Итальянец — о странных отношениях местных с капучино

Итальянец рассказывает, почему ритм жизни в Петербурге напоминает ему римский и как страна, о которой сложилось столько негативных стереотипов, сделала его еще более открытым.
Итальянец — о странных отношениях местных с капучино

ВОЗРАСТ 56 лет

РОД ЗАНЯТИЙ фотограф

В ПЕТЕРБУРГЕ 1 год

Чему вас научила Россия?

Еще 22 года назад я узнал, что у меня рак. Я прошел химиотерапию, и теперь мое здоровье в полном порядке. Единственное, что осталось у меня после рака, — невозможность иметь детей. А я очень сильно люблю детей.

Прошло 20 лет с момента моей болезни, и в 2014 году я решил, что хочу делать что-то, чтобы помогать другим. Я каучсерфер, так что просто написал своим друзьям из Европы и Южной Америки и попросил их помочь найти организацию, которая заботится о детях, больных раком. Я получил три ответа: из Украины, Бразилии и России. В итоге решил отправиться именно в Россию и по-настоящему полюбил Петербург, когда побывал здесь впервые. Город очень энергичный, в нем есть что-то мистическое.

В том же 2015 году у меня появилась идея сделать серию фотографий детей, которая показывала бы, какие они прекрасные. И я отправился в Японию, Южную Корею, Китай, на Филиппины. Я видел много детей, очень красивых, но и очень бедных. Многие из них жили на улицах, у кого-то были родители, но их семьи жили в чудовищных условиях. Я провел там две недели в феврале и на неделю вернулся в марте — в итоге у меня оказалось очень много снимков.

Когда я отсмотрел весь отснятый материал, я решил сменить тему с красоты детей на детские проблемы: болезни, бедность, уличная жизнь. И у меня получилась выставка «Украденное детство», которую мы открыли здесь в Петербурге, в лофте «Этажи». Теперь у меня возникла идея, возможно, слишком амбициозная: показать эту выставку и в других странах, в Азии.

Я приехал в Петербург в начале июня год назад. И сразу обратился в фонд AdVita, прошел интервью и начал работать с ними в качестве волонтера в госпитале в Песочном. Преимущественно я просто играю с детьми, так как не знаю русского языка. Они все очень маленькие, четыре-семь лет, так что английского они, конечно, не знают. Но чтобы играть вместе, знать язык совсем не обязательно: достаточно жестов, улыбок. Иногда я их фотографирую или просто даю свою камеру поиграть, это их очень веселит.

Думаю, в России я стал ещё более открытым, чем был. Люди вокруг полны стереотипов о русских: из-за политики и давления медиа многие думают, что русские — жестокие, пьющие и эгоистичные. Когда я общаюсь с моими друзьями, я стараюсь донести до них, что всё совсем не так. Конечно, в России есть глупые люди — они есть везде, и в Италии, и во Франции. Но большинство людей здесь очень и очень приятные.

Кто сыграл для вас важную роль?

Благодаря каучсерфингу у меня много друзей в России. Например, моя подруга Полина помогла мне с поиском места в фонде AdVita и съемной квартиры и ее арендой. Другой мой друг помогал с организацией моей выставки в «Этажах», что было не очень просто. До сих пор у меня не было каких-то серьезных проблем, но я знаю, что вокруг меня есть много людей, готовых помочь.

Вообще, мой опыт каучсерфинга заставляет меня задуматься о том, как здорово, что мне удалось обзавестись такой сетью друзей по всему миру. Я очень благодарен моим родителям, которые научили меня быть открытым миру. Это особенно важно сейчас, когда люди в Италии становятся всё более закрытыми и всё хуже относятся к приезжим (это связано прежде всего с проблемой мигрантов).

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Петербург?

В Петербурге довольно странная погода, даже летом подолгу идут дожди. И холод мне дается непросто. Но в целом я не жалуюсь, местная погода мне очень даже подходит: я с Сицилии, но не особенно люблю жару.

Кроме того, я из очень простой семьи: мой отец — рыбак, который стал шефом в гостиничном ресторане, мать — домохозяйка. И они всегда учили меня быть открытым и восприимчивым к тому, что меня окружает.

Что касается еды, то когда я путешествую, стараюсь есть те блюда, которые едят местные. По-другому ведь глупо: везде есть блюда итальянской кухни. Единственное, мне сложно найти в Петербурге хорошее мясо, а я его очень люблю. Иногда возникают проблемы и с другими продуктами, это, конечно, связано с непростыми отношениями с Европой в этой области. Чтобы купить что-то итальянское, я иногда хожу в «Стокманн»: там дороже, но и выбор продуктов интереснее.

Пять находок в Санкт-Петербурге

Альтернативные музеи

Конечно, мне очень нравится Эрмитаж и другие большие музеи Петербурга. Но, с другой стороны, я никогда не изучал искусство, у меня нет какого-то искусствоведческого бэкграунда. Поэтому, когда я стою перед картиной, иногда вообще ничего не чувствую. Для меня намного интереснее, например, ходить на выставки на «Пушкинской, 10». Конечно, это выставки совсем иного порядка, чем эрмитажные, но мне они ближе и интереснее. Еще мне очень нравится бывать в лофтах, там тоже часто выставляют что-то занятное.

Крыши

Мне нравится эта традиция забираться на крыши и оттуда осматривать город, а иногда и чтобы просто выпить или перекусить. Пусть даже это не всегда законно.

Открытость местных к итальянцам

Может быть, мне просто везет, но большинство людей, которых я здесь встретил, очень дружелюбные и открытые. Еще здорово, что многие здесь говорят по-английски. И они становятся еще более приветливыми, когда узнают, что я из Италии. Люди здесь просто с ума сходят по моей родной стране. Я как-то даже сказал своему другу, что собираюсь продать всё свое имущество в Италии и перебраться жить в Россию, а он мне в ответ: да ты с ума вообще сошел, это мы всегда хотим продать всё, что у нас есть в России, чтобы поселиться в Италии.

Капучино в любое время дня

Русская кухня мне не особенно подходит, ведь я итальянец, а мы часто бываем избалованы в еде. Чаще всего я готовлю дома, а в кафе ем, только если встречаюсь с друзьями. Но что меня в такие моменты поражает, так это то, что люди здесь могут заказать капучино хоть в обед, хоть на ужин. В Италии такого не бывает, капучино — это напиток исключительно для завтрака и только.

Размеренный ритм жизни

Мне кажется, что Петербург, если сравнивать с Италией, похож на Рим, а Москва, в которой я также бывал, — на Милан. Люди в Риме намного более ленивые и расслабленные, и они привыкли в большей степени получать удовольствие от жизни: они гуляют, валяются в парках. Москва же, как отчасти и Милан, совершенно сумасшедшая, все носятся с раннего утра и до позднего вечера. Я долго жил в Милане и могу сказать, что именно для жизни Милан больше подходит, чем Рим. Но в то же время Петербург подходит для жизни больше, чем Москва.

Зачем вы здесь?

В ближайшее время я планирую пожить здесь и работать фотографом, так что со следующего месяца приступлю к изучению русского языка. Для этого хочу поступить еще и в университет в Петербурге. Кроме того, это поможет мне получить студенческую визу и избавиться от проблем по оформлению туристической, с которыми сталкиваются практически все европейцы.

Источник: Бумага

Комментарии
Комментарии