Француз — o пугающем алфавите и русской столовой

Французский инженер рассказал, чем ему нравятся местные водители, что не так с водостоками и кириллицей, а также каково с русскими работать.
Француз — o пугающем алфавите и русской столовой

Рене Байи жил в Москве и Владивостоке, теперь в Петербурге он заканчивает тестирование Корабельного моста. Французский инженер рассказал «Бумаге», чем ему нравятся местные водители, что не так с водостоками и кириллицей, а также каково с русскими работать.

Чему вас научила Россия?

Петербург — третий по счету город в России, где я побывал. Я начал с Москвы, прожил там месяц. Следующим был Владивосток, и уже надолго — на девять месяцев. С 3 июня прошлого года — в Петербурге. Да, я точно помню день, когда приехал. Ничего особенного тогда не случилось, кроме того, что я пошел гулять и забыл солнечные очки. Мне в глаза попадали крупинки грязи. Я еще удивлялся, откуда она здесь берется, мусора ведь на улицах нет.

Россия научила меня терпению! На работе мне приходится заполнять огромное количество бумаг. Чтобы совершить самое незначительное действие, нужно написать бумагу. Иногда остается только руками разводить от такого.

Здесь я чувствую себя в безопасности. Во Франции вы не увидите девушку в красивом платье в три часа ночи. Причем совершенно одну. Так что если русские девушки не боятся, то почему я должен? Проблем с досугом тоже не возникает: тут есть кинотеатры, показывающие фильмы на английском или с английскими субтитрами, я читаю русско-французскую газету.

В прошлом году попробовал выучить русский и понял, что это нереально. Меня пугает русский алфавит, по-моему, было бы гораздо лучше, если бы писали латинскими буквами. Для иностранцев проще! У меня плотный рабочий график, поэтому через какое-то время я отбросил идею овладеть русским языком. Может быть, научусь немного говорить, но писать и читать — нет, это кажется невозможным.

Кто сыграл для вас важную роль?

Компания, в которой я работаю, ведь именно она отправила меня сюда. И моя семья. Прошло уже много времени с того момента, как я начал работать по заданию компании в разных странах. Для меня важно открывать и узнавать новое: работа дала мне возможность путешествовать. Я живу вдали от дома уже восемь лет, но поддерживаю связь с семьей, они очень мне дороги.

Что бы вы хотели перенести из своей страны в Петербург?

Ничего. В Петербурге и так много французской культуры, чему я очень рад. Она прослеживается в самом городе: его устройстве, в архитектуре. Исторически Франция сильно повлияла на Российскую империю. Наша культура вдохновляла русских: Эрмитаж, Петергоф — всё это было создано после визитов во Францию. Если честно, между собой французы называют Петергоф маленьким Версалем. И это не потому, что он меньше — нет, даже наоборот, — а просто потому, что Петергоф был построен позже.

Немного не хватает разнообразия в еде. Питаюсь я в основном в столовой моего офиса. За время, проведенное в Петербурге, я выучил слова: «картошка», «рис», «макароны» — вот стандартные варианты. Иногда бывает что-то вегетарианское.

Столовая в России — интересное место. Например, большинство моих русских коллег переодеваются, когда направляются обедать. Они не придут в рабочей жилетке, как это сделают французы. Я заметил, что здесь самопрезентация очень важна, может, поэтому в Петербурге много роскошных автомобилей и практически каждый ходит с последним айфоном. Это не плохо, просто наблюдение со стороны.

Пять находок в Санкт-Петербурге

Отсутствие контейнеров для раздельного сбора

Такое ощущение, что здесь никто не сортирует мусор. Я снимаю квартиру в центре, но спустя год так и не выяснил, куда можно выбросить стекло и пластик. Хорошо, что у меня его бывает не так много. Удивительно, что нет контейнеров, ведь Петербург — туристический город.

Остановки трамваев

Я помню, как ехал на трамвае. Он остановился и открыл двери на середине дороги! Там не было ни специальной остановки, ни знака. Люди просто толпами выходили на проезжую часть. Это сейчас я знаю, что есть специальное правило: водители должны уступать пассажирам, идущим до тротуара. Но тогда мне казалось это безумным.

Водостоки

Странно, что, когда идет дождь, вода, стекающая по водостоку, еще больше заливает тротуар. Зимой вообще становится опасно: эта вода замерзает, образуя каток. Не понимаю, почему водостоки не могут быть спрятаны по европейской технологии.

Вежливость на дорогах

У меня есть международные водительские права, и я передвигаюсь по городу на машине. Легко заметить разницу между французскими и русскими водителями: русские легко пропустят тебя вперед даже в пробках. Много раз наблюдал такую картину: машина обгоняет пробку по другой полосе, включает указатель поворота — и ее быстро пускают обратно на полосу! Во Франции никто бы так не сделал: перестроиться-то бывает сложно, а здесь в полосу с пробкой вернуться.

Щетка от снега

Один раз я вышел из дома зимой и увидел свою машину, заметенную снегом. Тогда я понял, что автомобильная щетка в Петербурге просто необходима. Позже выяснилось, что может быть и хуже: когда после ночной чистки дорог весь снег оказывается на твоей машине. Метр снега! Очень много.

Зачем вы здесь?

У меня здесь работа — изучать и тестировать Корабельный мост. Моя компания занимается гражданским строительством: предлагает варианты решения технических проблем и структурный ремонт. Я тружусь в команде вместе с французскими, русскими и белорусскими инженерами. Порой найти общий язык бывает непросто: у русских и французов разные взгляды. Всем нужно учиться, но, кажется, в России иногда этого не понимают. Русские бывают самоуверенными, считают, что они самые опытные. Очень сложно им доказать, что они не правы. Но, несмотря на такую особенность, русские очень приветливые люди.

После того как мы закончим с мостом, мне придется уехать. Пока не знаю куда, единственное, что знаю точно — я не останусь в Петербурге. Просто здесь больше не осталось мостов, интересных компании, в которой я работаю.

Источник: Бумага

Комментарии
Комментарии