раз и навсегда решить демографическую проблему в стране. Вспоминаем, удалось ли это и как жили многодетные матери.

Демографическая политика

Первые матери-героини появились в СССР в конце войны. Советские войска 26 марта 1944 года вышли к государственной границе. Указ об учреждении ордена и звания появился 8 июля. Но и раньше было понятно, что человеческие потери просто огромные – для выхода из демографического кризиса требовались срочные меры.

В других странах мира в таких ситуациях привлекали мигрантов и начинали платить огромные пособия за рождение детей. Ни первый, ни второй вариант не подходил. Нужен был совершенно другой, советский, путь.

Партийное руководство довольно успешно практиковало искусственную стимуляцию энтузиазма населения. Искусственную – потому что подкреплять его соответствующей материальной базой забывали.

Например, требовалось увеличить производительность труда. Но поднимать нормы без увеличения зарплаты – бесполезно. Тогда появились стахановцы и соцсоревнования. Бригады и смены ставили рекорд за рекордом, годовые планы спешили выполнить за десять месяцев, пятилетку начали вытягивать за четыре и даже три года. Под шумок многие даже не замечали, что ежедневные нормы росли. Деторождение решили повышать по такому же сценарию.

Была разработана целая система. Кроме ордена «Мать-героиня» (10 детей и больше) начали вручать орден «Материнской славы» трех ступеней (7-9 детей) и медаль «Материнства» двух ступеней (5-6 детей).

По всему Союзу стали искать женщин, подходящих для первого вручения. По первоначальным задумкам, искали члена компартии, но такой не обнаружили. Тогда решили первые звания дать женщинам, чьи дети воевали и погибли на войне. Торжественное награждение состоялось в Москве 1 ноября того же года, во Дворце Советов.

Четырнадцать орденов вручал революционер и партийный деятель Михаил Калинин. Естественно, все это активно обсуждалось в прессе. После репортажа с награждения газеты регулярно стали писать о многодетных матерях и о той заботе, которую они получали от государства.

Орденом не ограничились. К запрету абортов, который был введен еще в 1936 году, добавили значительное усложнение процедуры развода. Изначально в СССР для него требовалось только заявление одного из супругов в ЗАГС.

С 1936 года в ЗАГС должны были прийти оба, а уже с 1944 года разойтись стало возможно только судебным путем. При этом вначале документы подавались в суд Народный. Там были обязаны попытаться сохранить ячейку советского общества и только в случае неудачи передавали дело в настоящий суд. Кроме того, увеличили налог на холостяков и бездетных и ввели его для тех, у кого было только один или два ребенка.

Орден на груди, грамота на стене

Изначально отношения народа к ордену было негативным. Общество было патриархальным и деревенским. В селе большие семьи были не редкость. До столыпинских реформ земельные наделы распределяли на семью каждый год и размеры его зависели от количества иждивенцев.

После революции, когда крестьяне получили землю, каждый ребенок – это еще и работник. Поэтому многие просто не понимали, зачем давать ордена и медали за обычное дело. Да и ощутимой экономической выгоды они поначалу не давали.

Многодетная мать могла рассчитывать на материальное пособие, но было оно небольшое. До указа 1944 года деньги получали только при рождении седьмого ребенка, после него кроме единовременной выплаты шли еще небольшие ежемесячные.

Женщина, которая могла бы претендовать на звание, а его не давали автоматически, получала при рождении одиннадцатого ребенка пять тысяч рублей сразу и еще 300 рублей каждый месяц. Для сравнения, четверо детей сулили 1300 и 80 рублей соответственно.

Восхищаться огромными суммами не надо. Речь идет о рублях до деноминации 1961 года. По официальной статистике, средняя зарплата в 1950 году была на уровне 601 рубля, так что суммы получались довольно скромными.

Килограмм картофеля при этом стоил один рубль, а бутылка водки, которую многие тогда называли жидкой валютой, – от 21,2 до 30,7 рубля. Но для тех, кто еще помнит советские цены, можно просто поделить на десять. То есть выплаты по факту рождения 11-го ребенка в реальных деньгах составляли пятьсот деномированных рублей сразу и 30 рублей раз в месяц. Но и эти суммы продержались всего два года.

Уже в 1947 году вышел указ Президиума Верховного Совета СССР, в котором их уменьшили в два раза. Цитируем: «В настоящее время, когда народное хозяйство страны находится на подъеме, курс рубля укрепился и его покупательная способность значительно поднялась, было бы несправедливым сохранить без изменения увеличенные размеры пособий военного времени и следовало бы уменьшить эти размеры пособий матерям по крайней мере наполовину».

Этот уровень сохранился до самого развала СССР. Мать-героиня получала 250 рублей сразу и 15 рублей каждый месяц. Не удивительно, что орден долгое время прятали в сундук, а не носили. Хватало и грамоты дома в гостиной.

Первые в очереди за дефицитом

Продержалось скептическое отношение к званию до середины пятидесятых. Тогда статус «матери-героини» резко стал весьма полезным. Все дело в льготах, которые он давал. С точки зрения современного человека их было немного: бесплатное питание для детей в школе, проезд раз в год на железнодорожном транспорте и школьная форма, за путевки в пионерлагерь платили 5%, а не 20%, еще имели право на улучшение жилищных условий, ну и возможность проходить вне очереди. Однако для СССР последние два пункта очень многое меняли в жизни.

Многодетные матери получали жилье в первую очередь, что само по себе было довольно приятно. В СССР квартиры давали бесплатно, исходя из потребностей в жилплощади. Как определялась потребность – это отдельный разговор, но очевидно, что с десятью детьми жить в комнате или даже отдельной двухкомнатной квартире не очень удобно.

Процедура была относительно простой. Надо было стать в специальную очередь в местном горкоме или на родном предприятии. А лучше и там, и там. Многодетные семьи могли претендовать на большую жилплощадь, плюс получали ее без многолетнего ожидания. Обычно им давали пятикомнатные, но тут все зависело от городских властей. Иногда просто соединяли несколько квартир.

Примерно так же работали и все остальные очереди на дефицитные товары. Обычный человек, собрав необходимые деньги на цветной телевизор, шел в магазин записываться в очередь, чтобы через несколько месяцев получить право совершить покупку.

Мать-героиня могла купить его практически сразу, если тот был в наличии. Для особо востребованных позиций приходилось записываться в очередь для льготников, она была короче. Для справки, всего в СССР звание «Мать-героиня» получили 431 тысяча женщин.

В качестве особой милости городские власти разрешали им заглянуть в закрытые распределители и тайные секции магазинов. Или просто выдавали пакет из дефицитных продуктов. Нечасто, обычно это приурочивалось к государственным праздникам и Новому году.

Отношение к матерям-героиням сильно отличалось в различных регионах. Многое напрямую зависело от возможностей города и желаний конкретного Первого секретаря. Единой системы не существовало. Иногда случалось, что помимо города «шефство» над ними брало какое-то богатое предприятие.

Но и забытых многодетных женщин тоже хватало. Сын Анны Алексахиной, получившей орден под номером 1, вспоминает, что их семья никаких особенных преференций не получала. Перед приездом различных делегаций им даже завозили временно мебель, чтобы создать видимость благополучия.

«Человек рожден для труда». К.Д. Ушинский

Даже при самом благоприятном отношении горкома, максимально используя все льготы и возможности, воспитать десять детей в СССР было не самой легкой задачей. Проблемы начинались с детского питания, колясок, одежды и особенно обуви. Последняя стоила недорого: от 3 до 10 рублей. За взрослые ботинки в магазине пришлось бы отдать 30-60 рублей.

Форму многодетные семьи получали бесплатно, что решало вопрос, в чем будет ходить ребенок полдня. Все остальное не выбрасывалось, а донашивалось, но вот сохранить, скажем, сандалии было просто невозможно.

Самой же большой проблемой долгое время оставалась стирка. Почти до самой хрущевской оттепели стиральные машины просто не выпускались. Самые первые модели стоили в шестидесятых шестьсот рублей, при средней зарплате 80-110 рублей это была роскошь. Но даже высокая цена не помогла справиться с ажиотажным спросом. Достать стиралку было не проще, чем автомобиль.

Агрегаты были крайне примитивными, по большому счету эти вертикальные баки с двигателем могли делать только одно – крутить вал с маленькими лопастями, благодаря чему белье полоскалось в воде. Центрифуга с отжимом появилась уже в конце семидесятых. Про автомат многие узнали уже в перестройку. Чтобы обстирать большую семью, около стиралки приходилось буквально жить.

Особенности выживания в условиях тотального дефицита можно описывать долго. Многодетным семьям в некоторых вопросах было немного проще, но зачастую все упиралось в нехватку денег. Доступ к дефицитам – это только полдела. Поэтому очень часто многодетные мамы выходили на работу, обычно не на полный рабочий день. В большинстве случаев старшие сыновья и дочери тоже устраивались куда-то еще до окончания школы.

Если в семье работало несколько подростков, жить было проще. Вот только вариантов для несовершеннолетних было немного. Жить как в нынешней Европе, когда некоторые семьи существуют исключительно за счет пособия на ребенка, в СССР не получалось.

Картина получилась не очень благостная. Совсем не такая, как принято сейчас рисовать поклонниками возврата в прошлое. Но и не такая безнадежная, как в девяностых, когда и эти скромные льготы героиням потеряли смысл или были отменены.

Источник: Апрель

Комментарии
Комментарии